||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 апреля 2002 года

 

Дело N 67-Г02-17

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                          Потапенко С.В.,

                                                    Харланова А.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 9 апреля 2002 г. дело по заявлению прокурора Новосибирской области о признании противоречащими федеральным законам отдельных положений Закона Новосибирской области "О бюджетном устройстве и бюджетном процессе в Новосибирской области" по кассационному протесту прокурора прокуратуры Новосибирской области на решение Новосибирского областного суда от 25 января 2002 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Потапенко С.В., выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей отменить решение суда, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Закон Новосибирской области "О бюджетном устройстве и бюджетном процессе в Новосибирской области" был принят 22 декабря 1994 года, опубликован в газете "Ведомости Новосибирского областного Совета депутатов" 23.02.95.

Прокурор Новосибирской области обратился в Новосибирский областной суд с заявлением о признании отдельных положений Закона области "О бюджетном устройстве и бюджетном процессе в Новосибирской области" противоречащими Бюджетному кодексу РФ, Федеральному закону "О введении в действие Бюджетного кодекса Российской Федерации", признании их недействующими и не подлежащими применению.

Представители Новосибирского областного Совета депутатов К. и Ф. признали требования прокурора области частично.

Решением Новосибирского областного суда от 25 января 2002 г. требования прокурора удовлетворены частично. Суд признал противоречащими федеральным законам, недействующими и не подлежащими применению со дня вступления решения суда в силу статью 2; статью 3; часть 1 пункта 1 статьи 6; часть 2 пункта 1, пункт 2 статьи 6; пункты 1 и 2 статьи 4; пункт 1 статьи 9; статью 12; абзац 3 пункта 4 статьи 23 Закона Новосибирской области "О бюджетном устройстве и бюджетном процессе в Новосибирской области". В остальной части заявления в удовлетворении прокурору Новосибирской области отказано.

В кассационном протесте, поданном участвующим в деле прокурором прокуратуры Новосибирской области, поставлен вопрос об отмене решения в части отказа в удовлетворении заявления и о вынесении нового решения по тем основаниям, что судом неправильно применены нормы материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного протеста прокурора, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения протеста и отмены решения, постановленного в соответствии с установленными в суде обстоятельствами и требованиями закона.

В ст. 1 Закона области бюджет Новосибирской области определен как "форма образования и расходования денежных средств для обеспечения функций органов государственной власти и местного самоуправления".

По мнению заявителя, данная норма противоречит абз. 2 ст. 6 БК РФ, где бюджет понимается как "форма образования и расходования фонда денежных средств, предназначенных для финансового обеспечения задач и функций государства и местного самоуправления".

Поскольку понятие бюджета в Законе области носит общий характер, не имеет принципиальных противоречий со ст. 6 БК РФ, не нарушает в связи с этим чьих-либо прав и законных интересов, то у суда первой инстанции не было оснований для признания ст. 1 оспариваемого Закона области противоречащей федеральному законодательству.

В соответствии с пунктом 2 ст. 10 Закона области в целях сбалансированности бюджета областной Совет депутатов и представительные органы местного самоуправления могут устанавливать предельные размеры дефицита бюджета. Если в процессе исполнения бюджета происходит превышение предельного уровня дефицита или значительное снижение поступлений доходных источников бюджета, то вводится механизм секвестра расходов.

По мнению заявителя, данная норма Закона области противоречит пунктам 4 и 5 ст. 92 БК РФ, установившим, что размер дефицита бюджета субъекта РФ не может превышать 15 процентов, а местного бюджета - 10 процентов, а также противоречит статьям 229, 230 БК РФ, которыми предусмотрено введение режима сокращения расходов бюджета в случае, если в процессе исполнения бюджета происходит снижение объема поступлений доходов бюджета или поступлений из источников финансирования дефицита бюджета, регламентирован порядок принятия соответствующих решений органами государственной власти и органами местного самоуправления.

Суд первой инстанции обоснованно указал, что оспариваемой нормой Закона области не устанавливается конкретный размер предельного дефицита бюджета. Он определяется Законом области "Об областном бюджете Новосибирской области" на очередной финансовый год в размерах, определенных в п. п. 4 и 5 ст. 92 БК РФ.

Как видно из ст. 1 Закона НСО "Об областном бюджете Новосибирской области на 2002 год", предельный размер дефицита областного бюджета на 2002 год установлен в сумме 83551,2 тыс. руб., что составляет 0,964% к объему доходов областного бюджета без учета помощи из федерального бюджета. То есть установленный Законом области предельный размер дефицита бюджета не превышает установленный п. 4 ст. 92 БК РФ 15-процентный размер дефицита бюджета.

Суд сделал правильный вывод, что не может быть признано противоречащим ст. ст. 229, 230 БК РФ положение п. 2 ст. 10 Закона области, предусматривающего общее положение о введении механизма секвестра расходов, если в процессе исполнения бюджета происходит превышение предельного уровня дефицита или значительное снижение поступлений доходных источников бюджета. В оспариваемой норме не изложен механизм секвестра, применен только сам термин, предполагающий использование механизма, установленного в статьях 229 и 230 БК РФ, которыми надлежит руководствоваться в случае, если в процессе исполнения бюджета происходит снижение объема поступлений доходов бюджета.

В подпункте "б" пункта 1 ст. 17 Закона области установлен перечень документов, составляемых к проекту бюджета. По мнению заявителя, это положение противоречит п. 2 ст. 182 БК РФ, которым установлен иной перечень документов, в частности адресная инвестиционная программа на очередной финансовый год, план развития государственного и муниципального сектора экономики, структура государственного или муниципального долга и программа внутренних и внешних заимствований, предусмотренных на очередной финансовый год для покрытия дефицита бюджета, и другие.

Однако оспариваемая статья не действует и не нарушает чьих-либо прав и законных интересов. Ее действие приостановлено статьей 9 Закона области от 03.07.2000 N 110-ОЗ "О порядке внесения рассмотрения и принятия Закона Новосибирской области "Об областном бюджете Новосибирской области на 2001 год". Поэтому суд правомерно отказал в удовлетворении требований прокурора в названной части.

Пунктом 4 ст. 21 Закона области установлен порядок финансирования областного Совета депутатов, контрольно-счетной палаты Новосибирской области. Прокурор области усматривает противоречие данного положения Закона области абзацу 13 ст. 6 БК РФ, в котором дано понятие бюджетного процесса, не предусматривающего положений о финансировании конкретных получателей бюджетных средств.

Однако в ст. 6 БК РФ дано только общее понятие бюджетного процесса, не предполагающее перечисление конкретных получателей бюджетных средств. Более конкретно участники бюджетного процесса перечислены в ст. 152 БК РФ. Новосибирский областной Совет депутатов и контрольно-счетная палата являются в соответствии со ст. 152 БК РФ участниками бюджетного процесса. В п. 4 ст. 21 Закона области установлен порядок финансирования этих органов, то есть урегулирован бюджетный процесс в части исполнения областного бюджета по финансированию областного Совета депутатов и контрольно-счетной палаты.

Заявитель также оспаривает ст. 7 Закона области "Самостоятельность бюджетов", в которой перечислены собственные источники доходов бюджетов, ссылаясь на ее противоречие статьям 7, 8, 31 БК РФ.

Суд первой инстанции правильно отметил, что принцип самостоятельности бюджетов как принцип бюджетной системы Российской Федерации закреплен в статье 31 БК РФ. В Законе области он воспроизведен из федерального законодательства.

По содержанию ст. 7 Закона области, перечисляющая собственные источники доходов бюджетов, не противоречит ст. 47 БК РФ, устанавливающей виды собственных источников доходов бюджетов.

Выводы суда первой инстанции мотивированы, соответствуют собранным по делу доказательствам, и оснований для признания их неправильными не установлено. Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд правильно разрешил возникший спор, а доводы, изложенные в кассационном протесте прокурора, являются необоснованными.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Новосибирского областного суда от 25 января 2002 г. оставить без изменения, а кассационный протест прокурора прокуратуры Новосибирской области - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"