||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 апреля 2002 г. N 81-о01-175

 

Председательствующий: Окороков Ю.С.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего: Разумова С.А.

судей: Дубровина Е.В., Чакар Р.С.

рассмотрела в судебном заседании от 4 апреля 2002 года дело по кассационному протесту государственного обвинителя Ерынич Г.В., кассационным жалобам осужденных Ф., Г., адвокатов Нагорновой Т.А., - в защиту интересов осужденного Ф., Голованова В.Н., - в защиту интересов осужденного Г., Бородулиной М.М., - в защиту интересов осужденного К., возражениям потерпевших Г.Н., Г.Н.А. на кассационный протест государственного обвинителя Ерынич Г.В., кассационные жалобы осужденных Ф., Г., адвокатов Нагорновой Т.А., - в защиту интересов осужденного Ф., Голованова В.Н., - в защиту интересов осужденного Г., Бородулиной М.М., - в защиту интересов осужденного К., на приговор Кемеровского областного суда от 22 июня 2001 года, которым

Ф., <...>, русский, образованием 9 классов, учащийся, проживавший <...>, ранее не судим; осужден:

- по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы, без конфискации имущества;

- по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 9 (девяти) годам лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно Ф. назначено наказание в виде лишения свободы, сроком на 10 (десять) лет, без конфискации имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Г., <...>, русский, образованием 9 классов, учащийся, проживавший <...>, ранее не судим;

осужден:

- по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы, без конфискации имущества;

- по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 9 (девяти) годам лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно Г. назначено наказание в виде лишения свободы, сроком на 10 (десять) лет, без конфискации имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

К., <...>, русский образованием 7 классов, холостой, работавший слесарем в ПАТП-3 города Кемерово, проживавший <...>, ранее не судим; осужден:

- по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы, без конфискации имущества;

- по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 8 (восьми) годам 6 (шести) месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно К. назначено наказание в виде лишения свободы, сроком на 9 (девять) лет, без конфискации имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Изучив материалы дела, судебная коллегия

 

установила:

 

Ф., Г., К. осуждены за то, что они совершили разбой, т.е. нападение на потерпевшего Г.А. в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему Г.А.

Кроме того Ф., Г., К. умышленно причинили тяжкий вред здоровью Г.А., повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего по предварительному сговору группой лицу, с особой жестокостью.

Преступления ими были совершены возле поселка Металлплощадка, Кемеровского района, Кемеровской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Подсудимые Ф., Г., К. в судебном заседании виновными себя не признали.

В кассационном протесте государственный обвинитель Ерынич Г.В. указывает, что приговор суда в отношении Ф., Г., К. является незаконным, подлежащим отмене, в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, а также неправильным применением уголовного закона.

Не оспаривая квалификации действий Ф., Г., К. по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, государственный обвинитель Ерынич Г.В. полагает, что действия этих же лиц неправильно квалифицированы судом по ст. 111 ч. 4 УК РФ.

Умысел Ф., Г., К. был направлен на совершение убийства Г.А., а не на причинение тяжкого вреда здоровью Г.А., повлекшего за собой по неосторожности смерть потерпевшего, поэтому действия Ф., Г., К. подлежат квалификации по ст. 105 УК РФ, а не по ст. 111 ч. 4 УК РФ.

На основании изложенного государственный обвинитель Ерынич Г.В. просит приговор суда в отношении Ф., Г., К. отменить, в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, а также неправильным применением закона, дело направить на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

В кассационных жалобах:

- осужденный Ф. указывает, что с приговором суда в отношении него не согласен, так как разбойного нападения по предварительному сговору на потерпевшего Г.А. и убийства последнего не совершал.

Наказание ему, Ф., назначено чрезмерно суровое, без учета фактических обстоятельств дела, его возраста, семейного положения, данных, характеризующих личность, обстоятельств, смягчающих наказание, а поэтому просит внимательно разобраться с делом, вынести справедливое решение, приговор суда в отношении изменить, смягчить наказание, с применением ст. 64 УК РФ.

- Адвокат Нагорнова Т.А., не оспаривая квалификации действий Ф. в части осуждения его по ст. ст. 162 ч. 3 п. "в"; 111 ч. 4 УК РФ, считает, что наказание Ф. назначено чрезмерно суровое, без учета фактических обстоятельств дела, его возраста, семейного положения, данных, характеризующих личность, обстоятельств, смягчающих наказание.

Учитывая изложенное выше адвокат Нагорнова Т.А. просит приговор суда в отношении осужденного Ф. изменить, смягчить, назначенное ему наказание.

- Осужденный Г. указывает, что с приговором суда в отношении него не согласен, так как предварительного сговора и умысла на завладение имуществом потерпевшего Г.А. у него с Ф., К. не было.

Суд неправильно пришел к выводу, что когда К., Ф., Г.А. поднялись по склону берега реки Томь, якобы он, Г., ударом ноги по телу скинул Г.А. с обрыва, кто столкнул потерпевшего Г.А. с обрыва судом с достоверностью установлено не было.

Вместе с тем судом необоснованно приняты показания К. о том, что именно он, Г., нанес удар ногой Г.А., отчего потерпевший упал с обрыва, эти показания К. являются недостоверными, в них К. оговорил его, Г.

Вещи, снятые с потерпевшего Г.А. он, Г., в коляску мотоцикла не переносил, это скорее всего делали Б.А., К.Д., К., опознание его, Г., проводилось с нарушением требований уголовно-процессуального закона.

Разбойного нападения на потерпевшего Г.А. и его убийства он, Г., не совершал, наказание ему назначено чрезмерно суровое, без учета фактических обстоятельств дела, его возраста, семейного положения, данных, характеризующих личность, обстоятельств, смягчающих наказание.

С учетом изложенного выше осужденный Г. просит внимательно разобраться с делом, вынести справедливое решение, приговор суда в отношении изменить, смягчить наказание, с применением ст. 64 УК РФ.

- Адвокат Голованов В.Н. приговор суда в отношении Г. считает незаконным, необоснованным, так как ни предварительным следствием, ни судом не установлен предварительный сговор между Ф., Г., К. и К.Д. на совершение разбойного нападения в отношении потерпевшего Г.А.

Из показаний свидетелей К.Д., Б.А., С., С.А. усматривается, что Г. нанес только один удар кулаком в лицо Г.А., при этом ни следствием, ни судом не установлено кто нанес удар в живот Г.А., от которого наступила его смерть.

В связи с тем, что вина Г., в совершенных преступлениях, за которые он осужден не доказана, адвокат Голованов В.Н. просит приговор суда в отношении Г. отменить, дело направить на дополнительное расследование.

- Адвокат Бородулина М.М. с приговором суда в отношении К. не согласна, так как К. назначено чрезмерно суровое наказание, без учета фактических обстоятельств дела, его возраста, данных, характеризующих личность, обстоятельств, смягчающих наказание, а поэтому просит приговор суда в отношении К. изменить, смягчить наказание, с применением ст. 64 УК РФ.

Потерпевшие Г.Н., Г.Н.А. в возражениях на кассационный протест государственного обвинителя Ерынич Г.В., кассационные жалобы осужденных Ф., Г., адвокатов Нагорновой Т.А., - в защиту интересов осужденного Ф., Голованова В.Н., - в защиту интересов осужденного Г., Бородулиной М.М., - в защиту интересов осужденного К. указывают, что кассационными протестом государственного обвинителя Ерынич Г.В., кассационными жалобами осужденных Ф., Г., адвокатов Нагорновой Т.А., - в защиту интересов осужденного Ф., Голованова В.Н., - в защиту интересов осужденного Г., Бородулиной М.М., - в защиту интересов осужденного К. они не согласны.

Они, потерпевшие Г.Н., Г.Н.А. считают, что судом правильно установлены фактические обстоятельства дела, действиям Ф., Г., К. дана юридическая квалификация, в соответствии с содеянным, наказание им назначено, исходя из требований закона, считают приговор суда в отношении Ф., Г., К. должен быть оставлен без изменения, кассационные протест и жалобы - без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Дубровина Е.В., проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного протеста государственного обвинителя Ерынич Г.В., кассационных жалоб осужденных Ф., Голованова В.Н., адвокатов Нагорновой Т.А., - в защиту интересов осужденного Ф., Г.В., - в защиту интересов осужденного Г., Бородулиной М.М., - в защиту интересов осужденного К., возражения потерпевших Г.Н., Г.Н.А. на кассационный протест государственного обвинителя Ерынич Г.В., кассационные жалобы осужденных Ф., Г., адвокатов Нагорновой Т.А., - в защиту интересов осужденного Ф., Голованова В.Н., - в защиту интересов осужденного Г., Бородулиной М.М., - в защиту интересов осужденного К.

Выслушав осужденных Ф., Г., заключение прокурора Титова В.П., не поддержавшего кассационный протест государственного обвинителя Ерынич Г.В., полагавшего приговор суда в отношении Ф., Г., К. оставить без изменения, кассационные протест и жалобы без удовлетворения.

Судебная коллегия считает, что приговор суда, в отношении Ф., Г., К. постановлен законно и обоснованно, доказательства, положенные в основу приговора, были полно исследованы в судебном заседании, приведены в приговоре, судом им дана надлежащая оценка.

Доводы, изложенные в кассационном протесте государственного обвинителя Ерынич Г.В., кассационных жалобах осужденных Ф., Г., адвокатов Нагорновой Т.А., - в защиту интересов осужденного Ф., Голованова В.Н., - в защиту интересов осужденного Г., Бородулиной М.М., - в защиту интересов осужденного К., несостоятельны, поскольку не нашли своего подтверждения в судебном заседании, они опровергаются совокупностью доказательств, тщательно исследованных судом и приведенных в приговоре.

К. в судебном заседании показал, что 25 мая 2000 года они, К., Ф., Г., К.Д., 23 июня 1987 года рождения, находились на берегу реки Томь, где распивали спиртные напитки.

Мимо них прошли 2-е ребят с удочками, К.Д. сказал, что ему понравились удочки, и предложил забрать их у ребят, все его поддержали, Ф., при этом предложил позвать их, а здесь они с ними поговорят, тогда К.Д. пошел к этим ребятам он, К. пошел за К.Д.

Когда он, К., догнал К.Д. тот уже смотрел удочки этих ребят, К.Д. сказал ребятам подойти к их компании те с неохотой согласились он, К., не отговаривал К.Д. от затеи завладеть удочками, желая сделать это на месте, знал, что К.Д. не послушает его, думал, что отговорить смогут другие ребята, но сам их об этом не просил.

Подойдя вчетвером к своей компании, К.Д. попросил у Г.А. посмотреть удочку, тот отказался, тогда К.Д. выхватил у него удочку и ударил Г.А. кулаком по лицу Ф. и Г. попросили Г.А. присесть, когда тот присел Ф. ударил его кулаком по голове 2 раза, а Г. - кулаком в лицо и в плечо.

Затем Ф. отвел Г.А. в сторону от всех, за бугор, там они о чем-то разговаривали он, К., видел, как Ф. ударил Г.А. по лицу и того не стало видно из-за бугра, последний упал, в то время как Ф. оставался с Г.А. за бугром, Г. с К.Д., носили к мотоциклу одежду потерпевшего трико, кроссовки, джинсовую куртку.

Вскоре они все вместе собрались, и Ф. сказал Г.А., чтобы последний уходил, но он отказался, тогда Ф. ударил Г.А. скомандовал ему бежать, тот побежал по берегу реки, тут Ф. предложил ему, К., догнать Г.А. и они вдвоем стали догонять потерпевшего.

Г.А. забежал в воду он, К., зашел вслед за ним и так как Г.А. с трудом передвигался, помог ему выйти из воды, после этого Ф. стал избивать Г.А., нанося удары ногами в область живота, затем они втроем стали подниматься по тропинке вверх, по склону, Г.А., падал, Ф. предлагал ему подняться, а если тот не мог этого сделать, то он пинал его.

Это повторялось неоднократно Г.А. терял сознание, а он К. ударами по щекам приводил его в чувство, затем ему, К. удалось поднять Г.А. вверх по склону, где находились Г., К.Д., Б.А.

Он, К., предложил Г. отвезти Г.А. в больницу, тот отказался и с угрозой сказал ему не вмешиваться, они сами разберутся, после чего Г. ударил ногой сидевшего на корточках Г.А. по лицу и тот упал со склона.

Затем они на мотоцикле все, кроме Ф. уехали в гараж, там Г. передал им, К., и Б.А. удочки потерпевшего Г.А., а пришедший позже Ф. забрал остальные вещи Г.А.

Аналогичные показания по происшедшим 25 мая 2000 года событиям на берегу реки Томь дали свидетели К.Д., Б.А., С., С.А., С.А.А.

Суд правильно отметил в приговоре, что К. К.Д., Б., С., С.А., С.А.А., допрошенные, как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, давали подробные показания о происшедших событиях, на основании которых были установлены фактические обстоятельства дела, изложенные в приговоре.

Они являются достоверными, поскольку подтверждаются другими доказательствами и содержат такую информацию, которая, в тот период времени, не была известна ни работникам милиции, ни следователям.

Предварительное следствие и судебное заседание были проведены в соответствии с требованиями УПК РСФСР, ст. 51 Конституции Российской Федерации им, К., К.Д., Б.А., С., С.А., С.А.А., разъяснялась, право на защиту их нарушено не было, допрашивались они в присутствии адвокатов, никто, никакого воздействия на них не оказывал.

В подтверждение вины Ф., Г., К. по совершенным преступлениям, суд в приговоре обоснованно сослался: на показания на законных представителей подсудимых Е., Г.И., К.В., представителя потерпевшего Г.Н. свидетеля П.

Помимо этого суд в приговоре также правильно сослался протоколы: осмотра места происшествия, следственных экспериментов, выемки, изъятий осмотров и опознаний вещественных доказательств, заключения судебно-медицинской, биологической, физико-технической экспертиз, и другие доказательства по делу, дав им надлежащую оценку, приведя в приговоре анализ всем доказательствам по делу.

Оценив собранные по делу доказательства, правильно установив фактические обстоятельства дела, суд обоснованно пришел к выводу, что Ф., Г., К. совершили разбой, т.е. нападение на потерпевшего Г.А. в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему Г.А.

Кроме того Ф., Г., К. умышленно причинили тяжкий вред здоровью Г.А., повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего по предварительному сговору группой лицу, с особой жестокостью.

Суд обоснованно пришел к выводу Ф., Г., К. имели умысел на завладение имуществом Г.А. с того момента, когда они увидели у потерпевшего удочки, тут же у них возник предварительный сговор на применение насилия, в отношении потерпевшего, с целью получения его имущества и этим имуществом они завладели, в результате нападения с применением насилия.

Помимо этого Ф., Г., К., повергая избиению Г.А. сознавали, что своими совместными действиями причиняют потерпевшему тяжкий вред здоровью, так как Г.А. после избиения не мог практически самостоятельно передвигаться, на нем были видны телесные повреждения.

Совершая избиение Г.А. неоднократно, в течение длительного периода времени, нанося большое количество ударов они, Ф., Г., К. сознавали, что своими действиями причиняют потерпевшему особые страдания и мучения.

Предварительный сговор на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшему Г.А. выразился в том, что еще до нападения на него, с целью завладения его имуществом Ф., Г., К. знали о необходимости применения к нему насилия, если он откажется отдать удочки и все применили насилие после такого отказа и в последующем до фактического причинения ему, Г.А. тяжкого вреда здоровью.

Умысел Ф., Г., К., не был направлен на причинение смерти потерпевшему Г.А., потому что они сами отрицают наличие такого умысла у них, кроме того после избиения и в процессе него они, собираясь домой, вели потерпевшего с места происшествия, высказывая мнения о необходимости оказания Г.А. медицинской помощи.

При таких обстоятельствах судебная коллегия доводы государственного обвинителя Ерынич Г.В., изложенные в кассационном протесте о том, что Ф., Г., К., нанося множество ударов потерпевшему Г.А. в жизненно важные органы должны были сознавать и предполагать наступление его смерти, считает необоснованными, несостоятельными.

Судом с достоверностью, на основании исследованных по делу доказательств, установлено, что у Ф., Г., К. не было умысла, направленного на убийство Г.А., умысел их был направлен на причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью, а отношение к наступившим последствиям - смерти является неосторожным.

Ссылка адвоката Голованова В.Н. на то, что Г. нанес только один удар кулаком в лицо Г.А., от которого не могла наступить смерть потерпевшего несостоятельна, гак как не нашла своего подтверждения в судебном заседании, она опровергается совокупностью доказательств, которые свидетельствуют об участии Г. в неоднократном избиении Г.А. и нанесении им потерпевшему удара ногой от которого Г.А. упал со склона.

Психическое состояние Ф., Г., К. проверялось судом, который правильно признал их вменяемыми, в отношении инкриминируемых им деяний, так как они психическим заболеванием не страдали и не страдают.

В момент совершения правонарушения они Ф., Г., К. каких-либо признаков временного болезненного расстройства психической деятельности не обнаруживали, находились в состоянии простого (не патологического) алкогольного опьянения, могли отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Обоснованно, придя к выводу о доказанности вины Ф., Г., К. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 п. "в"; 111 ч. 4 УК РФ суд назначил им наказание, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, фактических обстоятельств дела, их возраста, семейного положения, данных, характеризующих личность, обстоятельств, смягчающих наказание.

Исходя, из вышеизложенного судебная коллегия не усматривает оснований к отмене, изменению приговора в отношении Ф., Г., К., как в части переквалификации действий, так и в части смягчения назначенного им наказания, с применением ст. 64 УК РФ.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Кемеровского областного суда от 22 июня 2001 года в отношении Ф., Г., К. оставить без изменения, кассационные протест и жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"