||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 апреля 2002 г. N 81-о01-172

 

Председательствующий: Пронин М.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Разумова С.А.

судей - Дубровина Е.В., Чакар Р.С.

рассмотрела в судебном заседании от 4 апреля 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Ч., С., Т., К., адвоката Горячевой О.Н., - в защиту интересов осужденного Ч., возражениям потерпевшего Т.Г. на кассационные жалобы осужденных Ч., С., Т., К., адвоката Горячевой О.Н., - в защиту интересов осужденного Ч., кассационной жалобе потерпевшего Т.Г., на приговор Кемеровского областного суда от 24 мая 2001 года, которым

Ч., <...>, русский, образованием 8 классов, холостой, не работавший, проживавший в <...>, ранее судим:

1. 19 мая 1994 года, Заводским районным судом города Кемерово по ст. ст. 108 ч. 2; 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в"; 40 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы - освобожден 30 июня 2000 года по амнистии от 26 мая 2000 года;

2. 25 января 2001 года Заводским районным судом города Кемерово по ст. ст. 116; 119; 69 ч. 3 УК РФ, с применением ст. 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы, условно, с испытательным сроком на 1 год;

осужден:

- по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 14 (четырнадцати) годам лишения свободы, с конфискацией имущества;

- по ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ к 4 (четырем) годам лишения свободы;

- по ст. ст. 33 ч. 4, 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно Ч. назначено наказание в виде лишения свободы, сроком на 18 (восемнадцать) лет, с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Приговор Заводского районного суда города Кемерово от 25 января 2001 года постановлено исполнять самостоятельно.

С., <...>, русский, образованием 11 классов, холостой, не работавший, проживавший в <...>, ранее судим:

1. 16 июня 1999 года Центральным судом города Кемерово по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г"; 161 ч. 2 п. п. "б", "г", "д"; 69 ч. 3 УК РФ к 3 годам 7 месяцам лишения свободы - освобожден 31 июля 2000 года по амнистии от 26 мая 2000 года; осужден:

- по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 13 (тринадцати) годам лишения свободы, с конфискацией имущества;

- по ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ к 4 (четырем) годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно С. назначено наказание в виде лишения свободы, сроком на 14 (четырнадцать) лет, с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Т., <...>, русский, образованием 8 классов, холостой, не работавший, проживавший в <...>, ранее не судим; осужден:

- по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 11 (одиннадцати) годам лишения свободы, с конфискацией имущества;

- по ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ к 4 (четырем) годам лишения свободы;

- по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно Т. назначено наказание в виде лишения свободы, сроком на 16 (шестнадцать) лет, с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 97; п. "а" ч. 1 ст. 99, 100 УК РФ Т. назначена принудительная мера медицинского характера - амбулаторное принудительное наблюдение и лечение от алкоголизма у психиатра - нарколога.

К., <...>, русский, со средним специальным образованием, не работавший, проживавший по адресу <...>, ранее не судим; осужден:

- по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 10 (десяти) годам лишения свободы, с конфискацией имущества;

- по ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ к 4 (четырем) годам лишения свободы;

- по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ к 14 (четырнадцати) годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно К. назначено наказание в виде лишения свободы, сроком на 15 (шестнадцать) лет, с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 97; п. "а" ч. 1 ст. 99, 100 УК РФ К. назначена принудительная мера медицинского характера - амбулаторное принудительное наблюдение и лечение от алкоголизма у психиатра-нарколога.

По приговору суда взыскано:

- в пользу Т.Г. с Ч., С., Т., К., солидарно, 110 рублей в счет возмещения материального ущерба;

- в пользу Т.Г. с Ч. 20.000 рублей, с С. 10.000 рублей, с Т., К. по 35.000 рублей, с каждого, в счет возмещения морального вреда. Изучив материалы дела, судебная коллегия

 

установила:

 

Ч., С., Т., К. осуждены за то, что они 6 ноября 2000 года совершили разбой, т.е. нападение на потерпевшего Т.А. в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему, Ч. и С. группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

7 ноября 2000 года они же, Ч., С., Т., К. совершили незаконное лишение человека, Т.А., свободы, не связанное с его похищением, группой лиц по предварительному сговору.

7 ноября 2000 года Т., К. совершили убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку Т.А., совершенное группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление, а Ч., совершил соучастие в убийстве в форме подстрекательства.

Преступления ими были совершены 6 - 7 ноября 2000 года, в городе Кемерово, Кемеровской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Подсудимый Ч., в судебном заседании виновными себя не признал, подсудимые С., Т., К. виновными себя признали частично.

В кассационных жалобах:

- осужденный Ч. указывает, что с приговором суда в отношении него не согласен, так как никаких преступлений, за которые он осужден не совершал.

Приговор суда постановлен на недостоверных показаниях К., Т., С., К.Н., В., Э., которые оговорили его во вмененных ему, Ч., преступлениях, ни в ходе предварительного следствия, судебного заседания не добыто достоверных доказательств того, что он участвовал в совершении каких-либо преступлений.

В судебном заседании не были проверены и исследованы все доказательства, имеющие существенное отношение к делу о невиновности, его, Ч., к преступлениям совершенным Т., К., а поэтому просит приговор суда в отношении него отменить, оправдать, за недоказанностью совершения им тех преступлений, по которым он признан судом виновным.

- Адвокат Горячева О.Н. приговор суда в отношении Ч., считает незаконным, необоснованным, так как ни какого подстрекательства Т.А., К. к совершению убийства потерпевшего Т. он, Ч., не совершал.

Судом с достоверностью не установлено совершили ли убийство Т. и К. потерпевшего Т.А., под влиянием уговора Ч., либо действовали самостоятельно, при этом Ч. не был ранее знаком с Т. и К., знал только С., который рассказал ему об убийстве Т.А.

С., Т. на предварительном следствии давали показания, не соответствующие фактическим обстоятельствам дела, оговорили Ч., в совершенных преступлениях, потому что со стороны работников милиции на них было оказано воздействие.

К., допрошенный в судебном заседании, пояснил, что Ч., в день совершения преступлений не видел, последний не подстрекал убивать водителя автомашины потерпевшего Т.А., кроме того в деле нет доказательств совершение Ч. лишения свободы Т.А.

Свидетели Э., К.Н. с достоверностью не утверждают о том, кто мог лишить свободы Т.А. и посадить потерпевшего в подпол.

На основании изложенного адвокат Горячева О.Н. просит приговор суда в отношении Ч. отменить, дело направить в тот же суд на новое рассмотрение, со стадии судебного разбирательства, в ином составе судей.

- Осужденный С. с приговором суда в отношении него не согласен, так как в основу приговора положены доказательства, которые не нашли своего подтверждения в судебном заседании, строя свои выводы на домыслах, предположениях о том, что непосредственно он, С., принимал участие в водворении Т.А. в подпол.

Ударов палкой потерпевшему Т.А. он, С., не наносил, К., Т., допрошенные на предварительном следствии и в судебном заседании по происшедшим событиям дали противоречивые показания, помимо этого предварительное следствие проводилось с нарушением УПК РСФСР, так как не проведены следственный эксперимент и ситуационный анализ происшедшего.

Учитывая изложенное выше осужденный С. просит приговор суда в отношении него отменить, исключить осуждение его по ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ, переквалифицировать его действия со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 161 ч. 2 УК РФ.

- Осужденный Т. приговор суда в отношении него считает незаконным, необоснованным, так как выводы суда, изложенные в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела он, Т., действительно помогал Ч., С., К. избивать Т.А., но предварительного сговора у него с этими лицами не было.

В ходе предварительного следствия он, Т., давал неправильные показания, потому что со стороны работников милиции на него было оказано физическое и психическое воздействие, умысла на завладение имуществом Т.А. он, Т., на имел.

В подполе Т.А. набросился на него, стал избивать кулаками, тогда он, Т., подобрал с пола нож, стал им защищаться от Т.А., нанес ему удар ножом в область груди, Т.А. выхватил нож из его руки, затем, обороняясь от Т.А., он, Т., взял, находившийся в подполе топор, которым ударил потерпевшего в область спины, последний упал.

Когда он, Т., выходил из подпола Т.А. был еще жив, затем после него в подпол спустился К., что произошло между ними он, Т., не знает, так как происходящего не видел.

Во время нанесения им, С., ударов ножом, топором Т.А., не понимал значение своих действий и не мог руководить ими, с заключением судебно-психиатрической экспертизы не согласен, считает это заключение необъективным.

Поэтому, с учетом указанного выше осужденный Т. просит приговор суда в отношении него изменить, переквалифицировать его действия со ст. ст. 162 ч. 3 п. "в"; 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ на ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ, смягчить наказание.

- Осужденный К. с приговором суда в отношении него не согласен, так как в ночь с 6 на 7 ноября 2000 года он действительно находился у Э. с В., умысла на убийство Т.А. у него не было, в драке с ним участия не принимал.

Ч., С., Т., приехавшие на автомашине под управлением Т.А. вошли к ним в квартиру, Т.А. стал требовать оплаты за проезд троих в его автомобиле, за это Ч., С., Т. его, Т.А., избили, спустили в подпол.

При этом он, К., никакого участия в избиении потерпевшего не принимал, в момент избиения находился на кухне, происходящего не видел, не способствовал опусканию Т.А. в подпол, Ч. предложил завладеть имуществом и автомашиной Т.А., он же, К., находился в автомашине потерпевшего в качестве пассажира.

Ему, К., неправильно назначена принудительная мера медицинского характера - амбулаторное принудительное наблюдение и лечение от алкоголизма у психиатра-нарколога, так как алкогольными напитками не злоупотреблял, у нарколога на учете не состоял.

В связи с тем, что в деле нет доказательств совершения им преступлений, за которые он, К., осужден, просит приговор суда в отношении него отменить, оправдать его по ст. ст. 162 ч. 3 п. "в"; 127 ч. 2 п. "а" УК РФ, отменить применение к нему п. "г" ч. 1 ст. 97; п. "а" ч. 1 ст. 99, 100 УК РФ.

Потерпевший Т.Г. в возражениях на кассационные жалобы осужденных Ч., С., Т., К., адвоката Горячевой О.Н., - в защиту интересов осужденного Ч. указывает, что с этими кассационными жалобами он не согласен, так как вина Ч., С., Т., К. в совершенных преступлениях в отношении его сына, Т.А., доказана полностью, они заслуживают более строгого наказания, назначенного судом.

Помимо этого потерпевший Т.Г. в своей кассационной жалобе указывает, что приговор суда в отношении Ч., С., Т., К. является незаконным, необоснованным, так как он вынесен с нарушением УК РФ и УПК РСФСР, суд необоснованно исключил из обвинения Ч., Т., К. квалифицирующие признаки убийства Т.А., с особой жестокостью, и лица, Т.А., находящегося в беспомощном состоянии.

Кроме того суд необоснованно исключил из обвинения Ч., С., Т., К. квалифицирующий признак совершение разбоя, с причинением потерпевшему ущерба в крупном размере.

Наказание Ч., С., Т., К. назначено чрезмерно мягкое, без учета фактических обстоятельств дела, обстоятельств, отягчающих наказание, а поэтому просит приговор суда в отношении Ч., С., Т., К. отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

Заслушав доклад судьи Дубровина Е.В., проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденных Ч., С., Т., К., адвоката Горячевой О.Н., - в защиту интересов осужденного Ч., возражениям потерпевшего Т.Г. на кассационные жалобы осужденных Ч., С., Т., К., адвоката Горячевой О.Н., - в защиту интересов осужденного Ч., кассационной жалобе потерпевшего Т.Г.

Выслушав Ч., заключение прокурора Шляевой И.Ю., полагавшей приговор суда в отношении Ч., С., Т., К. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Судебная коллегия считает, что приговор суда, в отношении Ч., С., Т., К., постановлен законно и обоснованно, доказательства, положенные в основу приговора, были полно исследованы в судебном заседании, приведены в приговоре, судом им дана надлежащая оценка.

Доводы, изложенные в кассационных жалобах осужденных Ч., С., Т., К., адвоката Горячевой О.Н., - в защиту интересов осужденного Ч., возражениях потерпевшего Т.Г. на кассационные жалобы осужденных Ч., С., Т., К., адвоката Горячевой О.Н., - в защиту интересов осужденного Ч., кассационной жалобе потерпевшего Т.Г. несостоятельны, поскольку не нашли своего подтверждения в судебном заседании, они опровергаются совокупностью доказательств, тщательно исследованных судом и приведенных в приговоре.

Допрошенный на предварительном следствии С. показал, что 6 ноября 2000 года, около 22 часов, к нему домой приехал Ч. и предложил совершить убийство водителя автомобиля "ВАЗ 21093" Т.А., на котором он приехал, а автомобиль продать.

Он, С., отказался убивать водителя Т.А., согласившись только совершить на него нападение и предложил завести водителя в какой-нибудь дом, под предлогом познакомиться с женщинами, там его оглушить и завладеть его автомобилем.

С этой целью он, предложил поехать к его знакомому Э. и там действовать по обстановке, затем они все вместе, т.е. он, С., Ч., Т. и Т.А. зашли в дом, Ч., и Т.А. о чем-то разговаривали в зале, он, С., взял на кухне деревянную скалку, подошел к Т.А. и нанес ему удар по голове.

После удара Т.А. побежал к выходу, но его задержали и стали избивать Т., К., Ч., он же, С., нанес Т.А. не менее 6 ударов скалкой по голове, туловищу, кто-то снял с водителя кожаную куртку, а Т. извлек из кармана куртки деньги в сумме 110 рублей и передал их ему, С., а куртку отдал Ч.

Тогда Ч. предложил убить Т.А. двоим Т. и К., на это предложение Ч. согласились, потом они втроем приехали на <...>, где Т. и К., взяв с собой нож и топор спустились в подпол, откуда минут через 10 вылез Т. и сказал, что водитель готов, затем он, С., спустился в подпол, посмотрел на водителя и ему показалось, что он еще жив, о чем он сказал К. и тот придавил шею водителя Т.А. рукояткой топора.

Аналогичные показания по происшедшим событиям дали Т., К., чьи показания соответствуют фактическим обстоятельствам дела, изложенным судом в приговоре.

Суд правильно отметил в приговоре, что С., Т., К., в первоначальной стадии предварительного следствия не только признавали свою вину в совершенном, но и давали подробные показания, на основании которых были установлены фактические обстоятельства дела, изложенные в приговоре.

Они являются достоверными, поскольку подтверждаются другими доказательствами и содержат такую информацию, которая, в тот период времени, не была известна ни работникам милиции, ни следователям.

Предварительное следствие и судебное заседание были проведены в соответствии с требованиями УПК РСФСР, ст. 51 Конституции Российской Федерации им, С., Т., К. разъяснялась, право на защиту их нарушено не было, допрашивались они в присутствии адвокатов никто, никакого воздействия на них не оказывал.

Потерпевший Т.Г. показал, что 6 ноября 2000 года, днем, его сын, Т.А., уехал из дома на автомашине марки "ВАЗ-21093" государственный номер <...> черного цвета, чтобы заработать деньги частным извозом, и больше домой не возвратился, о том, что сын обнаружен убитым в подполе дома <...> узнал от сотрудников милиции.

Свидетель Э. показал, что в ночь с 6 на 7 ноября 2000 года находился у себя дома, где кроме него были его жена, К. К.Н. и В., когда туда приехали С., Т. и ранее не знакомый Ч., и Т.А.

Он, Э., вместе с ними выпил спиртного и ушел спать в другую комнату, но вскоре услышал шум из коридора, вышел туда и увидел, что С. Т. и Ч., избивают Т.А., нанося удары руками и ногами по различным частям тела, а затем сбросили его в подпол.

Перед этим С. ему сказал, что Т.А. побудет в подполе некоторое время, а затем они его отпустят, но впоследствии К. сказал ему что они убили водителя автомашины Т.А., труп его находится в подполе дома.

Свидетель К.Н. пояснила, что вечером 6 ноября 2000 года она находилась в доме <...>, где находились С., Т., Ч. и незнакомый парень, как она узнала позднее Т.А.

Через некоторое время она увидела, что С., Т., Ч. и К. избивают Т.А., который просил их его не бить, удары Т.А. наносили руками, ногами, а Ч. еще и ножом в спину, из комнаты вышел Э., и закричал, чтобы драться шли на улицу.

Тогда Ч., С., Т. и К. сбросили Т.А. в подпол, закрыли крышку, Ч., в это время бросил на стол нож и сказал, что бы она его помыла от крови, но она мыть нож отказалась, после этого все парни ушли из дома, а возвратились под утро без Ч.

Возвратившись С., Т. и К. стали распивать спиртное, а затем Т. и К. спустились в подпол, откуда через некоторое время вышли и сказали, что Т.А. мертв, при этом у них у обоих руки были в крови.

Аналогичные показания в судебном заседании дала свидетель В., подтвердив происходившие события вечером 6 - 7 ноября 2000 года в доме <...>, где находились С., Т., Ч. и незнакомый парень, как она узнала позднее Т.А.

Показания свидетелей Э., К.Н., В. являются достоверными, соответствующими действительности, поскольку они последовательны, не противоречивы, подтверждаются другими доказательствами, приведенными судом в приговоре.

Причем эти показания свидетели Э., К.Н., В. давали добровольно, ст. 51 Конституции Российской Федерации им разъяснялась, право на защиту их нарушено не было, допрашивались они в присутствии адвокатов никто, никакого воздействия на них не оказывал.

В подтверждение вины Ч., С., Т., К., по совершенным преступлениям, суд в приговоре обоснованно сослался: на показания потерпевшего Т.Г., свидетелей К.Л., И., протоколы: осмотра места происшествия, выемки, изъятий осмотров и опознаний вещественных доказательств, заключения судебно-медицинских, физико-технических экспертиз, и другие доказательства по делу, дав им надлежащую оценку, приведя в приговоре анализ всем доказательствам по делу.

Оценив собранные по делу доказательства, правильно установив фактические обстоятельства дела, суд обоснованно пришел к выводу, что Ч., С., Т., К. 6 - 7 ноября 2000 года совершили разбой, т.е. нападение на потерпевшего Т.А. в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему, Ч. и С. группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

7 ноября 2000 года они же, Ч., С., Т., К. совершили незаконное лишение человека, Т.А. свободы, не связанное с его похищением, группой лиц по предварительному сговору.

7 ноября 2000 года Т., К. совершили убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку Т.А., совершенное группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление, а Ч., С., Т., К. 6 ноября 2000 года совершили разбой, т.е. нападение на потерпевшего Т.А. в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему, Ч. и С. группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

7 ноября 2000 года они же, Ч., С., Т., К. совершили незаконное лишение человека, Т.А., свободы, не связанное с его похищением, группой лиц по предварительному сговору.

7 ноября 2000 года Т., К. совершили убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку Т.А., совершенное группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление, а Ч., совершил соучастие в убийстве в форме подстрекательства.

Судом с достоверностью было установлено, что Ч., С., Т., К. в процессе разбойного нападения причинили Т.А. тяжкий вред здоровью, завладели его имуществом, но не в крупном размере, а затем, опасаясь возможности Т.А. заявить о случившемся в милицию опустили его в подпол насильно, где удерживали, тем самым лишили свободы Т.А., возможности передвижения в пространстве и времени.

При этом Ч., путем уговоров склонил Т. и К. к совершению убийства Т.А. и они действуя группой лиц по предварительному сговору с Ч., совершили это убийство, Ч. являлся подстрекателем, так как именно он первым предложил убить потерпевшего.

Об умысле Т. и К., направленном на убийство потерпевшего Т.А. свидетельствуют их фактические действия.

Так они, Т. и К., нанося удары Т.А. ножом, топором в жизненно важные органы голову, грудь, сознавали, что в результате их действий наступит смерть потерпевшего, желали и сознательно допускали ее наступления, при этом Т.А. на Т. и К., не нападал, последние от него не оборонялись.

Суд обоснованно по ходатайству государственного обвинителя Болотовой О.А. исключил из обвинения Ч., Т., К. квалифицирующие признаки убийства Т.А., с особой жестокостью и лица находящегося в беспомощном состоянии, так как умысла на убийство Т.А., с особой жестокостью у них не было, кроме того Т.А. во время происшедшего не находился в беспомощном состоянии.

Во время этого убийства Т. и К., не находились в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), потому что со стороны потерпевшего Т.А. не было насилия, издевательства, тяжкого оскорбления, иных противоправных, аморальных действий, а равно длительной психотравмирующей ситуации, которая могла бы возникнуть в связи с систематическим противоправным, аморальным поведением потерпевшего, такой ситуации в ходе предварительного следствия и судебного заседания установлено не было.

Психическое состояние Т. и К., проверялось судом, который правильно признал их вменяемыми, в отношении инкриминируемых им деяний, так как они психическим расстройством не страдали и не страдают.

В момент совершения правонарушения они, Т. и К., каких-либо признаков временного болезненного расстройства душевной деятельности не обнаруживали, находились в состоянии простого (не патологического) алкогольного опьянения, могли отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

По заключениям наркологических экспертиз Т. и К., страдают хроническим алкоголизмом и нуждаются в принудительном лечении от него, поэтому суд правильно применил им п. "г" ч. 1 ст. 97; п. "а" ч. 1 ст. 99, 100 УК РФ.

Все по делу экспертизы, в том числе судебно-психиатрические, наркологические проведены высококвалифицированными врачами-экспертами, составлены в соответствии с требованиями закона и у судебной коллегии сомнений не вызывают.

Обоснованно, придя к выводу о доказанности вины Ч., в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 п. "в"; 127 ч. 2 п. "а"; 33 ч. 4, 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ, С., в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 п. "в"; 127 ч. 2 п. "а" УК РФ, Т., в совершении преступлении, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 п. "в"; 127 ч. 2 п. "а"; 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ, К., в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 п. "в"; 127 ч. 2 п. "а"; 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ, суд назначил им наказание, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, фактических обстоятельств дела, их семейного положения, состояния здоровья, данных характеризующих личность, обстоятельств, как отягчающих, так и смягчающих наказание.

Исходя, из вышеизложенного судебная коллегия не усматривает оснований к отмене, изменению приговора в отношении Ч., С., Т., К., как в части переквалификации их действий, так и в части смягчения назначенного им наказания.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Кемеровского областного суда от 24 мая 2001 года в отношении Ч., С., Т., К. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"