||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 апреля 2002 г. N 10-О02-5

 

Председательствующий: Бурков В.Н.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Пелевина Н.П.,

судей - Рудакова С.В. и Куменкова А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 4 апреля 2002 года дело по кассационным жалобам адвокатов Гватуа Э.Ш., Акуловой Т.Н., осужденного Р. на приговор Кировского областного суда от 9 ноября 2001 года, которым

Р., <...>,

осужден по ст. ст. 30 ч. 3 - 290 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права занимать должности на государственной службе сроком на два года, по ст. 292 УК РФ к 1 году исправительных работ по месту работы с удержанием 20% заработной платы в доход государства с освобождением от наказания за истечением сроков давности, по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. ст. 33 ч. 5 - 163 ч. 2 п. "б" УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 290 ч. 4 п. п. "б", "в" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ст. 293 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ по месту работы с удержанием 20% заработной платы в доход государства с освобождением от наказания за истечением срока давности, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно по совокупности преступлений назначено 4 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с лишением права занимать должности на государственной службе сроком на два года.

По делу осуждены также П., Ч., Д., приговор в отношении которых не обжалован и не опротестован.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Рудакова С.В., объяснения адвоката Гватуа Э.Ш., поддержавшего доводы жалоб, заключение прокурора Хомицкой Т.П., полагавшей отменить приговор в отношении Р. в части осуждения по ст. ст. 33 ч. 5 - 163 ч. 2 п. "б" УК РФ за недоказанностью его участия в совершении преступления, по ст. ст. 292, 293 ч. 1 УК РФ за истечением сроков давности, в остальном оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Р. признан виновным и осужден за то, что являясь должностным лицом, совершил покушение на получении взятки через посредника в виде денег за действия в пользу взяткодателя, входящие в его служебные полномочия как должностного лица и совершению которых он мог способствовать в силу должностного положения, связанные с совершением незаконных действий, за внесение в официальные документы заведомо ложных сведений, за мошенничество, совершенное путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, лицом с использованием своего служебного положения, в крупном размере, за пособничество в вымогательстве неоднократно, за получение взятки в виде денег неоднократно с вымогательством взятки, за ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей вследствие небрежного отношения к службе.

Преступления совершены при обстоятельствах, указанных в приговоре суда.

Р. виновным себя не признал.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

адвокат Акулова просит приговор в отношении Р. отменить, дело прекратить, поскольку вина его не доказана. Утверждается, что Р. не являлся должностным лицом и не мог совершить должностное преступление. Р. считал, что Д. получил ГЖС законно, никакой выгоды от этого не имел и иметь не предполагал и, следовательно, не совершал мошенничество и покушение на получение взятки. Не доказано, что Р. оказал пособничество в вымогательстве. Р. получил печку от П. возмездно, следовательно, никакого преступления не совершал. Действия Р. не были направлены на умышленное невключение К. в список на получение ГЖС в ноябре 2000 года и не могут расцениваться как вымогательство части взяток. Взятки Р. также не получил и не может быть за это осужден. При назначении наказания Р. суд не учел данные о его личности и состояние здоровья. Р. инвалид II группы и его нецелесообразно лишать свободы.

Осужденный Р. просит приговор отменить, дело прекратить, освободив его из-под стражи. Он утверждает, что занимался только технической работой и выводы суда о том, что он является должностным лицом неверны. Признаки мошенничества в его действиях отсутствуют. П. оговорил его. По делу нет доказательств наличия сговора Р. и Ч., Р. не знал о намерениях Ч. Оснований для квалификации его, Р., действий, как пособничество, нет. Суд не учел показаний П. о намерениях Р. купить печку. Показания К. не могут быть положены в основу обвинения, поскольку он заинтересован в исходе дела. Не доказан факт передачи ему денег до 4 декабря 2000 года. Он не только не вымогал взятку, но и не получал денег от К. Суд не принял во внимание его состояние здоровья, его родителей и их возраст.

Адвокат Гватуа Э.Ш. также просит приговор в отношении Р. отменить, дело прекратить за недоказанностью предъявленного ему обвинения. В обоснование этого утверждается, что выводы суда основаны на предположениях. Денег у Д. Р. не требовал ни лично, ни через посредников. Р. не знал, что Ч. ездил к Д. домой и требовал деньги. П. оговорил Р. Печку "Дымок" Р. получил от П., заплатив тому 500 рублей. Взятки от К. Р. не получал и не требовал ее. Конверт с деньгами Р. добровольно выдал сотрудникам милиции. В халатности Р. не может быть признан виновным. По состоянию здоровья Р. подлежит освобождению от наказания.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Признавая Р. виновным в совершении пособничества Ч. в вымогательстве чужого имущества, суд в приговоре указал, что в декабре 1999 года Р. и Ч. договорились совершить вымогательство денежных средств у Д. Р. сообщил Ч. об обстоятельствах незаконного получения Д. жилищного сертификата, назвал адрес квартиры, которую приобрел Д. за счет похищенных средств. При этом Р. сообщил, что из суммы сертификата в 172.800 рублей 34.000 рублей были похищены за счет увеличения календарной выслуги лет у Д. Р. и Ч. договорились требовать с Д. половину от денежных средств за счет увеличения календарной выслуги лет, то есть 17.000 рублей под угрозой распространения сведений о незаконности получения сертификата.

Пособничество суд усмотрел в том, что Р. с целью вымогательства имущества у потерпевших, сообщил Ч. об обстоятельствах незаконного получения Д. сертификата и указал место его жительства.

Вместе с тем, вывод суда о наличии в действиях Р. пособничества в вымогательстве, которое совершил Ч., не подтвержден имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

В ходе судебного разбирательства Р. и Ч. отрицали факт договоренности на вымогательство денег у Д.

Как показал в суде Ч., он лишь предложил Р. выяснить у Д. о получении П. вознаграждения от получателя ГЖС.

Как на доказательства виновности Р. в пособничестве, суд сослался на показания Ч. в ходе следствия.

Из этих показаний Ч. видно, что Р. передал ему просьбу П. выяснить отношения с получателем сертификата Д. При этом просил узнать об оказании П. Д. содействия в получении сертификата за вознаграждение, дал адрес Д.

Эти данные не свидетельствуют о том, что Р. и Ч. договорились совершить вымогательство денег у Д., что они договорились требовать 17.000 рублей.

В подтверждение вины Р. суд сослался также на показания Д., Д.Н., а также их сына Д.С. Указанные лица подтвердили факт вымогательства Ч. 17.000 рублей, который затем снизил сумму до 14.000 рублей.

Ч. говорил, что они не заплатили деньги лицам с администрации области, которые помогли получить им жилищный сертификат. По характеру разговора они поняли, что имеется в виду Р.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что Д., Д.Н. и Д.С. лишь предполагали, что деньги требуются для Р. и не опровергают возможность того, что Ч. действовал по собственной инициативе, располагая соответствующей информацией.

В пользу этого свидетельствуют показания Д. и Д.Н. о том, что Ч., как способ погашения долга, предложил им найти знакомых, которые стоят на очереди на получение ГЖС, которым он поможет получить сертификат вне очереди через должностных лиц администрации области за вознаграждение в 10.000 рублей.

Как показала Д.Н., она своим знакомым Н. и Щ. предложила через Ч. за вознаграждение должностным лицам получить сертификат.

Эти действия Ч. в отношении Н. и Щ. квалифицированы, как мошенничество.

Таким образом, достоверно не подтвержден факт сговора Р. и Ч. на вымогательство денежных средств у Д., не установлено, что именно Р. сообщил Ч. обстоятельства незаконного получения Д. жилищного сертификата, не установлено, что они договорились требовать половину от денежных средств за счет увеличения выслуги лет, а также тот факт, что Р. назвал адрес Д. именно в связи с вымогательством.

При таких обстоятельствах приговор в части осуждения Р. по ст. ст. 33 ч. 5 - 163 ч. 2 п. "б" УК РФ подлежит отмене, а дело прекращению за недоказанностью участия Р. в совершении преступления.

Доводы кассационных жалоб о том, что Р. не являлся должностным лицом, судебная коллегия находит несостоятельными.

По характеру возложенных на Р. должностных обязанностей и полномочий, как на главного специалиста администрации области, члена и ответственного секретаря рабочей группы при администрации области, он являлся должностным лицом, выполняющим организационно-распорядительные функции. Принимаемые Р. решения по подготовке и формированию списков на получение ГЖС, заполнение и выдача ГЖС (государственного жилищного сертификата) влекли для граждан правовые последствия, связанные с реализацией их права на получение ГЖС - свидетельства о выделении безвозмездной субсидии на приобретение жилого помещения.

Факт совершения Р. мошенничества, покушения на получение взятки доказан.

Из показаний Д. видно, что в 1996 году он был уволен с военной службы за совершение проступка, порочащего военнослужащего.

В конце 1998 года - начале 1999 года он обратился к П. с просьбой оказать содействие в получении жилищного сертификата за вознаграждение, на что П. согласился при условии решения этого вопроса его начальником Р. П. сообщил ему, что Р. предложил представить фиктивную справку об увольнении с военной службы, что дает возможность получения сертификата с оплатой жилого помещения 100%.

Как далее показал Д., в мае 1999 года через работников военкомата он изготовил фиктивную справку о своем увольнении, указав в ней ложные сведения о выслуге лет, а также причине увольнения. Эту справку он передал П., который на листе бумаги написал цифру "6". Он понял, что должен передать 6.000 рублей. Он согласился. После получения сертификата и покупки квартиры к нему приходил П. и просил передать 6.000 рублей для Р. Он отказал, так как не было денег.

Аналогичные показания дала свидетель Д.Н.

Из показаний П., которые признаны судом достоверными, следует, что фиктивные справки, касающиеся Д., он передавал Р. Он и Р. договорились, что Д. будет включен в список на получение ГЖС при поступлении документов на Д. из администрации Нововятского района. При разговоре с Р. подразумевалось, что Д. за это передаст вознаграждение. После поступления документов Р. включил Д. в список на получение ГЖС, который был утвержден на заседании рабочей группы. П. приходил к Д. и просил передать для Р. обещанное вознаграждение, но тот отказался ввиду отсутствия денег.

В ходе обыска из кабинета Р. была изъята выписка из приказа командующего войсками Приволжского округа внутренних войск МВД РФ от 5.09.96 года об увольнении с военной службы Д. по истечении срока военной службы с выслугой 25 лет 9 месяцев.

На основе изъятых в кабинете Р. документов установлено, что при формировании списка получателей ГЖС в 1999 году Р. на июнь 1999 года вносил Д. с указанием выслуги 25 лет и стоимостью сертификата 172.800 рублей. Также в имеющихся у Р. общих списках граждан, уволенных с военной службы, нуждающихся в обеспечении жильем, изъявивших желание принять участие в программе ГЖС, значился Д. с увольнением с военной службы 19.09.93 года и выслугой 22 года.

Оценив все доказательства по делу, суд обоснованно пришел к выводу о том, что Р., зная об отсутствии у Д. права на получение ГЖС, путем предоставления и внесения в официальные документы заведомо ложных сведений о законности его права, обратил государственное имущество в виде безвозмездной субсидии в пользу Д., а также покушался на получение взяток и совершил для этого необходимые действия. Взятку Р. не получил по независящим от него обстоятельствам, ввиду отказа Д. передать взятку из-за отсутствия денег.

Правовая оценка действий Р. по ст. ст. 30 ч. 3 - 290 ч. 2, 159 ч. 3 п. "б" УК РФ является правильной.

Доводы жалоб о том, что взятки от К. Р. не получал, а за печку "Дымок" заплатил деньги, судебная коллегия находит несостоятельными.

Из показаний Ш. видно, что в августе - сентябре 2000 года П. в ходе телефонных разговоров в связи с получением им сертификата предложил передать для него и Р. две печки "Дымок", которые производились в г. Вятские Поляны, в виде взятки. Опасаясь, то он может не получить сертификат, на предложение П. согласился. Приобретя две печки, он позвонил Р. и сообщил о времени приезда в г. Киров. В Кирове он передал П. две печки и получил от Р. сертификат.

Свидетель С. подтвердил, что одну из печек привез в квартиру Р.

Показаниями П. подтверждено, что Р. также согласился получить печку от Ш. Р. деньги за печку не передавал и разговора об этом не было.

Из показаний свидетеля К. следует; что в начале октября и ноября 2000 года он передал Р. в качестве взятки два раза по 1000 рублей, опасаясь, что он может не попасть в список получателей ГЖС. 28 ноября 2000 года, понимая, что с него вымогается взятка в большом размере, передал Р. в кабинете последнего конверт с деньгами в сумме 5000 рублей.

П. подтвердил факт передачи конверта.

Данными протокола осмотра места происшествия установлено, что 4 декабря 2000 года в кабинете Р. были обнаружены и изъяты 50 купюр по 100 рублей, которые, по заявлению Р., ему передал К.

Прослушиванием аудиокассеты разговора К. и Р. от 4.12.2000 года в судебном заседании установлено, что между К. и Р. в присутствии П. состоялся разговор о передаче К. Р. части обусловленной суммы денег за включение в список на получение ГЖС.

Приведенные данные свидетельствуют о доказанности фактов получения Р. взяток от Ш. и К.

При этом действия Р. по факту получения взяток от К. в сумме 5.000 рублей при согласованной сумме взятки в 21.024 рубля правильно квалифицированы как связанные с вымогательством, поскольку у Р. не было каких-либо законных оснований не включать К. в список получателей сертификата. Ссылка Р. на отсутствие протокола районной комиссии была использована Р. для вымогательства у К. большей суммы взятки. Этими действиями Р. создавал условия, при которых К. был вынужден дать взятку с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов.

Правовая оценка действий Р. по ст. 290 ч. 4 п. п. "б", "в" УК РФ является правильной.

Как видно из приговора, Р. признан виновным и ему назначено наказание по ст. ст. 292, 293 ч. 1 УК РФ.

Однако уже на момент постановления приговора истекли сроки давности привлечения Р. к уголовной ответственности за эти преступления.

Статья 78 УК РФ предусматривает освобождение от уголовной ответственности, а не от наказания, если истекли сроки давности.

В силу этого в отношении Р. не мог состояться обвинительный приговор и назначено наказание по ст. ст. 292, 293 ч. 1 УК РФ.

В этой части приговор в отношении Р. подлежит отмене, а дело прекращению за истечением сроков давности.

Наказание Р. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом исключительных обстоятельств, имеющихся по делу и подлежит смягчению по совокупности преступлений в связи с уменьшением объема обвинения.

Оснований к освобождению Р. от отбывания наказания по болезни не имеется.

Отсутствует решение соответствующей специальной медицинской комиссии.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Кировского областного суда от 9 ноября 2001 года в отношении Р. в части осуждения по ст. ст. 33 ч. 5 - 163 ч. 2 п. "б" УК РФ отменить и дело прекратить за недоказанностью его участия в совершении преступления.

Этот же приговор в отношении Р. в части осуждения по ст. ст. 292, 293 ч. 1 УК РФ отменить и дело прекратить на основании ст. 78 УК РФ, ст. 5 ч. 1 п. 3 УПК РСФСР за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 30 ч. 3 - 290 ч. 2, 159 ч. 3 п. "б", 290 ч. 4 п. п. "б", "в" УК РФ путем частичного сложения назначить Р. четыре года три месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с лишением права занимать должности на государственной службе на два года.

В остальном приговор в отношении Р. оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

 

Председательствующий

Н.П.ПЕЛЕВИН

 

Судьи

С.В.РУДАКОВ

А.В.КУМЕНКОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"