||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 апреля 2002 г. N 70-о02-8

 

Председательствующий: Авличев В.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суд Российской Федерации в составе: председательствующего - Свиридова Ю.А. судей Яковлева В.К., Журавлева В.А. рассмотрела в судебном заседании от 9 апреля 2002 года уголовное дело по протесту государственного обвинителя Потаповой Г.Г. на приговор суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 22 ноября 2001 года, которым -

Д., <...>, несудимая, - по ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з" УК РФ оправдана за недоказанностью участия в совершении преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Яковлева В.К., заключение прокурора Кравца Ю.Н., не поддержавшего протест и полагавшего приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

органами предварительного следствия Д. предъявлено обвинение в совершении разбойного нападения на Х. по предварительному сговору с не установленными следствием лицами и умышленном убийстве потерпевшей с особой жестокостью, сопряженном с разбоем, по предварительному сговору группой не установленных следственными органами лиц, которые были совершены 25 ноября 1998 года в пос. Ханымей, Пуровского района Ямало-Ненецкого автономного округа Тюменской области при обстоятельствах, изложенных в обвинительном заключении.

Д. в совершении указанных преступлений виновной себя не признала как в стадии предварительного расследования, так и судебном заседании.

Суд, рассмотрев дело в судебном заседании, пришел к выводу, что вина Д. в совершении разбойного нападения на потерпевшую и убийстве ее материалами дела не доказана и постановил оправдательный приговор.

В кассационном протесте государственного обвинителя поставлен вопрос об отмене оправдательного приговора суда в отношении Д. и направлении дела на новое судебное рассмотрение, ссылаясь при этом на то, что суд необоснованно оправдал ее в совершении указанных преступлений. В протесте указано, что вина Д. в совершенных преступлениях подтверждается собранными по делу доказательствами, однако суд дал этим доказательствам неправильную оценку и признав их полученными с нарушением процессуальных норм, исключил из числа доказательств.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационном протесте, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

В соответствии со ст. 20 УПК РСФСР суд первой инстанции полно, всесторонне и объективно исследовал все обстоятельства дела, тщательно проанализировал все представленные органами предварительного следствия доказательства и дав им надлежащую оценку, обоснованно пришел к выводу о недоказанности вины Д. в совершенных преступлениях.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами протеста, в котором государственный обвинитель, предлагая отменить приговор, ссылается на те же доказательства, которым судом уже дана надлежащая оценка.

В подтверждение виновности Д. в совершении преступлений, органами предварительного следствия приведены результаты протокола осмотра места происшествия, заключения дактилоскопической и трасологической экспертиз, показания свидетелей.

Из дела видно, что основанием для неоднократного дактилоскопирования и задержания Д. послужило то, что на ее блузке, в которой она была одета 23 и 25 сентября 1998 года, была обнаружена кровь, выступившая после внутривенных уколов, которые, как бесспорно установлено материалами дела, сделала ей медсестра Б.

Это подтверждается и заключением биологической экспертизы (л.д. 140 т. 1), которым установлено, что происхождение обнаруженной на блузке Д. крови от самой Д. не исключается, а от потерпевшей данные пятна крови происходить не могут.

Другими данными о причастности Д. к совершению преступления органы следствия при ее задержании не располагали.

Из показаний допрошенных в качестве свидетелей М. и Н. усматривается, что сотрудники милиции пригласили их в качестве понятых при осмотре места происшествия, но в комнаты, где находился труп потерпевшей, и не пускали, что там происходило они не видели, как изымалась линза и очки, они также не видели. Затем ночью они подписали протокол осмотра места происшествия, конверты, но что в них находится, они не видели.

Эти показания М. и Н. суд обоснованно признал правдивыми, поскольку они даны не заинтересованными в исходе дела лицами, другими доказательствами они не отвергнуты, поэтому у суда не было оснований сомневаться в их показаниях.

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал протокол осмотра места происшествия полученным с нарушением требований ст. 135 УПК РСФСР, поскольку понятые в комнату, где находился труп потерпевшей, вообще не допускались, все действия, связанные с осмотром места происшествия, изъятием вещественных доказательств, происходили в их отсутствие, что опровергает доводы протеста о том, что при осмотре места происшествия и изъятии линзы и очков потерпевшей никаких нарушений не допущено.

В указанном протоколе осмотра места происшествия никаких отметок не сделано о нахождении папиллярных линий или следа пальца рук на изъятой с места преступления линзе от очков.

Судом также дана оценка показаниям допрошенных по инициативе суда в качестве свидетелей техник-криминалиста Муравленковского ГОВД Р. и следователя Муравленковской прокуратуры П., об обнаружении линзы с отчетливым отпечатком пальца, также показаниям эксперт-криминалиста Туровского РОВД Л. о том, что Р. обнаружил линзу с отпечатками пальца возле дивана, также о составлении фоторобота подозреваемой.

Однако фоторобот к материалам дела не приобщался, а из протокола осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 7 - 8) видно, что стекло от очков (линза) с помарками подсохшего темно-красного вещества с обеих сторон, обнаружена не возле дивана, а между голенями трупа.

С доводами протеста о том, что суд необоснованно исключил из числа доказательств выводы дактилоскопической и трасологической экспертиз также нельзя согласиться.

Поскольку осмотр места происшествия, как установлено судом, проведен с нарушениями требований процессуальных норм, поэтому протокол этого следственного действия признан судом не имеющим юридической силы, то и данные об изъятии линзы от очков потерпевшей при проведении этого следственного действия, не могут быть признаны проведенным с соблюдением норм УПК, а дактилоскопические экспертизы проведены на полученных с нарушением уголовно-процессуального закона предметах, поэтому, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УПК РСФСР признаны судом не имеющими юридической силы обоснованно.

То, что линза и оправа принадлежащих потерпевшей очков с одной правой линзой представляли собой единое целое, не может служить достаточным основанием для признания лица виновным в совершении убийства.

Оправданная Д. как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании последовательно отрицала свою вину и ее доводы о том, что она не причастна к совершенным преступлениям, собранными следственными органами доказательствами не опровергнуты. При каких обстоятельствах отпечатки пальцев рук Д. могли попасть на стекло от очков потерпевшей, следственными органами не установлены, а доводы Д. о том, что до 25 сентября, до совершения преступления в отношении Х. рабочий больницы М.О. предлагал ей вставить линзу в очки и она эту линзу взяла в руки, затем вернула ему, надлежащим образом также не опровергнуты.

С утверждениями, изложенными в протесте о том, что суд неполно проверил алиби Д. и необоснованно признал, что она в то время, когда было совершено преступление в отношении потерпевшей, находилась на рабочем месте, нельзя согласиться.

Как видно из материалов дела, судом принимались все возможные меры по проверке доводов Д. о месте нахождения ее в период времени, когда было совершено указанное преступление, при этом всесторонне и полно оценены показания всех допрошенных в качестве свидетелей сотрудников больницы и других свидетелей в совокупности со всеми материалами дела и обоснованно сделан вывод о том, что доказательств, подтверждающих, что в рабочее время она могла быть на месте преступления и причастна к убийству потерпевшей, не добыто.

При этом в приговоре подробно мотивировано, почему одни доказательства судом признаны правдивыми, а другие отклонены как недостоверные, учтено и то, что после совершенного преступления прошло длительное время и выяснялись причины изменения показаний некоторыми свидетелями.

При совершении убийства потерпевшей при указанных следственными органами обстоятельствах на одежде лица, совершившего это преступление, могли остаться брызги и другие следы крови, но на одежде Д. следы крови не обнаружены, хотя была задержана она в тот же день, когда было совершено преступление, никаких сведений о том, что она принимала какие-либо меры по сокрытию следов преступления, следственными органами также не добыто.

При таких обстоятельствах, когда все возможные меры по сбору доказательств, подтверждающих вину Д. в совершении преступлений исчерпаны, а собранные по делу доказательства всесторонне, полно и объективно оценены судом, вывод о том, что предъявленное Д. обвинение носит лишь предположительный характер, сделан судом обоснованно и правильно постановлен оправдательный приговор за недоказанностью ее участия в преступлении.

Таким образом, выводы суда, изложенные в приговоре, надлежащим образом мотивированы и ставить их под сомнение у судебной коллегии не имеется оснований.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 22 ноября 2001 года в отношении Д. оставить без изменения, а кассационный протест - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"