||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 апреля 2002 г. N 20-О02-14

 

Председательствующий: Магомедов М.М.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Говорова Ю.В.

судей - Степанова В.П. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 8 апреля 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного Я. и адвоката Кахриманова А.Р. на приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 11 декабря 2001 года, которым

Я., <...>, чеченец, с образованием 9 классов, женатый, несудимый, -

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к восьми годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., заключение прокурора Третецкого А.В., полагавшего необходимым исключить указания суда о нападении Я. на потерпевших с целью хищения их оружия, о признании использования осужденным оружия обстоятельством, отягчающим наказание, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Я. признан виновным и осужден за разбойное нападение на работников Ногайского РОВД Республики Дагестан группой лиц по предварительному сговору с применением оружия и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего А., совершенное при указанных в приговоре обстоятельствах 27 октября 1998 года.

В кассационной жалобе осужденный Я. указывает, что с приговором он не согласен, находит его незаконным и необоснованным.

По мнению осужденного, дело рассмотрено необъективно, односторонне и неполно, с нарушением ст. 20 УПК РСФСР, в связи с чем выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Полагает, что они основаны на предположениях. Показания А., К. и Ю. противоречат друг другу. Излагает, что первый из названных лиц указал, что видел его (Я.) стреляющим в свете вспышки, а К. пояснял, что видел его стреляющим в свете габаритных огней автомашины. Ю. и М. показали, что в салоне машины "УАЗ" горел свет и они не видели, кто конкретно стрелял. Считает, что А. давал неверные показания, в той ситуации он не мог разглядеть человека и определить его (Я.). А. давал противоречивые показания относительно его (осужденного) одежды. С точки зрения осужденного, потерпевшие "наговаривают" на него.

Его обвиняют в совершении преступления с применением оружия втомата АКМ, однако ст. 222 ч. 1 УК РФ ему не вменена. Нахождение у него автомата не доказано.

Утверждает, что доказательствам суд не дал полную оценку, не исследовал, как того требует закон, обстоятельства по делу.

Его роль в инкриминируемых ему деяниях, "побуждения" не установлены, вина не доказана.

Исходя из показаний потерпевших, были автоматы АКМ калибра 7,62 мм, по заключению же судмедэксперта пуля у потерпевшего соответствовала калибру 5,45 мм. Что послужило ранением голени К., не выяснено.

Отмечает, что можно прийти к выводу о том, что сотрудники Ногайского РОВД сами обстреляли свою автомашину.

Указывает, что ранее он не судим, является инвалидом 2 группы, как и его мать, у которой он единственный сын, характеризуется положительно. Эти обстоятельства не взяты судом во внимание в качестве смягчающих.

Просит приговор отменить, а дело прекратить за недоказанностью его вины в данном преступлении.

В дополнениях к жалобе указывает, что он не скрывался, проживал в Грозном, ездил в регионы страны по своим делам, поскольку является свободным гражданином в России и в розыске не был.

С точки зрения Я., следствием допущено много ошибок, в судебном разбирательстве - грубых нарушений. По делу нет конкретных доказательств его вины. Преступление он не совершал. Его дело подлежит прекращению за отсутствием состава преступления. Просит приговор отменить, направить дело на рассмотрение по месту его жительства на территории ЧРИ или в суд с участием присяжных заседателей.

В кассационной жалобе адвокат Кахриманов А.Р., выступающий в защиту осужденного, просит приговор в отношении Я. отменить за недоказанностью его вины и из-под стражи его освободить.

Указывает, что вывод суда о производстве его подзащитным выстрелов в автомашину основан на сомнительных показаниях работников милиции.

Обстоятельства случившегося не давали возможности работникам милиции видеть, стрелял ли Я. в машину.

Повод для необъективности у них был, так как они оказывали услуги Я., машину которого взяли на буксир, а он не предотвратил стрельбу, остался с теми, кто стрелял в сторону их машины.

Конкретных доказательств, изобличающих Я. в ношении, применении оружия и совершении разбоя не добыто.

Материалам дела даны противоречивые оценки. Обвинение Я. по ст. 222 ч. 1 УК РФ не предъявлено и в то же время он обвиняется в разбойном нападении с применением оружия. Это же обстоятельство признано отягчающим наказание.

Производившие выстрелы лица не допрошены, в отношении их дело выделено в отдельное производство, а Я. свою вину не признал.

Данных об умысле стрелявших совершить разбой нет. Показания работников милиции не согласуются в деталях между собой, их "действия не поддаются логическому рассуждению".

В дополнениях к жалобе адвокат утверждает, что они не могли определить, кто производил выстрелы в их сторону. Вспышка выстрела может осветить цель выстрела, но не человека, производившего его. Следственный эксперимент для этого не проведен. Версия о разбойном нападении опровергается фактическими обстоятельствами. Цели завладения машиной или оружием не было. В описательной части приговора суд исключить предполагаемый следствием объект - завладения оружием.

У Я. оружия не было, он его не держал в руках. У него была своя машина, а служебная автомашина милиции ему была не нужна.

Считает, что невиновного Я. осудили к суровой мере наказания.

Просит дать объективную оценку материалам дела и принять справедливое решение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия считает, что вина Я. в содеянном им подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Так, сам осужденный Я. пояснил в судебном заседании, что 26 октября 1998 года он находился в г. Грозном на автомашине "ВАЗ-21099". К нему подошли два человека, назвавшиеся по именам Б. и В., попросили отвезти их в Червленные Буруны Ногайского района Республики Дагестан. Он согласился. По приезде в Червленные Буруны они встретились с начальником поселкового отделения милиции - А., с которым были знакомы Б. и В. В доме А. они поужинали. Было уже поздно, темнело. Они собрались возвращаться домой. Б. и В. попросили А. сопроводить их до границы Чечни и Дагестана. А. с другими работниками милиции на милицейском "УАЗике" поехали с ними. По дороге его (Я.) автомашина сломалась. Они попросили сопровождавших их работников милиции отбуксировать его машину до ближайшего совхоза, что те и сделали, дотащили ее до какой-то фермы. По их просьбе работники милиции довезли его, Б. и В. до фермы N 1 Щелковского района Чечни.

Для возвращения у сотрудников милиции было мало бензина. Он (Я.) хотел купить им бензин, в его поисках зашел в один из домов, а Б. и В. оставались у машины с работниками милиции.

Выходя из дома, услышал звуки выстрелов подошел к месту, где стояли Б. и В. увидел, что последние стреляют из автоматов по отъезжавшему милицейскому "УАЗику". У Б. и В. были автоматы калибра 5,45 и 7,62 мм. Работники милиции не остановились, уехали.

Указал, что оружия у него не было, выстрелы в работников милиции не производил. Причины действий Б. и В. не знает. Они ему ничего не объяснили. В сговоре с ними он не состоял.

Доводы осужденного о своей непричастности к совершению установленного судом преступления несостоятельны, на материалах дела не основаны, противоречат им.

Потерпевший А. в судебном заседании пояснил, что он работал начальником поселкового отделения милиции в Червленных Бурунах Ногайского района Дагестана. Около 16 часов 26 октября 1998 года он встретил на улице работника таможенной службы Чечни - Б. по кличке "Бож" с двумя ранее незнакомыми ему лицами, одним из которых был Я.

Они находились на автомашине "ВАЗ-21099", которой управлял Я.

Он пригласил их к себе домой в гости, где они поужинали, употребляли, кроме него, спиртные напитки. Потом по их просьбе он решил проводить этих гостей до границы Дагестана с Чечней. К нему домой на служебной машине приехали М., Ю. и К.А. На этой машине все они поехали сопровождать Б., В. и Я. По дороге машина последних поломалась. На милицейском "УАЗике" они отбуксировали ее до фермы N 3. Оставив там машину чеченцев, а также К.А., взяв вместо последнего К., они повезли Б., В. и Я. до фермы N 1 Щелковского района Чечни.

Приехав туда, а это было около 3-х часов ночи, Б., В. и Я. зашли в один из домов, сказав, что купят бензин для заправки на обратный путь их (работников милиции) "УАЗика". Однако из того дома Б., В. и Я. вышли все трое с оружием - автоматами Калашникова. Сказали, что бензина не нашли, стали просить везти их дальше. Он отказался. Все они (работники милиции) сели в машину, чтобы уехать на свою базу, хотели ехать и тут стоявшие сзади чеченцы открыли по ним стрельбу из автоматов. По звуку, интенсивности выстрелов он понял, что стреляли из 3-х стволов. Во время стрельбы он видел силуэт человека, который стрелял в них сзади справа от машины. Определил, что это был Я. Он (А.) приказал К. открыть огонь. Когда тот произвел выстрел из подствольного гранатомета, стрельба со стороны чеченцев прекратилась, они (работники милиции) сумели уехать с места происшествия.

Указал, что до приезда на ферму N 1 у Я., Б. и В. он оружия не видел. Вышли они с автоматами из расположенного на ферме дома. У Я. тоже был автомат Калашникова.

В результате произведенных в них выстрелов он (А.) получил ранение в бок, в спину. К. был ранен в ногу.

При стрельбе в них сзади их машины кроме Б., В. и Я. других лиц не было.

Потерпевший К. пояснил в суде, что все трое чеченцев зашли на ферме N 1 в один из домов и вышли оттуда вооруженные. Сказали, чтобы они везли их дальше. Они (работники милиции) отказались, сели в машину и хотели уезжать. Раздались со стороны чеченцев крики: "Стой", началась в них стрельба. По команде А. он для производства выстрела открыл дверь автомашины. Сзади справа машины видел Я. с автоматом в руках, из которого последний стрелял в их сторону.

Указал, когда Я., Б. и В. заходили на ферме N 1 в что дом, оружия у них не было, а вышли оттуда все вооруженные. На ферме кроме них никого не было.

Выстрелами чеченцев он (К.) был ранен в ногу, получил ранения А.

Свидетель Ю. показал в суде, что на ферме N 1 трое чеченцев, в том числе и Я., зашли в дом, вышли оттуда с автоматами. Когда они собрались уезжать, те по ним стали стрелять, в результате были ранены А. и К.

Согласно заключений судебно-медицинского эксперта у А. имелось огнестрельное слепое ранение правой поясничной области с повреждением 12-перстной кишки, поперечно-ободочной кишки, которое причинено было в результате выстрела из огнестрельного оружия, являлось опасным для жизни, квалифицируется как причинившее тяжкий вред здоровью потерпевшего.

У К. имелось слепое огнестрельное ранение левой голени с повреждением сухожилий и мышц, которое было причинено в результате выстрела из огнестрельного оружия, повлекло за собой длительное расстройство здоровья, относится к повреждениям, причинившим вред здоровью средней тяжести.

Ранения потерпевшие могли получить в установленное судом время.

Из протокола осмотра автомашины "УАЗ-3151" госномер <...> видно, что на ней имелись пулевые повреждения, расположенные в основном с правой задней стороны.

Оценив доказательства по делу в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Я. в разбойном нападении на работников Ногайского РОВД Республики Дагестан, в том числе на потерпевших А. и К., с целью завладения автомашиной "УАЗ" группой лиц по предварительному сговору, с применением огнестрельного оружия, с причинением А. тяжкого вреда здоровью.

Действия Я. по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ судом квалифицированы верно.

Выводы суда мотивированы, они основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, которым при постановлении приговора дана правильная юридическая оценка.

Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями ст. 20 УПК РСФСР.

Положенные в основу обвинения осужденного доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

Не доверять показаниям потерпевших и свидетелей у суда оснований не было. Их пояснения согласуются между собой, подтверждаются другими фактическими данными по делу. Ранее у потерпевших и свидетелей с Я. не было отношений. Противоречий в показаниях этих лиц об обстоятельствах происшедших событий, имеющих значение для дела, а также между их пояснениями, их пояснений с другими материалами дела по делу не установлено. Потерпевшие и свидетели давали показания исходя из их личного восприятия событий, что каждый из них видел и запомнил.

Оговора Я. с их стороны судебная коллегия не усматривает.

Не соглашаться с выводом суда о достоверности показаний потерпевших и свидетелей оснований нет.

Доказательства по делу свидетельствуют о том, что Я. с другими лицами пошел в дом, где все они, в том числе он, вооружились огнестрельным оружием. Вышел осужденный вооруженным из дома вместе с другими лицами. На отказ работников милиции ехать дальше Я. с другими лицами с целью завладения автомашиной сразу начал стрелять в потерпевших из автомата.

Разбой признается оконченным преступлением с момента нападения с целью изъятия, завладения, хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, что имело место по настоящему делу.

При совершении преступления Я. и другие с ним лица использовали огнестрельное оружие по прямому его назначению. При этом А. был причинен тяжкий вред здоровью, а К. - вред здоровью средней тяжести.

Действовал Я. согласованно, совместно с другими лицами, с единым с ними умыслом в достижении общего результата - завладения автомашиной.

Доказательства по делу, фактические обстоятельства происшедших событий позволили суду признать, что осужденный в достижении задуманного действовал группой лиц по предварительному сговору.

Характер своих действий и действий других с ним лиц Я. сознавал.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено.

Доводы Я. и его защитника Кахриманова А.Р. в жалобах о том, что осужденный преступления не совершал, что вина его не доказана, о нахождении у него автомата при стрельбе в потерпевших доказательств не добыто, ссылки осужденного на то, что работники милиции сами обстреляли свою автомашину, опровергаются приведенными в приговоре доказательствами.

Сам по себе тот факт, что Я. не привлечен к уголовной ответственности по ст. 222 ч. 1 УК РФ, как о том утверждается в жалобах, не свидетельствует о невиновности осужденного в совершении установленного судом преступления и не говорит об отсутствии у него огнестрельного оружия при его совершении.

Рассмотрение дела без проведения следственного эксперимента, о котором указывает адвокат в жалобе, не помешало и не могло помешать суду всесторонне разобрать дело, при наличии по делу доказательств не повлияло и не могло повлиять на выводы суда о виновности Я. в содеянном.

Психическое состояние осужденного проверялось. По заключению судебно-психиатрической экспертизы Я. хроническим психическим заболеванием не страдал и не страдает. На период инкриминируемого ему деяния он не обнаруживал также признаков какого-либо временного расстройства психической деятельности. Действия его носили последовательный, целенаправленный характер, в его поведении не было признаков патологической интерпретации окружающей действительности. Он мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Объективность выводов врачей-экспертов сомнений не вызывает. Выводы экспертов мотивированы, они не противоречат материалам дела. Экспертиза проведена компетентными на то лицами.

С учетом данного заключения, личности осужденного, всех обстоятельств по делу в отношении инкриминируемых ему деяний Я. обоснованно признан вменяемым.

Для отмены приговора, как о том ставится вопрос в жалобах осужденного и его защитника, оснований не имеется.

Между тем, согласно ч. 2 ст. 63 УК РФ, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, то оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

Требования данного закона судом нарушены.

Суд признал Я. виновным в разбойном нападении с применением огнестрельного оружия, квалифицировал его действия, в том числе, и по этому признаку преступления. Одновременно это обстоятельство суд признал отягчающим наказание.

При таких обстоятельствах это указание суда из приговора подлежит исключению.

Постановляя приговор, суд указал, что Я. вступил в предварительный сговор с другими лицами на совершение нападения с целью хищения автомашины и оружия работников милиции. А далее, описывая деяния, суд признал лишь то, что Я. и "его товарищи" начали реализовывать свой преступный умысел на завладение автомашиной "УАЗ".

Кроме того, доказательств, свидетельствующих о намерении Я. похитить оружие работников милиции, суд в приговоре не привел.

В силу изложенного указание суда о совершении Я. разбойного нападения "с целью завладения оружием, которое находилось у работников милиции" из приговора подлежит исключению.

Несмотря на эти вносимые в приговор изменения, для смягчения Я. наказания судебная коллегия оснований не находит.

Наказание ему назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, его личности, в том числе данных, указанных в жалобах, всех обстоятельств по делу, влияния назначенного наказания на его исправление, на условия жизни его семьи. Назначенное осужденному наказание чрезмерно суровым, явно несправедливым не является, оно назначено в пределах санкции закона, соразмерно содеянному. При назначении Я. наказания требования закона судом не нарушены.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 11 декабря 2001 года в отношении Я. изменить, исключить указание суда о совершении Я. нападения "с целью завладения оружием, которое находилось у работников милиции", о том, что "обстоятельством, отягчающим наказание, является совершение преступления с использованием оружия", а в остальном данный приговор в отношении него оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ГОВОРОВ Ю.В.

 

Судьи

СТЕПАНОВ В.П.

ГРИЦКИХ И.И.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"