||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 апреля 1998 года

 

Дело N 21-В98пр-6

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                          Пирожкова В.Н.,

                                                    Соловьева В.Н.

 

рассмотрела в судебном заседании от 20 апреля 1998 г. дело по иску Д. к совхозу "Белореченский" о возмещении материального ущерба и морального вреда по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на решение Нальчикского городского суда от 19 июля 1996 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 27 августа 1996 г. и постановление президиума Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 27 ноября 1997 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пирожкова В.Н., заключение прокурора Гермашевой М.М., поддержавшей доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Д. обратился в суд с иском к совхозу "Белореченский" о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда.

Свои требования истец мотивировал тем, что в результате дорожно-транспортного происшествия, происшедшего 22 февраля 1996 г., автомашина ВАЗ-21051 под его управлением получила значительные технические повреждения.

Решением Нальчикского городского суда от 19 июля 1996 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 27 августа 1996 г., требования Д. частично удовлетворены, в его пользу с совхоза "Белореченский" взыскано 13563310 рублей, в возмещении морального вреда отказано.

Постановлением президиума Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 27 ноября 1997 г. протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации оставлен без удовлетворения.

В протесте ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений.

Судебная коллегия полагает, что доводы протеста подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что Д. управлял автомашиной на основании доверенности от 31 октября 1995 г., выданной ему Г., который, в свою очередь, распоряжался указанным транспортным средством также по доверенности, выданной ему М. (л.д. 6).

В таком случае право требования возмещения ущерба принадлежит М., как собственнику поврежденного имущества.

Наличие доверенности на управление транспортным средством у Д. не может являться основанием для признания за ним права требования возмещения убытков, доказательств, подтверждающих его полномочия на ведение дела в суде в интересах М., в материалах дела не имеется.

Суд рассмотрел требования Д., т.е. лица, которое не является собственником имущества. Вместе с тем М. к участию в деле не привлекался.

Согласно ст. 36 Гражданского процессуального кодекса РСФСР суд, установив во время разбирательства дела, что иск предъявлен не тем лицом, которому принадлежит право требования, или не к тому лицу, которое должно отвечать по иску, может с согласия истца, не прекращая дела, допустить замену первоначального истца или ответчика надлежащим истцом или ответчиком.

Если истец не согласен на замену его другим лицом, то это лицо может вступить в дело в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, о чем суд извещает данное лицо.

Однако суд, рассмотрев иск Д., установленные законом процессуальные действия не произвел.

Удовлетворяя заявленные требования в части возмещения материального ущерба, суд руководствовался ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем требования указанной нормы, предусматривающей ответственность лиц, владеющих источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, доверенности на управление транспортным средством), в данном случае неприменимы, поскольку данная норма устанавливает обязанность возмещения вреда владельцем источника повышенной опасности, а не право требования возмещения вреда, причиненного деятельностью источника повышенной опасности.

Возлагая ответственность по возмещению вреда на совхоз "Белореченский", суд исходил из того, что в совершении ДТП виновен С., управлявший автомашиной ГАЗ-52, принадлежащей совхозу. При этом суд не принял во внимание требования ст. 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда, размер возмещения должен быть уменьшен.

Как усматривается из материалов дела, автомашина под управлением С. двигалась по второстепенной дороге и в соответствии с п. 13.9 Правил дорожного движения (ПДД) на перекрестке неравнозначных дорог водитель транспортного средства, движущегося по второстепенной дороге, должен уступить дорогу транспортным средствам, приближающимся по главной, независимо от направления их дальнейшего движения.

Из объяснений С. при составлении осмотра места происшествия и его пояснений суду следует, что машина под управлением Д. двигалась по главной дороге с большой скоростью, превышающей установленные ограничения, в нарушение п. 10.1 ПДД и без освещения (без включения световых приборов), что привело к столкновению автомашин.

Данное обстоятельство подтверждается показаниями свидетелей Ц., З. и Д. в ходе судебного разбирательства не оспаривалось (л.д. 40, 65 об.).

Из справки Кабардино-Балкарского республиканского центра по гидрометеорологии видно, что во время ДТП погода была пасмурной, температура воздуха и на поверхности почвы -2 градуса, слабый гололед, туман, видимость не более 50 метров (л.д. 25).

В соответствии с п. 19.1 ПДД в темное время суток и в условиях недостаточной видимости независимо от освещения дороги, а также в тоннелях на движущемся транспортном средстве должны быть включены световые приборы: на всех механических транспортных средствах - фары дальнего или ближнего света.

Однако Д., управляя транспортным средством, данные требования не выполнил, что в конечном итоге при вышеизложенных погодных условиях привело к столкновению автомашин.

При таких обстоятельствах утверждение о том, что в ДТП виновен только С., вызывает сомнение.

Одним из оснований отклонения протеста заместителя Генерального прокурора Российской Федерации явилось то, что, по мнению президиума Верховного Суда Республики, Д., управляя автомашиной на основании доверенности, являлся доверительным управляющим имущества и в силу ст. 1020 п. 3 Гражданского кодекса Российской Федерации имел право на обращение в суд с иском о возмещении ущерба, причиненного имуществу, переданному ему в доверительное управление. Между тем такой вывод не основан на законе.

Анализ правовых норм, содержащихся в главе 53 Гражданского кодекса Российской Федерации (доверительное управление имуществом), позволяет сделать вывод о том, что передача права доверительного управления имуществом относится к иным правоотношениям, не имеющим общего с доверенностью, выданной на право управления и распоряжения автомобилем.

Нельзя согласиться и с тем, что Д., не являясь собственником автомашины, имел право требовать возмещения материального ущерба в силу ст. 305 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции 1994 г.). В соответствии с данной нормой лицо, не являющееся собственником имущества, но владеющее им по основаниям, указанным в этой статье, вправе истребовать имущество из чужого незаконного владения или требовать устранения нарушений права. Право требовать возмещения ущерба, причиненного имуществу, предоставлено собственнику или другому лицу на основании специального уполномочия (доверенности). Судом не установлено, что Д. такими полномочиями собственником наделен не был.

При таких обстоятельствах и в силу ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР в связи с тем, что судом допущены существенные нарушения норм процессуального права, повлекшие вынесение незаконного решения, судебные постановления по делу не могут быть признаны законными и обоснованными и подлежат отмене.

Руководствуясь ст. 329 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

отменить решение Нальчикского городского суда от 19 июля 1995 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 27 августа 1995 г. и постановление президиума Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 27 ноября 1997 г. и дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"