||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 апреля 2002 г. N 65-О02-4

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего Вячеславова В.К.

судей Фроловой Л.Г. и Глазуновой Л.И.

рассмотрела в судебном заседании от 4 апреля 2002 года дело по кассационному протесту государственного обвинителя Кичаковой И.А., кассационной жалобе потерпевшего У.А. на приговор суда Еврейской автономной области от 17 декабря 2001 года, которым

С., <...>, с неполным средним образованием, судимый,

- 30 марта 2000 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ к 2 годам лишения свободы на основании ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком в 1 год 6 месяцев, освобожден от наказания на основании Акта об амнистии.

осужден по ст. 115 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком в 2 года. На С. возложены обязанности: не менять постоянного места жительства без уведомления органа, ведающего исполнением наказания, устроиться на работу, пройти курс лечения от алкоголизма.

К., <...>, с неполным средним образованием, несудимый,

осужден по ст. 118 ч. 1 УК РФ к 2 годам исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства, по ст. 115 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 20% из заработка в доход государства.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено К. наказание в виде 2 лет исправительных работ по месту работы с удержанием 20 процентов из заработка в доход государства.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., заключение прокурора Соломоновой В.А., поддержавшей кассационный протест прокурора, полагавшей удовлетворить также кассационную жалобу потерпевшей, приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, судебная коллегия

 

установила:

 

согласно приговору К. признан виновным в причинении тяжкого вреда здоровью У. по неосторожности. К. и С. признаны виновными также в умышленном причинении легкого вреда здоровью У.

Обстоятельства совершения К. и преступлений приведены в приговоре следующим образом.

В период времени с 18 часов 23 августа по 3 часа 24 августа 2000 года, в доме <...>, группа лиц, в том числе, К., С. и У. распивали спиртные напитки. При этом, между указанными лицами на почве личных неприязненных отношений произошла ссора, переросшая в драку.

У. стал убегать в сторону автомобильного моста через реку Биру, расположенного в 150 метрах от указанного дома. К. и С. догнали У. у этого моста, где снова продолжили его избиение. К. наносил удары кулаками, он и С. били потерпевшего также деревянными палками, взятыми на месте преступления. В палке К. оказался гвоздь, который он увидел после нанесения ею ударов У., гвоздь загнул, палку выбросил.

В результате неосторожных действий К. У. была причинена, согласно заключению судебно-медицинских экспертиз, колотая рана правой задней поверхности грудной клетки с ранением нижней доли правого легкого, влекущая (относительно живых лиц) тяжкий вред здоровью.

Умышленными действиями С. - ушибленная рана затылочной области, влекущая легкий вред здоровью потерпевшего по признаку расстройства здоровья сроком менее 21 дня.

После этого, С. и К., по предложению С., с целью запугать У. и причинить ему телесные повреждения, сбросили потерпевшего с моста высотой 11,3 м в реку, причинив ему, согласно заключений судебно-медицинских экспертиз, обширную ссадину задней поверхности грудной клетки с массивной подкожной гематомой, влекущей легкий вред здоровью по признаку его расстройства менее 21 дня.

В судебном заседании К. признал виновными себя в нанесении У. нескольких ударов кулаками по телу и неосторожно, палкой с гвоздем нескольких ударов по спине.

С. признал себя виновным в нанесении нескольких ударов палкой по телу У.

В другой части предъявленного обвинения С. и К. виновными себя не признали.

В кассационной жалобе потерпевший У.А. находя необоснованными выводы суда об отсутствии в действиях С. и К. преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ, просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационном протесте государственный обвинитель Кичакова И.А. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, неправильной квалификацией действий осужденных и необходимостью применения закона о более тяжком наказании.

В возражениях на кассационную жалобу потерпевшего и кассационный протест прокурора, осужденные С. и К. просят оставить приговор суда без изменения, утверждают, что у них не было предварительной договоренности и умысла на убийство потерпевшего, ссылаются на самооговор в ходе предварительного следствия из-за нежелания содержаться до суда под стражей, К. также утверждает, что сбросив потерпевшего в реку, в дальнейшем его вытащили на берег, он был жив, сказал, что доберется до дома сам.

В возражениях на кассационную жалобу потерпевшего и кассационный протест прокурора адвокаты Назаров И.М. в защиту осужденного К., и адвокат Байрамов В.Х., в защиту осужденного С. просят приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационную жалобу и кассационный протест - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, кассационного протеста и возражений на них, судебная коллегия находит протест прокурора и жалобу потерпевшего подлежащими удовлетворению, а приговор суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что С. и К. органами предварительного следствия обвинялись в умышленном причинении смерти У. группой лиц по предварительному сговору.

По существу С. и К. обвинялись в избиении У. в ходе ссоры, нанесении множественных ударов руками, ногами и деревянными палками, К. палкой с гвоздем, - по различным частям тела потерпевшего, сбрасывании У. с целью причинения ему смерти с моста, высотой около 11,3 м в реку Биру и утоплении потерпевшего, смерть которого наступила в результате асфиксии от заполнения дыхательных путей водой.

В следственных документах перечислены многочисленные телесные повреждения в причинении которых обвинялись С. и К., со ссылкой на заключение судебно-медицинской экспертизы, как содержащей сведения о телесных повреждениях, обнаруженных на трупе потерпевшего.

В приговоре суд, разделив предъявленное С. и К. обвинение, части действий, вменяемых С. и К., как совершенных в отношении У. дал юридическую оценку, другую их часть оставил без таковой.

При этом в приговоре указано, что "в судебном заседании не подтвердилось то, что именно от действий подсудимых потерпевшему были причинены многочисленные телесные повреждения без расстройства здоровья. Суд их из обвинения С. и К. исключает".

Судом в нарушение закона не конкретизированы и не приведены в приговоре телесные повреждения, согласно предъявленного обвинения, причиненные С. и К. потерпевшему и подлежащие исключению из обвинения осужденных, а также не приведено и обоснование выводов о "неподтверждении в судебном заседании" обвинения в указанной части.

В приговоре содержится вывод о невозможности квалифицировать действия С. и К. по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ со ссылкой на то, что причинная связь между действиями подсудимых и наступившими последствиями - смертью У. от утопления, представленными следствием доказательствами не установлена.

В то же время судом установлено и указано в приговоре, что именно С. и К. сбросили потерпевшего с моста высотой 11,3 м в реку, причинив ему при этом обширную ссадину задней поверхности грудной клетки с массивной подкожной гематомой, влекущей легкий вред здоровью.

При этом суд указал в приговоре, что не может признать достоверными "самоуличающие" показания С. и К. в убийстве потерпевшего, данные ими на предварительном следствии, поскольку их довод о самооговоре "из-за нежелания содержаться под стражей до суда", "ничем не опровергнут".

В приговоре в нарушение закона не раскрыто содержание "самоуличающих" показаний осужденных, признанных судом недостоверными, не дан им подробный анализ и оценка, следовательно эти показания осужденных надлежащим образом исследованы не были.

Кроме того, из дела видно, что С. задержан в порядке ст. 122 УПК РСФСР 12 сентября 2000 года, освобожден с избранием в качестве меры пресечения подписки о невыезде 18 сентября 2000 года, К. задержан в порядке ст. 122 УПК РСФСР 15 сентября 2000 года, освобожден в этот же день на подписку о невыезде.

Из дела также усматривается, что С. и К., будучи допрошенными в ходе предварительного следствия, находясь под подпиской о невыезде, неоднократно изменяли свои показания согласно избранной ими позиции защиты, в том числе, отрицали, что сбросили У. с моста с целью причинения ему смерти.

Этим обстоятельствам судом оценки не дано.

Кроме того, признав "ничем не опровергнутыми" доводы осужденных о даче "самоуличающих" показаний на следствии "из-за нежелания содержаться под стражей до суда", суд в противоречие собственным выводам признал правдивыми их показания на предварительном следствии, в которых они признавали себя виновными в сбрасывании потерпевшего с моста.

Судом остались без анализа и оценки показания К. о том, что он и С. потерпевшего из реки не вытаскивали (т. 1 л.д. 104), а также данные, полученные в ходе осмотра места происшествия с участием С. и К. (т. 1, л.д. 97 - 99, 100 - 102).

При таких обстоятельствах следует признать, что выводы суда о том, что не опровергнуты исследованными в судебном заседании доказательствами доводы С. и К., что они передумали убивать У. и "вытащили" его из реки, - сделаны в нарушение закона, без полного и всестороннего исследования, анализа и оценки всех материалов дела.

По изложенным основаниям следует признать преждевременными и выводы суда о неподтверждении представленными следствием доказательствами наличия причинной связи между действиями осужденных и наступившими последствиями - смертью У. от утопления.

Заслуживают внимания также доводы протеста прокурора и жалобы потерпевшего, о том, что установленные в ходе судебного разбирательства и изложенные в приговоре обстоятельства, а именно, действия осужденных, которые сбросили избитого потерпевшего в реку с высокого моста, дают основание для квалификации содеянного ими по более тяжкому закону, а также о применении закона о более тяжком наказании.

При решении вопроса о направленности умысла осужденных подлежат анализу и оценке помимо физического состояния потерпевшего в момент сбрасывания его с моста, высоты моста, также время суток, температура воды в реке, удаленность места происшествия, как об этом указано в протесте прокурора и жалобе потерпевшего.

По изложенным основаниям приговор суда подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное разбирательство, в ходе которого суду надлежит всесторонне, полно и объективно исследовать его материалы, в зависимости от установленного решить вопрос о виновности либо невиновности С. и К., квалификации их действий, наказании.

При этом, в случае подтверждения предъявленного С. и К. обвинения, следует соответственно квалифицировать их действия и назначить наказание в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 332 и 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда Еврейской автономной области от 17 декабря 2001 года в отношении С. и К. отменить.

Дело направить в тот же суд на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

Меру пресечения К. и С. оставить прежнюю - подписку о невыезде.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"