||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 апреля 2002 г. N 45-О01-237

 

Председательствующий: Селиванов А.Г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Говорова Ю.В.

судей - Степанова В.П. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 8 апреля 2002 г. дело по кассационной жалобе осужденного О. на приговор Свердловского областного суда от 2 октября 2001 года, которым

О. <...>, русский, с образованием 6 классов, холостой, неработавший, неучащийся, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ на семнадцать лет, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на одиннадцать лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений наказание О. назначено двадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Этим же приговором

А. <...>, -

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ на пятнадцать лет, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на десять лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений наказание А. назначено восемнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строго режима с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ А. и О. назначена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

Постановлено взыскать с А. и О. солидарно в пользу Ф.А. в счет компенсации морального вреда 100000 рублей.

Приговор в отношении А. не обжалован и не опротестован, рассматривается в порядке ст. 332 УПК РСФСР.

Заслушав доклад судьи Грицких И.П., объяснения осужденного О., поддержавшего свою кассационную жалобу, заключение прокурора Яшина С.Ю., полагавшего необходимым приговор в отношении осужденных О. и А. изменить, судебная коллегия

 

установила:

 

О. признан виновным и осужден за разбойное нападение на З. и Ф. группой лиц по предварительному сговору, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших, за убийство двух лиц - З. и Ф. группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем, совершенные 27 марта 2001 года в г. Красноуфимске Свердловской области при указанных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе осужденный О. находит приговор чрезмерно суровым в связи с неправильной квалификацией его действий по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ. Указывает, что он полностью признает свою вину в убийстве и хищении. В своих действиях глубоко раскаивается, сожалеет о содеянном. Не согласен с квалификацией его действий в части хищения, которое он совершил, как излагает в жалобе, после убийства, как разбойное нападение. До и на момент убийства у него не было умысла ограбить или отнять вещи, деньги. Убийство произошло из-за ссоры, из-за того, что ему не открыли дверь и стали выгонять из дома. Умысел на хищение вещей у него возник после убийства.

Считает, что его действия необходимо квалифицировать по ст. ст. 158 и 105 ч. 2 УК РФ.

Просит переквалифицировать его действия, смягчить ему наказание, учесть имеющиеся у него психические отклонения, выявленные судебно-психиатрической экспертизой. Думает, что психическая неуравновешенность толкнула его на убийство. Взять во внимание его молодость, состояние его здоровья.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия считает, что вина О. в содеянном подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Так, осужденный А. пояснил в судебном заседании, что 27 марта 2001 года в течение дня он и О. употребляли спиртные напитки. Вечером по предложению О. решили зайти к родственникам последнего с намерением занять у них денег на спиртное. Подъезд дома, где те проживали, был закрыт. Он через форточку окна, расположенного над входом, проник в подъезд, открыл дверь и впустил туда О. Подошли к квартире родственников О. Последний стал стучать в дверь. Он (А.) находился на лестничной площадке между 1 и 2 этажами. На вопрос женщины из квартиры О. отвечал, что это - О. На это женщина сказала, что О. служит в армии. Женщина и О. стали спорить. Потом О. как-то открыл первую дверь, выбил вторую. Планка замка вылетела. О. зашел в квартиру. Ф. стала на него (О.) ругаться, прошла с ним на кухню. Он (А.) тоже зашел в квартиру. Из комнаты в прихожую вышел З. Ф. вышла из кухни и стала выгонять их (осужденных) из квартиры. О. сказал ему (А.), что надо "убирать их", имея в виду убивать Ф. и З., увел Ф. на кухню. Увидев на столике у зеркала в прихожей вазу, он (А.) взял ее и ударил ею по голове З., отчего тот присел. Из кухни выбежала Ф., стала кричать: "Что вы делаете". Следом за Ф. из кухни вышел О., повторив, что их надо убирать, подал ему один лапоть. Он (А.) стал шнурком от лаптя душить З. О. в это время шнурком от второго лаптя душил Ф.

Убедившись в смерти стариков, О. вытирал кровь, пошел на кухню, искал в шкафу деньги, а он (А.) в комнате расстелил покрывало, сложил в него телевизор, радиоприемник.

Трупы они (осужденные) положили на кровать. Забрав покрывало, телевизор и приемник, прикрыв дверь квартиры, оттуда ушли.

Похищенное принесли к его родителям, которым рассказали, что убили 2-х человек и взяли у них эти вещи.

Родители предложили им идти в милицию, но они решили "проспаться, так как были пьяные".

Вечером их задержали работники милиции, похищенные ими (осужденными) вещи забрали.

Аналогичные показания в судебном заседании дал осужденный О.

При допросе в качестве обвиняемого с участием защитника на предварительном следствии А. признавал, что к потерпевшим они шли за деньгами. Когда зашли в квартиру, до начала посягательства на потерпевших О. сказал, что их надо убирать, они знают его в лицо, нужно искать деньги. С предложением О. искать деньги и убить потерпевших он молча согласился, именно по этой причине убил З., а О. задушил Ф.

Свидетель Г. показала в суде, что она проживала с внуком - осужденным О. в поселке Пудлинговый. В двадцатых числах марта 2001 года О. уехал в г. Красноуфимск и не вернулся. Потом от его матери ей стало известно, что он с другом совершили убийство Ф. и З. и за это задержаны работниками милиции.

Свидетель Ф.Т. пояснила в судебном заседании, что Ф. и З. проживали совместно в одной квартире. Однажды видела у них О. З. занимался изготовлением плетеных изделий, в частности, лаптей. Одна пара таких лаптей висела у них на стене в квартире. В квартире у погибших имелись телевизор, радиоприемник, старое покрывало. На зеркале в прихожей квартиры стояла большая хрустальная ваза.

Потерпевший Ф.А. показал в суде, что днем 28 марта 2001 года он пришел к своей матери - Ф., которая проживала со своим отцом - З. Двери квартиры были открыты. На одной из дверей была выбита накладка запорного устройства. На кровати в комнате, прикрытые одеялом, лежали трупы Ф. и З. В коридоре на полу находились осколки стекла.

О происшедшем он сообщил в милицию.

По прибытию сотрудников милиции, осмотрев квартиру, обнаружил исчезновение телевизора, радиоприемника и покрывала. В шкафу на кухне, в трельяже в комнате наблюдался беспорядок.

Похищенные вещи в ходе следствия были изъяты у осужденных и возвращены ему.

Из протокола осмотра места происшествия от 28 марта 2001 года видно, что трупы Ф. и З. были обнаружены на кровати в комнате квартиры <...>. На полу в коридоре этой квартиры находились осколки стекла, металлическая часть накладки замка одной из входных дверей. На стиральной машине лежали два лаптя со шнуровками со следами вещества бурого цвета. Пятна и мазки вещества такого же цвета были выявлены в указанных в протоколе местах квартиры.

Согласно заключений судебно-медицинских экспертов при исследовании трупа З. 1915 года рождения у последнего были выявлены:

а) горизонтальная полосовидная равномерно выраженная ссадина на левой боковой поверхности шеи в средней ее трети с желобовидным дном, дугообразная равномерно выраженная ссадина на передней правой боковой поверхности шеи в средней ее трети с желобовидным дном, ущемление языка и кровоизлияния в его мышцу, кровоизлияния в клетчатку гортани, в мышцы шеи;

б) поверхностные резаные раны в теменной области по срединной линии тела (1), в правой затылочной области (1), на завитке правой ушной раковины (1), на правом локтевом суставе (1), на правом коленном суставе (1), на правой стопе и другие;

в) ссадины на левом крыле носа (1), в правой дельтовидной области (1), на левом коленном суставе (2);

г) кровоподтек на тыльной поверхности левой кисти;

д) кровоизлияния в кожный лоскут волосистой части головы в теменной области (1) и в левой заушной области (1).

Вышеперечисленные повреждения имели признаки прижизненности, причинены были непосредственно перед наступлением смерти, указанные: в п. "а" были получены в результате сдавления - давления твердым эластичным предметом, возможно, шнурком, веревкой; в п. "б" - при ударно-травматических, поступательных воздействиях острого предмета; в п. п. "в", "г", "д" - при ударно-травматических воздействиях (удар, сдавление, трение) твердых тупых предметов либо от удара о таковые.

Смерть З. наступила от механической асфиксии вследствие удавления петлей. В этой части, отраженные экспертом в заключении телесные повреждения имели признаки тяжкого вреда здоровью.

В момент сдавления шеи потерпевший был обращен к нападавшему задней поверхностью тела, мог находится в фиксированном положении тела - лежа на животе или сидя.

У Ф. 1936 года рождения имелись: а) хорошо выраженная странгуляционная борозда в верхней трети шеи на левой ее поверхности с желобообразной формой дна; б) закрытые переломы ребер справа по средне-ключичной линии с 8 по 10; в) ссадины в правой надбровной области, на лицевой части головы справа и слева, а также кровоподтеки на тыльной поверхности левой кисти, на наружной поверхности правого бедра, на внутренней поверхности левого бедра.

Повреждения, указанные в пункте "а" имели признаки прижизненности, были причинены непосредственно в результате сдавления - давления твердым эластичным предметом, возможно, шнурком, веревкой.

Повреждения, отмеченные в пункте "б" возникли в результате ударно-травматического воздействия твердых тупых предметов, обычно у живых лиц влекут за собой длительное расстройство здоровья, причиняют средней тяжести вред здоровью.

Смерть Ф. наступила в результате механической асфиксии от сдавления органов шеи, повреждения в этой части имеют признаки тяжкого вреда здоровью.

Не исключается, что повреждение на кожном лоскуте с левой боковой поверхности шеи трупа З. причинено было шнурком от лаптей, изъятых с места преступления.

Заключением судебно-биологической экспертизы установлено, что на куртке О., на одном из лаптей, изъятых с места преступления, имелась кровь человека, которая могла произойти от Ф. На другом из тех лаптей и на крестике нательном была обнаружена кровь человека, происхождение которой от З. не исключается.

Как видно из заключений судебно-медицинского эксперта у О. были обнаружены поверхностные раны (2) на средней фаланге 3-го пальца левой кисти, ссадины на 4-м пальце левой кисти (3), на тыльной поверхности левой кисти (1), которые могли быть получены от воздействия твердых тупых предметов (удар, давление, трение), а у А. - глубокая ссадина на 1-ом пальце левой кисти, которая была причинена воздействием острого предмета.

Из показаний осужденных видно, что эти повреждения у О. и А. образовались в процессе убийства ими потерпевших - у О. в результате затягивания им руками шнурка на шее Ф., а у А. в результате пореза осколком стекла во время нанесения им удара вазой по голове З.

Свидетели А.Т. и А.В. пояснили, что в ту ночь к ним пришли осужденные, которые были в состоянии опьянения, принесли телевизор, радиоприемник, завернутые в покрывало. Сказали, что были у родственников О., где задушили деда и бабку, забрали из квартиры потерпевших принесенные ими вещи.

Материалами дела установлено, что из квартиры родителей А. в ходе следствия были изъяты телевизор и покрывало, похищенные осужденными из квартиры потерпевших, а у А. был изъят радиоприемник.

Оценив доказательства по делу в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины О. и А. в разбойном нападении на Ф. и З. группой лиц по предварительному сговору, с причинением потерпевшим тяжкого вреда здоровью.

Действия О. и А. в этой части их обвинения по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда по данному эпизоду обвинения осужденных мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Постановляя приговор, суд признал О. и А. виновными каждого в убийстве обоих потерпевших - Ф. и З. - двух лиц, группой лиц по предварительному сговору.

Однако с таким выводом суда согласиться нельзя.

Как установил суд и указал в приговоре, О. предложил А. убить Ф. и З., чтобы забрать у них деньги. Тот согласился принять в этом участие. Распределив жертвы, О. и А., действуя в группе по предварительному сговору между собой, в целях завладения имуществом одновременно напали на женщину и мужчину, причем О. на Ф., а А. - на З. Применяя насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевших, стали наносить им удары. А. взял обнаруженную им в квартиру массивную хрустальную вазу и ударил ею З. по голове, отчего последний упал в коридоре, потеряв сознание, а О. бросил Ф. на пол, в результате чего ей был причинен средней тяжести вред здоровью.

Продолжая согласованные с А. действия, О. в процессе разбойного нападения на потерпевших с целью причинения смерти этим двум лицам взял висевшие на стене в коридоре сувенирные лапти, один из которых передал А., а второй оставил себе.

Вооружившись плетеными шнурками от лаптей, О. и А. одновременно набросили их на потерпевших, О. стал душить Ф., а А. - З., затягивая при этом петли-удавки у них на шеях до тех пор, пока Ф. и З. не перестали подавать признаки жизни, не скончались от механической асфиксии на месте происшествия.

Признал и отразил в приговоре, что "каждый из осужденных лишал жизни лишь одного потерпевшего".

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что осужденные являлись соисполнителями убийства обоих потерпевших, является ошибочным.

Согласно ст. 33 ч. 2 УК РФ исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвующее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями).

С учетом положений ст. 35 УК РФ убийство признается совершенным группой лиц или группой лиц по предварительному сговору, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на убийство, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие.

По настоящему делу, как установил суд, все телесные повреждения, в том числе повлекшие смерть, потерпевшей Ф. причинил О., а потерпевшему З. - А., О. являлся исполнителем убийства Ф., а А. исполнителем убийства З. О. в процессе лишения жизни З., а А. в процессе лишения жизни Ф. непосредственно не участвовали. По делу не установлено и не признано судом, что при лишении жизни О.Ф., а А. З. осужденные помогали, содействовали и способствовали в этом друг другу.

В данном случае они не могут нести ответственность как соисполнители О. убийства З., а А. убийства Ф.

Доказательства по делу свидетельствуют о том, что О. явился подстрекателем А. на убийство З.

Однако соучастие в форме подстрекательства на совершение преступления, совершенного одним исполнителем, не образует квалифицирующий признак убийства - совершенное группой лиц или группой лиц по предварительному сговору.

Суд признал, что О. с целью причинения смерти двум лицам взял висевшие на стене в коридоре сувенирные лапти, один из которых передал А., хотя в том, что он передал один из лаптей А., О. не обвинялся, тем самым, в нарушение ст. 254 УПК РСФСР, суд вышел за пределы предъявленного О. обвинения.

Это указание суда из приговора подлежит исключению.

В силу изложенного действия О. подлежат переквалификации со ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ, как совершившего убийство Ф., сопряженное с разбоем, на ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ и, как совершившего одновременно подстрекательство на убийство второго лица - З., сопряженного с разбоем, на ст. ст. 33 ч. 4 и 105 ч. 2 п. п. "а", "з" УК РФ, а осуждение А. по п. п. "а", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ из приговора подлежит исключению.

Доводы осужденного О. в жалобе, что разбойного нападения на потерпевших он не совершал, об отсутствии у него умысла на момент убийства потерпевших на завладение их имуществом, о том, что убийство им совершено в процессе ссоры, из-за того, что ему потерпевшие не открыли дверь квартиры и стали выгонять из дома, несостоятельны, на материалах дела не основаны, противоречат им.

Эти версии проверялись, как опровергнутые приведенными в приговоре доказательствами, они судом обоснованно отвергнуты.

Не соглашаться с выводами суда в этой части оснований не имеется.

Мотив действия О. выяснялся, он установлен и правильно указан в приговоре.

Для переквалификации действий О. со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 158 УК РФ, как о том он ставит вопрос в своей жалобе, судебная коллегия оснований не находит.

Психическое состояние О. исследовано.

Заключением комплексной судебно-психиатрическо-наркологической экспертизы установлено, что О. психическим заболеванием не страдает, а обнаруживает признаки органической недостаточности центральной нервной системы с церебрастеническим синдромом и психопатизацией личности.

Однако имеющиеся у него расстройства не сопровождаются патологией памяти и интеллекта, критических способностей и не препятствуют ему осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими как в период содеянного, так и в настоящее время. В период времени, относящийся к содеянному, он не обнаруживал каких-либо признаков временного болезненного расстройства психической деятельности, находился в состоянии простого (не патологического) алкогольного опьянения, он мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

О. обнаруживает совокупность признаков характерных для хронического алкоголизма второй стадии. Как страдающий хроническим алкоголизмом, он нуждается в принудительном противоалкогольном лечении, которое ему не противопоказано.

Объективность заключения врачей-экспертов сомнений не вызывает.

С учетом этого заключения, личности О., всех обстоятельств по делу в отношении инкриминируемых деяний он обоснованно признан вменяемым.

Наказание осужденным по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ. Назначенное им наказание по этому закону чрезмерно суровым, явно несправедливым не является, оно назначено им соразмерно содеянному, в соответствии с санкцией ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, при этом нарушений закона судом не допущено.

Вместе с тем, с учетом вносимых в приговор изменений, а также личностей осужденных, установленных по делу обстоятельств судебная коллегия О. по ст. ст. 33 ч. 4 и 105 ч. 2 п. п. "а", "з" УК РФ и по совокупности преступлений назначает наказание в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60, 69 ч. 3 УК РФ, считает необходимым назначенное наказание по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ смягчить А. до 13 лет лишения свободы, О. до 15 лет лишения свободы, а по совокупности преступлений А. до 16 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Положения ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ в отношении осужденных применены судом обоснованно, гражданский иск по делу разрешен в соответствии с законом.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Свердловского областного суда от 2 октября 2001 года в отношении А. и О. изменить:

исключить указание суда о том, что О. в ходе совершения преступлений передал А. один из сувенирных лаптей;

исключить осуждение А. по п. п. "а", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ;

смягчить назначенное А. наказание по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ до тринадцати лет лишения свободы, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. "з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, до шестнадцати лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

переквалифицировать действия О. со ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ по эпизоду обвинения, связанного с потерпевшим З., на ст. ст. 33 ч. 4 и 105 ч. 2 п. п. "а", "з" УК РФ, по которым назначить ему наказание двенадцать лет лишения свободы, а по эпизоду обвинения, связанного с потерпевшей Ф., на ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, по которой назначить ему наказание пятнадцать лет лишения свободы;

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 33 ч. 4 и 105 ч. 2 п. п. "а", "з", 105 ч. 2 п. "з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, назначить О. наказание восемнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

В остальном данный приговор в отношении них оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ГОВОРОВ Ю.В.

 

Судьи

СТЕПАНОВ В.П.

ГРИЦКИХ И.И.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"