||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 апреля 2002 г. N 12-о01-38

 

Председательствующий: Сабадырева Л.Р.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.,

судей Кузьмина Б.С. и Колесникова Н.А.,

рассмотрела в судебном заседании от 5 апреля 2002 года уголовное дело по кассационному протесту государственного обвинителя Ганеевой О.Ю., кассационным жалобам осужденных П., П.А., С., Г. и Ж. на приговор Верховного Суда Республики Марий Эл от 27 июня 2001 года, которым

П. <...>, несудимая, осуждена к лишению свободы:

- по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 8 лет;

- по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества;

- по ст. 222 ч. 2 УК РФ на 2 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, назначено 14(четырнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Она оправдана по ст. ст. 167 ч. 1, 158 ч. 3 п. п. "а", "б", 241, 33 ч. 5, 303 ч. 4 УК РФ.

П.А. <...>, судимый 17 июня 1999 года по ст. ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", "д", 162 ч. 3 п. "а" УК РФ на 12 лет лишения свободы, осужден к лишению свободы:

- по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 10 лет;

- по ст. 158 ч. 2 п. "г" УК РФ на 4 года;

- по ст. 222 ч. 2 УК РФ на 2 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, назначено 13 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ, по совокупности с преступлениями, за которые он осужден по приговору от 17 июня 1999 года, окончательно назначено 18 (восемнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С. <...>, судимый 11 сентября 1998 года по ст. 264 ч. 1 УК РФ на 1 год лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год, осужден к лишению свободы:

- по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 8 лет;

- по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 11 лет с конфискацией имущества;

- по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г", "д" УК РФ на 5 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, назначено 16(шестнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Он оправдан по ст. ст. 167 ч. 1 и 158 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ.

Г. <...>, судимый 1 марта 2000 года по ст. ст. 158 ч. 3 п. "б", 226 ч. 3 п. "а", 224 ч. 2 и 150 ч. 4 УК РФ на 8 лет лишения свободы, осужден к лишению свободы:

- по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 16 лет;

- по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества;

- по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г", "д" УК РФ на 5 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, назначено 19 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ, по совокупности с преступлениями, за которые он осужден по приговору от 1 марта 2000 года, окончательно назначено 22(двадцать два) года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Он оправдан по ст. ст. 167 ч. 1 и 158 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ.

Ж. <...>, несудимый,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ на 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Он оправдан по ст. 167 ч. 1 УК РФ.

А. <...>, несудимый, оправдан по ст. ст. 303 ч. 3, 33 ч. 4, 307 ч. 1 УК РФ, за недоказанностью совершения преступлений.

По данному делу осуждены Н., К. и Г.В., приговор в отношении которых, не обжалуется и не опротестовывается.

Постановлено взыскать:

- с П.А. в доход государства - 1 127 рублей 12 копеек, в пользу Б. - 30 000 рублей;

- с С. и Г., солидарно, в пользу Д. 5 800 рублей;

- с С., солидарно с другим осужденным, 247 800 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Кузьмина Б.С., объяснения осужденных П.А. и А., адвокатов Дмитриевой Н.В. и Суворова В.К., поддержавших доводы кассационных жалоб, заключение прокурора Шиховой Н.В., полагавшей обвинительный приговор суда оставить без изменения, поддержавшей кассационный протест об отмене полного оправдания А. и П. по ст. ст. 33 ч. 5, 303 ч. 3 УК РФ, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда признаны виновными:

- П., С., Г. и Ж. - в разбое, то есть в нападении на К.В. и А.Р. в целях хищения чужого имущества, совершенном в ночь на 28 июля 1998 года, с применением насилия опасного для жизни и здоровья, организованной группой;

- П.А. - в краже, то есть тайном хищении имущества Б., с причинением потерпевшей значительного ущерба, совершенном в начале августа 1998 года;

- Г. - в убийстве, то есть в умышленном причинении смерти Б.А., с целью скрыть другое преступление, кражу денег у Б.;

- П. - в организации убийства Б.А. с целью скрыть другое преступление;

- П.А. и С. - в пособничестве совершения убийства Б.А., с целью скрыть другое преступление;

- С. и Г. - в грабеже, то есть открытом хищении имущества Д., совершенном 9 сентября 1998 года, по предварительному сговору группой лиц, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, с причинением потерпевшей значительного материального ущерба;

- П. и П.А. - в незаконном приобретении, хранении огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывных устройств, совершенном группой лиц по предварительному сговору;

- С. - в разбое, то есть в нападении на К.Е. в целях хищения чужого имущества в крупном размере, совершенном 25 мая 1999 года, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья.

Преступления совершены в Республике Марий Эл при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные П., П.А., С. и Ж. виновность свою в совершении преступлений признали частично. Г. - не признал.

По приговору суда А. оправдан по обвинению в фальсификации доказательств по уголовному делу об особо тяжком преступлении и в подстрекательстве к даче заведомо ложных показаний Т. и П. за недоказанностью его участия в совершении преступлений.

В кассационных жалобах:

- осужденная П. указывает на необъективность органов предварительного следствия и суда, на нарушения по делу процессуального закона, на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, на их противоречивость и недоказанность. Утверждает, что органы следствия и суд не ознакомили ее с материалами дела. Считает недоказанным создание ею организованной группы, ее участие в разбойном нападении, организации убийства и хранения оружия. Утверждает, что свидетели З., А.Т. и К.И. ее оговорили. Указывает на суровость назначенного наказания. Просит приговор отменить;

- осужденный П.А. указывает на нарушения процессуального закона органами предварительного следствия и судом. Отрицает участие в организованной группе. Указывает на необоснованность его осуждения за кражу, пособничество в убийстве и хранение оружия. Просит приговор отменить;

- осужденный С. указывает на необъективность суда, на нарушения по делу процессуального закона. Отрицает участие в разбойном нападении и в грабеже. Утверждает, что оговорил себя в процессе предварительного расследования, что его оговорили осужденные К. и Г.В. Просит отменить приговор в части его осуждения по ст. ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", 161 ч. 3 п. п. "а", "г", "д" УК РФ, переквалифицировать его действия с ч. 2 п. "к" на ч. 1 с. 105 УК РФ;

- осужденный Г. указывает на односторонность предварительного и судебного следствия. Отрицает убийство Б.А. Указывает на отсутствие у него мотивов и умысла на убийство. Утверждает, что во время предварительного следствия осужденный С. его оговорил, а потом сознался в совершении этого убийства. Утверждает, что его оговорили свидетели З. и К.И. Просит оправдать его по ст. ст. 162 ч. 3 п. "а", 105 ч. 2 п. "к" УК РФ, смягчить наказание;

- защитник осужденного Г., адвокат Васюков И.А., указывает на необоснованность осуждения Г. за разбой и убийство, на отсутствие доказательств совершения им этих преступлений. Просит оправдать его в этой части;

- осужденный Ж. указывает на нарушения по делу процессуального закона. Отрицает совершение разбойного нападения организованной группой. Указывает на несоответствие показаний потерпевшего К. обстоятельствам дела и объективным данным, на отсутствие доказательств нанесения потерпевшему ударов металлическим листом от рессоры. Указывает на то, что суд не установил, от чего потерпевший получил телесные повреждения средней тяжести, от избиения или от падения с крыши дома. Просит переквалифицировать его действия с ч. 3 п. "а" на ч. 2 п. "а" ст. 162 УК РФ, исключить из приговора указание о нанесении им ударов потерпевшему листом от рессоры, смягчить наказание. В дополнительной жалобе просит отменить приговор, либо квалифицировать его действия как грабеж.

В кассационном протесте государственный обвинитель Ганеева О.Ю. указывает на необоснованность оправдания А. по ст. ст. 303 ч. 3 и 33 ч. 4, 307 ч. 1 УК РФ и П. по ст. ст. 33 ч. 5, 303 ч. 3 УК РФ. Считает несостоятельным вывод суда о том, что обвинение основано на предположениях. Приводит показания свидетелей З., И., Т., Б.Т., К.С., по ее мнению, изобличающих А. в фальсификации доказательств и подстрекательстве к даче заведомо ложных показаний, и П. в пособничестве фальсификации доказательств по уголовному делу в отношении П.А. Просит приговор в части оправдания А. и П. по ст. ст. 33 ч. 5, 303 ч. 3 УК РФ отменить и дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение.

А. и П. в возражениях на кассационный протест, указывают на его несостоятельность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности осужденных в совершении разбойного нападения организованной группой на К.В. и А.Р. подтверждены показаниями осужденных С., Ж., Н., данными ими в процессе предварительного расследования, показаниями потерпевших К.В., А.Р. и Г.А., свидетелей Ц., У., К.Р., А.Т., Л., М.С., Б.Е. и З. Протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских экспертиз и другими собранными по делу доказательствами, проверенными в судебном заседании, анализ и оценка которых имеются в приговоре.

Доводы кассационных жалоб П., С. и Г. об их непричастности к совершению указанного преступления, проверялись в судебном заседании, нашли свою оценку в приговоре и обоснованно признаны несостоятельными.

Из показаний А.Т., З., Л.О. и М.С. видно, что организатором разбойного нападения на К.В. и А.Р. была П., что нападение на потерпевших тщательно готовилось. Из их показаний, показаний в процессе предварительного расследования С., Ж. и Н. видно, что в разбойном нападении принимали участие П., С., Г., Ж. П. организовала преступление. Преступление было спланировано, была проведена подготовка к нападению. Между участниками разбойного нападения были распределены роли, в соответствии с которыми они действовали в целях похищения имущества потерпевших, что свидетельствует о совершении преступления организованной группой.

Суд обоснованно указал в приговоре, что нет оснований не доверять показаниям указанных свидетелей, поскольку их показания соответствуют друг другу, показаниям осужденных в процессе предварительного расследования, показаниям потерпевших и другим объективным данным.

В разбойном нападении также участвовал П.А., за что он был осужден 17 июня 1999 года. Поэтому его кассационная жалоба по данному эпизоду не состоятельна.

Суд проверил в судебном заседании показания П. и Г. об их алиби. Были допрошены свидетели Г.О. и Л.Н., родственники Г., свидетель К.Л., знакомый П. Оценив их показания в совокупности с другими доказательствами, суд дал им оценку, обоснованно признав их не соответствующими действительности.

Не состоятельны доводы кассационных жалоб осужденных о том, что телесные повреждения, повлекшие за собой вред здоровью средней тяжести, потерпевший К.В. получил в результате падения с крыши дома, а не от избиения осужденными.

Суд обоснованно признал достоверными последовательные показания К.В. и А.Р. Из показаний видно, что ночью трое или четверо парней проникли в их дом. На одном из них, как установил суд, на Ж., была форма работника милиции. Он избивал К.В. листом от рессоры. Двое других избивали его палкой и веслом. А.Р. угрожали ножом. Они требовали от них деньги, драгоценности. К.В. удалось через окно, выбраться на крышу и он спрыгнул в огород, обратившись за помощью к соседям.

Нет оснований не доверять показаниям К.В. о том, что телесные повреждения ему были причинены в результате избиения осужденными, а не от падения. Об этом, свидетельствуют и выводы судебно-медицинской экспертизы о локализации и характере причиненных потерпевшему телесные повреждений.

Суд проверил, оценил и обоснованно признал несостоятельными доводы осужденных о том, что работник милиции К.И. заставил С. оговорить П. и других в совершении ими разбойного нападения на К.В.

Оценив все собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно квалифицировал действия П., С., Г. и Ж. по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ.

Выводы суда о виновности П. в краже денег Б., в организации П. убийства Б.А., в убийстве Г. Б., в пособничестве ему С. и П.А. подтверждены показаниями осужденного С., Н., данными ими в процессе предварительного расследования, показаниями потерпевших Б. и Б.Л., свидетелей И., К.Н., С.А., К.Ю., А.Л., И.В., А.Т., и З. Протоколами осмотров места происшествия, заключениями судебно-медицинских экспертиз и другими собранными по делу доказательствами, проверенными в судебном заседании, анализ и оценка которых имеются в приговоре.

Доводы кассационных жалоб П., П.А. и Г. об их непричастности к совершению указанных преступлений, проверялись в судебном заседании, нашли свою оценку в приговоре и обоснованно признаны несостоятельными.

Доводы кассационных жалоб Г. и П.А. о том, что они не причастны к убийству Б.А., опровергаются показаниями потерпевшей Б. о том, что они были в ее квартире, вместе с П. и С. говорили ей, что Б.А. убежал с ее деньгами.

Свидетель И. показал, что П.А., Г. и С. увели Б.А. в лес, а затем вернулись уже без него. С их слов он узнал, что они убили Б.А. Из его показаний видно, что деньги потерпевшей были у П.А.

Эти показания И., соответствуют первоначальным показаниям С., согласно которых в лесу Г. задушил Б.А., и они вместе закопали его тело. С. показывал, что убийство Б.А. организовала П., с целью скрыть кражу денег Б. По ее указанию П.А. уговорил И. отвезти их в лес, они заранее запаслись лопатой, чтобы зарыть тело потерпевшего.

Из показаний осужденной Н. и свидетеля З. видно, что П. была осведомлена о действия П.А., Г. и С., убеждая потерпевшую в том, что Б.А. скрылся деньгами.

Суд дал оценку показаниям каждого осужденного. Проверил доводы С. о том, что его заставили оговорить других осужденных. Проверил доводы П. об оговоре ее Н. и З. Проверил доводы Г. о том, что он в то время был в другом городе.

Доводы осужденных суд обоснованно признал несостоятельными.

Оценив все собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно квалифицировал действия П.А. по ст. ст. 158 ч. 2 п. "г", 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "к" УК РФ, П. - по ст. ст. 33 ч. 4, 105 ч. 2 п. "к" УК РФ. С. - по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "к" УК РФ. Г. - по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ.

Выводы суда о виновности Г. и С. в ограблении Д. подтверждены показаниями осужденной Г.В., показаниями потерпевшей Д., свидетелей Т.И., П.Н. и З. Протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинской экспертизы и другими собранными по делу доказательствами, проверенными в судебном заседании, анализ и оценка которых имеются в приговоре.

Доводы кассационной жалобы С. о его непричастности к совершению ограбления Д., проверялись в судебном заседании, нашли свою оценку в приговоре и обоснованно признаны несостоятельными.

Оценив последовательные показания осужденной Г.В. о том, что при ее пособничестве ограбление Д. совершили Г. и С., суд обоснованно признал их достоверными, поскольку ее показания объективно подтверждены другими доказательствами.

Об ограблении Д. Г. и С. показала свидетель З. и с ее слов осужденная П.

В судебном заседании потерпевшая Д. утверждала, что в ее ограблении принимал участие С.

Оценив приведенные данные в совокупности с другими доказательствами, суд обоснованно квалифицировал действия С. и Г. по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г", "д" УК РФ.

Выводы суда о виновности П. и П.А. в незаконном приобретении и хранении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ подтверждены показаниями свидетелей А.Т., З. и И.В. Протоколом обыска и изъятия оружия, заключением баллистической экспертизы, вещественными и другими собранными по делу доказательствами, проверенными в судебном заседании, анализ и оценка которых имеются в приговоре.

Доводы кассационных жалоб осужденных П. и П.А. об их непричастности к найденному у И.В. оружию, проверялись в судебном заседании, нашли свою оценку в приговоре и обоснованно признаны несостоятельными.

Из показаний свидетелей А.Т. и З. видно, что П. и П.А. хранили оружие и гранаты у себя дома.

Из показаний свидетеля И.В. также видно, что это оружие осужденные хранили у себя дома, а затем спрятали в квартире И.З., где оно и было обнаружено.

Оснований сомневаться в достоверности показаний указанных свидетелей нет, поскольку они объективно подтверждают друг друга.

Доводам кассационной жалобы П. о принадлежности этого оружия другим лицам, суд дал оценку, обоснованно признав их несостоятельными.

Оценив приведенные данные в совокупности с другими доказательствами, суд обоснованно квалифицировал действия П. и П.А. по ст. 222 ч. 2 УК РФ.

Выводы суда о виновности С. в разбойном нападении на К.Е. подтверждены его показаниями в процессе предварительного расследования, показаниями осужденного К.А., потерпевших К.Е. и К.А., свидетелей Ш., Ш.Л., Л.О. Протоколом осмотра места происшествия и другими собранными по делу доказательствами, проверенными в судебном заседании, анализ и оценка которых имеются в приговоре.

Доводы кассационных жалоб осужденного С. о его непричастности к совершению этого преступления, об оговоре себя в процессе предварительного расследования под воздействием работников милиции и о наличии у него алиби, об оговоре его осужденным К. проверялись в судебном заседании, нашли свою оценку в приговоре и обоснованно признаны несостоятельными.

В первоначальных показаниях С. подробно рассказывал об обстоятельствах нападения на К.Е. в ее квартире.

Суд проверил и обоснованно признал несостоятельными утверждения С. о том, что первоначальные показания он давал под воздействием работников милиции.

Об активном участии С. в нападении на К.Е. последовательно показывал, как во время предварительного следствия, так и в судебном заседании, осужденный К. При этом, его показания об обстоятельствах нападения, в целом, соответствуют первоначальным показаниям С.

К. так же давал показания об угрозах потерпевшей, высказанных С.

Суд не усмотрел оснований и мотивов для оговора К. Таких оснований по делу не усматривается.

Первоначальные показания С. и показания К. согласуются с показаниями потерпевшей К.Е., об обстоятельствах нападения на нее.

Суд обоснованно пришел к выводу, о том, что угрозы высказанные С. о расправе с ребенком потерпевшей, представляли для нее реальную опасность.

Оценив приведенные данные в совокупности с другими доказательствами, суд обоснованно квалифицировал действия С. по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ.

Суд всесторонне и полно проверил обвинение А. в фальсификации доказательств по уголовному делу в отношении П.А., в подстрекательстве свидетелей к даче заведомо ложных показаний по этому делу в процессе предварительного расследования.

Не состоятельны доводы кассационного протеста, о необоснованности выводов суда, о том, что обвинение основано на предположениях.

В протесте приводятся показания свидетелей З., И., Т., Б.Т. и К.С., которые якобы изобличают А. в совершении этих преступлений.

Как установлено по делу, А. по просьбе П. осуществлял защиту ее брата по эпизоду разбойного нападения от 28 июля 1998 года. Она представила ему подложный сигнальный лист о вызове "скорой помощи", обеспечивавший П.А. алиби. А. направил официальный запрос на станцию "скорой помощи" и ему прислали официальную справку, подтверждавшую алиби П.А. На основании этих документов, опроса П.А., П. и З., прокурор не дал санкции на арест П.А. и последний, был освобожден из-под стражи.

Однако уже в сентябре 1998 года стало известно о том, что сигнальный лист "скорой помощи" поддельный.

А. последовательно утверждал, что не фальсифицировал доказательства, так как не знал о том, что сигнальный лист фиктивный.

П., так же утверждала, что по своей инициативе передала А. фиктивный сигнальный лист, о чем он не знал.

Как видно из материалов дела, только через год в деле появились показания З. о том, что она якобы слышала, как А. посоветовал П., представить фиктивную справку из "скорой помощи".

Проверив и оценив все показания З., суд обоснованно пришел к выводу, что ее показания, об обстоятельствах разговора П. с А. по поводу фальсификации доказательств, вызывают сомнение. Объективно эти показания ничем не подтверждены.

Не состоятельна ссылка кассационного протеста на то, что показания З. подтверждаются показаниями свидетеля И. Из его показаний видно, что он не подтвердил указанного факта.

Кроме того, из показаний осужденных П.А. и Н., а также самого А. видно, что перед тем, как З. дала указанные показания, между ней и А. произошел конфликт, и она угрожала ему привлечением к уголовной ответственности.

В связи с изложенным, суд обоснованно признал недоказанным обвинение А. по ст. 303 ч. 3 УК РФ.

В связи с тем, что П. не является субъектом преступления, предусмотренного ст. 303 УК РФ, она обоснованно оправдана по ст. ст. 33 ч. 5, 303 ч. 3 УК РФ.

Обвинение А. в подстрекательстве свидетелей к даче заведомо ложных показаний органам предварительного следствия основано только на непоследовательных и противоречивых показаниях свидетеля Т.

Проанализировав ее показания, суд обоснованно пришел к выводу о недостаточности их для вынесения А. обвинительного приговора по ст. ст. 33 ч. 4, 307 ч. 1 УК РФ.

Свидетели К.С., Б.Т. дали показания со слов Т.

Как видно из их показаний о даче ложных показаний их просила П., что последняя не отрицала.

В отношении П. дело в этой части прекращено за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

Кроме того, показания Т. о том, что А. подстрекал ее к даче ложных показаний 12 января 1999 года в помещении юридической консультации, опровергается показаниями свидетелей М.И., Ц., Р., К.Ф., К.Ц., Ч. Эти свидетели подтвердили утверждения А. о том, что 12 января 1999 года его не было в юридической консультации.

Оценив все собранные доказательства по данному обвинению в их совокупности, суд обоснованно оправдал А. по ст. ст. 33 ч. 4, 307 ч. 1 УК РФ.

Судебная коллегия не усматривает по делу нарушений процессуального закона, влекущих отмену приговора.

Не состоятельны доводы кассационных жалоб П. о том, что по окончании предварительного расследования, ее не ознакомили с материалами дела, а после вынесения приговора - с протоколом судебного заседания.

Из графика ознакомления с материалами 8-томного уголовного дела, в соответствии со ст. 201 УПК РСФСР, видно, что П. знакомилась с ним дважды в течение 15-ти дней, явно затягивая время ознакомления.

Из графика ознакомления П. с протоколом судебного заседания видно, что постановлением судьи ей было определен достаточный срок в 10 дней, а она знакомилась 25 дней.

Наказание осужденным назначено с учетом степени общественной опасности совершенного ими преступлений, обстоятельств дела и данных об их личностях.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 332 и 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Марий Эл от 27-28 июня 2001 года в отношении П., П.А., С., Г., Ж. и А. оставить без изменения, а кассационные жалобы и протест - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"