||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 апреля 2002 г. N 41кпо02-24сп

 

4 апреля 2002 года Кассационная палата по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Шурыгина А.П.

судей Микрюкова В.В., Степалина В.П.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационному протесту прокурора и кассационной жалобе потерпевшей на приговор суда присяжных заседателей Ростовского областного суда от 5 ноября 2001 года, которым:

Е. <...>, гражданин РФ, имеющий 3 класса образования, холост, не работает, проживает по адресу: <...>, ранее судимый по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" и 161 ч. 2 УК РФ в 1997 г. Первомайским районным судом г. Ростова-на-Дону к 3 годам лишения свободы, освободился 14.11.00 г.

оправдан по п. "в" ч. 3 ст. 162 и п. п. "д", "ж", "з", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ за недоказанностью его участия в совершении преступлений,

Д., <...>, имеет среднетехническое образование, не судим, проживает в <...>

оправдан по п. "в" ч. 3 ст. 162 и п. п. "д", "ж", "з", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ за недоказанностью его участия в совершении преступлений,

Р. <...>, не замужем, не работает, гражданка РФ, имеет среднее образование, не судима, проживает в <...>

оправдана по п. "в" ч. 3 ст. 162 и п. п. "д", "ж", "з", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ за недоказанностью ее участия в совершении преступлений.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., заключение прокурора Лущиковой В.С., поддержавшей доводы протеста, Кассационная палата

 

установила:

 

органами предварительного следствия Е., Д. и Р. обвинялись в том, что 27 декабря 2000 г., совместно с неустановленным следствием лицом, в г. Ростове-на-Дону совершили разбойное нападение и умышленное убийство П.

На основании вердикта присяжных заседателей, не признавших доказанным совершение Е., Д. и Р. виновными в совершении указанных преступлений, был постановлен оправдательный приговор.

В кассационном протесте прокурор ставит вопрос об отмене оправдательного приговора, мотивируя свои доводы тем, что председательствующим были нарушены требования ст. ст. 286, 429, 435 УПК РСФСР. В частности указано, что в нарушение положений 435 УПК РСФСР, при судебном разбирательстве настоящего уголовного дела все ходатайства стороны защиты о вызове и допросе в судебном заседании дополнительных свидетелей заявлены и были разрешены председательствующим судьей в присутствии коллегии присяжных заседателей (т. 5 л.д. 168 - 169, т. 5 л.д. 172, т. 5 л.д. 175, т. 5 л.д. 183, т. 5 л.д. 185 - 186).

В нарушение положений ст. 435 УПК РСФСР председательствующим судьей неоднократно (в судебных заседаниях 10, 12, 17 и 18 сентября 2001 г.), в присутствии коллегии присяжных заседателей, доводилась до сведения участников судебного разбирательства информация о причинах неявки в судебное заседание свидетелей обвинения Б., В., К. и решался вопрос о возможности продолжения судебного следствия (т. 6 л.д. 5, 6, 14, 20 - 21).

По мнению прокурора, эти действия председательствующего судьи, в нарушение требований ст. 429 УПК РСФСР, не обеспечили равенство прав сторон и не создали необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела.

Также в протесте указано, что в нарушение положений ст. 435 УПК РСФСР в присутствии коллегии присяжных заседателей неоднократно обсуждались ходатайства об оглашении показаний свидетелей, данных в ходе предварительного следствия (т. 5 л.д. 212 - 213, т. 6 л.д. 8, 19, 20, 27, 61, 79, 82).

Несмотря на возражения государственного обвинителя, в нарушение требований ст. 286 УПК РСФСР, председательствующим были удовлетворены ходатайства об оглашении в судебном заседании показания свидетелей Щ. (т. 5 л.д. 213), И. (т. 6 л.д. 8), Б.Л. (т. 6 л.д. 19), Б.Р. (т. 6 л.д. 20), К. (т. 6 л.д. 27), в то время как не было существенных противоречий между показаниями указанных свидетелей в судебной заседании и на предварительном следствии. Как полагает автор протеста, в результате этих нарушений у присяжных заседателей было искусственно создано мнение о непоследовательности и противоречивости показаний свидетелей обвинения.

Кроме того, в протесте отмечено, что на протяжении всего судебного процесса, подсудимыми и их защитниками неоднократно нарушались требования ст. 447 УПК РСФСР, согласно которой стороны не могут упоминать обстоятельства, не подлежащие рассмотрению с участием присяжных заседателей.

Так, в ходе судебного заседания 20 сентября 2001 г. подсудимый Е. заявил о физическом воздействии на него со стороны свидетелей Щ. и Б.А. (т. 6 л. д. 35).

В ходе судебного заседания 3 октября 2001 г., подсудимая Р. неоднократно говорила в присутствии присяжных заседателей о применении к ней незаконных методов ведения следствия со стороны оперативных сотрудников милиции, за что была председательствующим удалена из зала судебного заседания (т. 6 л.д. 83, замечания на протокол судебного заседания).

Во время проведения судебных прений защитники Шелехова и Гурин неоднократно акцентировали внимание присяжных заседателей на процессуальные нарушения, якобы имевшие место в ходе предварительного расследования (т. 6 л.д. 97 - 107, замечания на протокол судебного заседания).

Также, в судебном заседании 24 сентября 2001 г. защитником Гуриным, в присутствии присяжных заседателей, было заявлено ходатайство об оглашении очной ставки Д. - В., чем доведена до сведения присяжных заседателей информация о том, что на первоначальном этапе предварительного следствия свидетель В. фигурировал в качестве подозреваемого (т. 6 л.д. 45).

В перерыве судебного заседания 26 сентября 2001 г. в присутствии присяжных заседателей, защитник Шелехова намеренно высказала свое мнение о причине неявки в судебное заседание свидетеля В. (т. 6 л.д. 55).

По мнению государственного обвинителя, такими методами подсудимыми и их защитниками целенаправленно оказывалось на присяжных заседателей незаконное воздействие, в результате чего у них сложилось предвзятое мнение по делу, а разъяснения председательствующего о том, что присяжные не должны принимать во внимание указанные заявления, не оказали на них должного действия.

Приведенные выше обстоятельства могли повлиять на вывод присяжных о признании недоказанным участия подсудимых в разбойном нападении и убийстве П.

В возражениях на кассационный протест адвокат Шелехова С.С., указывая на необоснованность изложенных доводов, просит приговор оставить без изменения, а кассационные протест - без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в протесте и возражениях на протест доводы, Кассационная палата не находит оснований для удовлетворения протеста и отмены приговора по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что предварительное слушание и разбирательство суда присяжных проведены в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

На основании исследованных в судебном заседании доказательств, с соблюдением принципа состязательности сторон, коллегия присяжных заседателей пришла к выводу, что вина Е., Д. и Р. в совершении предъявленного ему обвинения не доказана.

Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии, не имеется. Права государственного обвинителя по предоставлению и исследованию доказательств председательствующий судья не нарушал.

Несостоятельным является довод протеста о том, что разрешение председательствующим судьей в присутствии коллегии присяжных заседателей ходатайств стороны защиты о вызове и допросе в судебном заседании дополнительных свидетелей нарушает положения ст. 435 УПК РСФСР. Данная статья не запрещает заявлять ходатайства в присутствии присяжных заседателей. Кроме того, как видно из протокола судебного заседания при разрешении данных ходатайств не обсуждались вопросы, не подлежащие рассмотрению с участием присяжных заседателей. Также из протокола судебного заседания видно, что при заявлении адвокатом ходатайств, на которые прокурор ссылается в протесте, государственный обвинитель каких-либо возражений не заявлял. И вместе с тем, прокурор всякий раз реагировал на отдельные моменты судебного следствия, которые расходились с его позицией.

От государственного обвинителя не поступало никаких возражений и замечаний по заявленным ходатайствам о допросе в судебном заседании дополнительных свидетелей (т. 5 л.д. 168 - 169, т. 5 л.д. 172, т. 5 л.д. 175, т. 5 л.д. 183, т. 5 л.д. 185 - 186).

Доведение в присутствии коллегии присяжных заседателей до сведения участников судебного разбирательства информации о причинах неявки в судебное заседание свидетелей обвинения и разрешение вопроса о возможности продолжения судебного следствия не является нарушением требований ст. 435 УПК РСФСР.

Утверждение государственного обвинителя о том, что при заявлении адвокатом Гуриным ходатайства об оглашении очной ставки Д. - В. доведена до сведения присяжных заседателей информация о том, что на первоначальном этапе предварительного следствия свидетель В. фигурировал в качестве подозреваемого, не подтверждается протоколом судебного заседания. Замечаний на протокол судебного заседания в этой части не поступало. Само обсуждение протокола очной ставки проходило в отсутствие коллегии присяжных заседателей и по ходатайству прокурора данный документ был исключен из числа доказательств и не исследовался перед присяжными (т. 6 л.д. 45).

Председательствующий обоснованно в соответствии со ст. 286 УПК РСФСР удовлетворил ходатайства защиты об оглашении в судебном заседании показания свидетелей Щ. (т. 5 л.д. 213), И. (т. 6 л.д. 8), Б.Л. (т. 6 л.д. 19), Б.Р. (т. 6 л.д. 20), К. (т. 6 л.д. 27). Как видно из протокола судебного заседания по оглашенным протоколам свидетелям давались уточняющие вопросы.

Что касается доводов государственного обвинителя о том, что во время судебного заседания подсудимые и их защитники неоднократно упоминали обстоятельства, не подлежащие рассмотрению с участием присяжных заседателей, то, как видно из протокола судебного заседания председательствующий всячески пресекал недопустимые действия Е., Р., защитников Гурина и Шелеховой, и за нарушение порядка судебного заседания удалял Р. и каждый раз председательствующий разъяснял коллегии присяжных заседателей чтобы ими не принимались во внимание высказывания подсудимых и защитников (т. 6 л.д. 35, 56, 83, 97 - 107, замечания на протокол судебного заседания, принятые судом л.д. 131 - 137).

С учетом изложенного Кассационная палата считает, что доводы прокурора о нарушении принципа состязательности в судебном заседании, являются несостоятельными.

Предусмотренных ст. 465 УПК РСФСР оснований для отмены приговора суда присяжных не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351, 465 УПК РСФСР, Кассационная палата

 

определила:

 

приговор суда присяжных заседателей Ростовского областного суда от 5 ноября 2001 года в отношении Е., Д. и Р. оставить без изменения, а кассационный протест - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"