||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 апреля 2002 года

 

Дело N 33-В02пр-3

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                          Харланова А.В.,

                                                         Кебы Ю.Г.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании 5 апреля 2002 г. гражданское дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на решение Кингисеппского городского суда от 31 октября 2000 г., определение Судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 6 марта 2001 г. и постановление президиума Ленинградского областного суда от 8 июня 2001 г. по иску С. к С.Н. об определении порядка пользования жилой площадью и встречному иску С.Н. к С. о признании частично недействительным договора купли-продажи квартиры и признании права собственности на часть жилого помещения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Гончаровой Н.Ю., поддержавшей доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

С. обратился в суд с иском к С.Н. об определении порядка пользования квартирой <...>. В обоснование заявленного требования указал, что квартира была приобретена им с ответчицей в период брака. В связи с расторжением брака просит выделить в пользование комнату размером 11,4 кв. м, а С.Н. - комнату 19,17 кв. м, подсобные помещения оставить в общем пользовании.

С.Н., действуя в интересах несовершеннолетних детей С.О. и С.О.В., обратилась со встречным иском о признании частично недействительным договора купли-продажи данной квартиры и о признании за нею и за детьми права собственности по 1/4 доли квартиры за каждым. При этом указала, что до 1993 г., момента приобретения квартиры, семья занимала квартиру 70 в доме 10 по Аптекарскому переулку. В 1993 г. был произведен обмен занимаемой квартиры на спорную, при этом собственником квартиры стал только С.

Дело рассматривалось судебными инстанциями неоднократно.

Решением Кингисеппского городского суда от 31.10.2000, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 06.03.2001, право собственности на квартиру <...> признано за С. в размере 5/14 долей, за С.Н. - 5/14, С.О. - 2/14 и С.О.В. - 2/14. Договор купли-продажи квартиры от 23.08.93 в указанной части признан недействительным. Определен порядок пользования квартирой, при этом комната в размере 11,4 кв. м предоставлена в пользование С., в пользование С.Н., С.О., С.О.В. - жилая площадь в размере 19,17 кв. м. Места общего пользования и подсобные помещения оставлены в общем пользовании собственников.

Постановлением президиума Ленинградского областного суда от 08.06.2001 решение Кингисеппского горсуда от 31.10.2000, определение судебной коллегии по гражданским делам облсуда от 06.03.2001 оставлены без изменения, протест прокурора области - без удовлетворения.

В протесте заместителя Генерального прокурора РФ ставится вопрос об отмене указанных судебных постановлений в связи с нарушением норм материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия оснований к отмене состоявшихся по делу судебных постановлений не находит.

Как установлено судом, семья С., состоявшая из 4-х человек (С., С.Н. и их несовершеннолетние дети - С.О. и С.О.В.), проживала по договору найма в однокомнатной квартире <...>. Не реализовав свое право на приватизацию указанной квартиры в равных долях, в 1993 г. С. произвели обмен данной квартиры на спорную двухкомнатную квартиру, принадлежавшую на праве собственности Э. и А.В. При этом обмен был оформлен договором купли-продажи спорной квартиры от 23 августа 1993 г., заключенным между Э., А.В. и С. Как установил суд, обмен был произведен с доплатой в виде садового участка, принадлежавшего супругам С. и С.Н., что последние не оспаривали в судебном заседании.

При определении долей С. в праве собственности на спорную квартиру суд правильно исходил из их равенства, а поскольку в приобретение спорной квартиры была внесена часть имущества супругов, то доля супругов правомерно была увеличена.

Ссылка в протесте на то, что суд не учел положения содержащиеся в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1993 г. "О некоторых вопросах применения судами Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" и п. 1 ст. 245 ГК РФ является несостоятельной, поскольку в данном случае имела место не приватизация спорного жилого помещения, а обмен жилой площадью, а доли лиц в праве собственности могут быть определены на основании закона, в частности положений ст. 254 ГК РФ и ст. 34 Семейного кодекса РФ.

Не может быть принята во внимание и ссылка на ст. 39 Семейного кодекса РФ в обоснование незаконности судебных постановлений, поскольку суд вправе, но не обязан отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе.

Не противоречит закону и решение суда в части определения порядка пользования жилым помещением.

В соответствии с разъяснением, содержащимся в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 4 от 10 июня 1980 г. "О некоторых вопросах, возникших в практике рассмотрения судами споров о выделе доли собственнику и определении порядка пользования домом, принадлежащим гражданам на праве общей собственности" (с последующими изменениями и дополнениями) при установлении порядка пользования домом (ст. 247 ГК РФ) каждому из сособственников передается в пользование конкретная часть строения, исходя из его доли в праве собственности на дом. При этом право общей собственности на дом не прекращается. Выделенное помещение может быть неизолированным и не всегда точно соответствовать принадлежащим сособственникам долям.

Если в пользование сособственника передается помещение большее по размеру, чем причитается на его долю, то по требованию остальных сособственников с него может быть взыскана плата за пользование частью помещения, превышающей долю.

В связи с этим нельзя согласиться с утверждением в протесте о нарушении прав других собственников при определении порядка пользования жилым помещением. При этом Судебная коллегия исходит также из того, что раздела квартиры по решению суда не производилось.

Не свидетельствует о незаконности решения суда и ссылка в протесте на то, что С. в спорном жилом помещении не проживает и не зарегистрирован, поскольку он является сособственником квартиры, а сам по себе факт непроживания и отсутствия регистрации не является основанием для ограничения прав собственника по владению, пользованию и распоряжению своим имуществом (ст. 209 ГК РФ).

Таким образом нарушения судом норм материального права допущено не было.

Руководствуясь ст. ст. 329, 330 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Кингисеппского городского суда от 30 октября 2000 г., определение Судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 6 марта 2001 г. и постановление президиума Ленинградского областного суда от 8 июня 2001 г. оставить без изменения, а протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"