||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 апреля 2002 г. N 5-о02-55

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Галиуллина З.Ф.

судей Колышницына А.С., Ламинцевой С.А.

рассмотрела в судебном заседании 10 апреля 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Ф., Л., К. на приговор Московского городского суда от 26 декабря 2001 года, по которому

Ф., <...>, с высшим образованием, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. ст. 30 ч. 1 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 9 лет. по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества; по ст. 222 ч. 3 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 3 года; по ст. ст. 33 ч. 4 и 286 ч. 3 п. п. "а", "в" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 3 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Л., <...>, со средним образованием, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. ст. 30 ч. 1 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 8 лет; по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества; по ст. 222 ч. 3 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 3 года, по ст. ст. 33 ч. 4 и 286 ч. 3 п. п "а", "б", "в" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 3 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества,

К., <...>, со средним образованием, судимый 24 ноября 1999 года по ст. ст. 30 ч. 3 и 158 ч. 3 п. "б" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы (освобожден 6 июля 2000 года на основании Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с Победой в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов",

осужден к лишению свободы по ст. ст. 30 ч. 1 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 8 лет; по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества; по ст. 222 ч. 3 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 3 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

По ст. ст. 33 ч. 4 и 286 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ К. оправдан за отсутствием в его действиях состава этого преступления.

Заслушав доклад судьи Колышницына А.С., объяснения осужденного Ф., поддержавшего доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ф., Л., К. осуждены за приготовление к убийству потерпевшего А.; разбойное нападение на него; незаконное приобретение, передачу, хранение, перевозку, ношение взрывчатого вещества. Ф. и Л. также признаны виновными в подстрекательстве совершению должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий.

Преступления совершены в период середины лета по 6 октября 2000 года в городах Орле и Москве.

В судебном заседании осужденные вину признали частично.

В кассационных жалобах:

осужденный Ф. указывает, что нет доказательств его участия в приготовлении к убийству; в материалах дела отсутствует постановление о проведении оперативно-розыскных мероприятий, и, следовательно, все доказательства, добытые до 6 октября 2000 года, не имеют юридической силы; расшифровка аудиозаписи его разговора со свидетелем С. проведена не специалистом; необоснованно отклонено его ходатайство о прослушивании этой записи в суде; он не знал о наличии взрывчатого вещества у Л.; первоначальные показания он дал под воздействием работников милиции; суду не были предоставлены все доказательства; он не мог адекватно воспринимать обстановку в судебном заседании, т.к. у него ранее была черепно-мозговая травма. Просит приговор отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение либо на дополнительное расследование;

осужденный Л. обращает внимание на то, что приговор является незаконным; оперативно-розыскные мероприятия проведены без постановления; первоначальные показания он дал в результате оказанного на него воздействия, в допросах не участвовал адвокат; суд отклонил ходатайство о проведении фоноскопической экспертизы; показания свидетелей А. и С. противоречивые; нет доказательств его причастности к приготовлению убийства; никто из осужденных не знал о наличии у него взрывного устройства; он не подстрекал С. к превышению служебной полномочий. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение;

осужденный К. просит приговор отменить и дело направить на новое расследование или судебное рассмотрение, ссылаясь на то, что его вина не доказана в полном объеме, он не знал о многих деталях нападения; не дана оценка действиям С., который спровоцировал их на преступление; нет доказательств причастности его к приготовлению убийства; не было договоренности на разбойное нападение, и суд не указал, в чем заключалась опасность для жизни и здоровью А.; суд не учел показания Л. о том, что они не знали о наличии взрывчатого вещества, а также то обстоятельство, что у него несовершеннолетние дети, престарелые родители; суд также неправильно назначил ему вид исправительного учреждения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда в части осуждения Ф. и Л. по ст. ст. 33 ч. 4 и 286 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" подлежащим отмене, а дело прекращению производством. Кроме этого, подлежит изменению приговор в части назначения К. вида исправительного учреждения. В остальном приговор является законным и обоснованным.

Вина Ф., Л., К. подтверждается показаниями осужденных, потерпевшего, свидетелей, актами судебно-медицинской, биологической, баллистической экспертиз и другими доказательствами, анализ которым дан в приговоре.

То, что Ф., Л. и К. действовали по заранее разработанному плану по нападению на А. и завладению его денежными средствами и драгоценностями, все вместе организованно прибыли на место происшествия, где К. переоделся в камуфлированную форму и вместе с С., одетым в форму сотрудника правоохранительных органов, обманным путем проник в квартиру потерпевшего А., а после имитации С. применения в отношении А. электрошокового устройства, К. заклеил рот потерпевшего липкой лентой, а самого приковал наручниками к стойке бара, видно из показаний упомянутых лиц.

Доводы Ф., Л. и К. о том, что у них умысла на разбой и убийство не было, на что делается ссылка и в кассационных жалобах, судом тщательно проверены и обоснованно отвергнуты, поскольку они противоречат совокупности добытых по делу доказательств.

Как видно из показаний свидетеля С., Ф. и Л. предложили С. участвовать в разбойном нападении на А. с целью завладения денежными средствами в сумме около 600 тыс. долларов США и большим количеством ювелирных изделий, а также убить данного потерпевшего. За это они предложили ему 150 тыс. долларов США. Об этом С. доложил своему руководству и был внедрен в эту организованную группу, в которую вошел и К. Принимая участие в распределении ролей, он принял все меры, чтобы группа согласилась с его планом нападения и убийства А., и тем самым обезопасил потерпевшего. Л. для применения в ходе нападения на потерпевшего передал ему электрошоковое устройство. С. должен был под прикрытием милицейской формы обеспечить проникновение в квартиру потерпевшего, совершить убийство А. любым удобным ему способом, а после завладения его имуществом обеспечить беспрепятственный проезд группы до г. Орла под прикрытием служебного удостоверения, и об этом было известно всем участником группы.

Данные выводы суд обоснованно сделал на основании показаний свидетеля С., потерпевшего А. и других доказательствах.

Утверждения кассационных жалоб о недопустимости показаний свидетелей С. и А. необоснованны, поскольку эти показания последовательны, непротиворечивые, согласуются и подтверждаются совокупностью других доказательств, в том числе первоначальными показаниями Ф., Л. и К. об обстоятельствах разбоя и предполагаемого убийства.

Вышеприведенные, а также другие доказательства, положенные в основу приговора, вопреки доводам жалоб, получены с соблюдением требований закона и являются доказательствами виновности осужденных. Не вызывают сомнения в своей объективности и показания потерпевшего А. о том, что он на месте происшествия мог бы задохнуться, если бы работники, контролировавшие нападение, не смогли бы ослабить повязку, которой были перекрыты его рот и нос.

Что касается показаний свидетелей, упомянутых в жалобах, то они судом также надлежаще оценены.

Вопреки доводам кассационных жалоб, обстоятельства дела исследованы всесторонне, полно и объективно. Необходимости в проведении дополнительных следственных действий нет.

То, что по делу не проведена фоноскопическая экспертиза, не повлияло на полноту и всесторонность исследования обстоятельств дела.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, при производстве предварительного следствия и судебного рассмотрения дела не допущено.

Суд всесторонне, полно, объективно исследовал все обстоятельства дела, обоснованно признал Ф., Л., К. виновными в совершенных преступлениях и правильно квалифицировал действия Ф., Л., К. по ст. ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", 30 ч. 1 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 222 ч. 3 УК РФ.

Вместе с тем, суд необоснованно признал Ф. и Л. виновными в подстрекательстве на совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий, поскольку умыслом их охватывалось привлечение С. к совершению преступлений как частного лица, а не сотрудника органов внутренних дел.

В связи с этим, приговор в части осуждения Ф. и Л. по ст. ст. 33 ч. 4 и 286 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ подлежит отмене, а дело прекращению производством за отсутствием в их действиях состава этого преступления.

При назначении наказания Ф. и Л. судебная коллегия учитывает тяжесть содеянного, личность виновных и все обстоятельства дела.

Что же касается вида исправительного учреждения назначенного К. судом, то он подлежит изменению, поскольку предыдущим приговором ему назначено отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима, а этот приговор был отменен не по этим основаниям. В связи с изложенным, на основании ст. 340 УПК РСФСР, приговор в части вида исправительного учреждения, назначенного К., должен быть изменен.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 26 декабря 2001 года в части осуждения Ф., Л. по ст. ст. 33 ч. 4 и 286 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ отменить и дело производством прекратить. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 30 ч. 1 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 162 ч. 3 п. п. "а", "б", 222 ч. 3 УК РФ окончательно назначить Ф. 10 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества; Л. 8 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания обоим в исправительной колонии строгого режима; К. назначить отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"