||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 апреля 2002 г. N 11-О02-20

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Галиуллина З.Ф.

судей Колышницына А.С., Ламинцевой С.А.

рассмотрела в судебном заседании 3 апреля 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных И., Б., Б.А., адвокатов Марфиной Л.В., Никулиной Ю.Н., Федотова К.В. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 4 февраля 2002 года, по которому

И., <...>, со средним образованием, судимый 22 января 2000 года по ст. ст. 111 ч. 1, 161 ч. 2 п. п. "а", "г", "д" УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы,

осужден к лишению свободы по ст. 119 УК РФ на 2 года; по ст. 127 ч. 2 п. п. "а", "г", "ж" УК РФ на 4 года; по ст. ст. 30 ч. 3 и 313 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ на 5 лет; по ст. 206 ч. 2 п. п. "а", "г", "ж" УК РФ на 12 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначено 14 лет лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ окончательно назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима;

Б., <...>, со средним образованием, судимый 19 августа 1999 года по ст. ст. 158 ч. 3 п. "в", 166 ч. 2 п. "б" УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы,

осужден к лишению свободы по ст. 127 ч. 2 п. п. "а", "г", "ж" УК РФ на 4 года; по ст. ст. 30 ч. 3 и 313 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ на 5 лет; по ст. 206 ч. 2 п. п. "а", "г", "ж" УК РФ на 12 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначено 13 лет лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ окончательно назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима;

Б.А., <...>, со средним образованием, судимый 23 февраля 2000 года по ст. ст. 30 ч. 3 и 158 ч. 2 п. п. "б", "в", 213 ч. ч. 1, 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы,

осужден к лишению свободы по ст. 127 ч. 2 п. п. "а", "г", "ж" УК РФ на 4 года; по ст. ст. 30 ч. 3 и 313 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ на 5 лет; по ст. ст. 33 ч. 5 и 206 ч. 2 п. п. "а", "г", "ж" УК РФ на 12 лет; по ст. ст. 30 ч. 3 и 321 ч. 3 УК РФ на 9 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначено 14 лет лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ окончательно назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

На основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ Б.А. назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

Заслушав доклад судьи Колышницына А.С., заключение прокурора Третецкого А.В., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

И., Б., Б.А. осуждены за незаконное лишение свободы, покушение на побег из мест лишения свободы. Кроме этого, И. признан виновным в угрозе убийством, а Б.А. в покушении на применении насилия опасного для жизни и здоровья в отношении сотрудника места лишения свободы в связи с осуществлением им служебной деятельности; также И. и Б. осуждены за захват заложников, а Б.А. в пособничестве захвату заложников.

Преступления совершены 11 марта 2001 года в учреждении УЭ-148/19 г. Казани.

В судебном заседании И., Б., Б.А. вину не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный И. указывает, что он преступления не совершал, дело в отношении него сфальсифицировано; потерпевшие и свидетели его оговаривают, т.к. заинтересованы в исходе дела; адвокат, осуществляющий его защиту, ненадлежащим образом осуществлял свои обязанности; вещественные доказательства приобщены к делу с нарушением норм УПК РСФСР; не проверены его версии происшествия; на предварительном следствии необоснованно отклонено ходатайство о проведении следственного эксперимента; в нарушении уголовно-процессуального закона дело рассмотрено не тремя профессиональными судьями, а судьей и народными заседателями; суд необоснованно отклонил его ходатайства. Просит приговор отменить и дело направить на новое расследование;

адвокат Марфина просит приговор в отношении И. отменить и его оправдать, ссылаясь на то, что суд необоснованно отверг показания осужденного об отсутствии в его действиях состава какого-либо преступления; не дал суд оценки показаниям свидетеля К. об отсутствии следов и признаков преступлений,

осужденный Б. обращает внимание на то, что показания потерпевших и свидетелей на разных стадиях процесса противоречивые и им не дана оценка, не допрошены многие свидетели, хотя он настаивал на их допросе; в суде свидетели допрошены с нарушением уголовно-процессуального закона. Просит приговор отменить и дело направить на дополнительное расследование;

адвокат Никулина просит приговор в отношении Б. отменить и дело производством прекратить, отмечая при этом, что не дана оценка показаниям Б. об отсутствии в его действиях составов преступлений; оставлены без внимания показания потерпевших и свидетелей на следствии, в которых они оправдывают осужденных; нарушены нормы УПК РСФСР при изъятии вещественных доказательств;

осужденный Б.А. указывает, что он не согласен с приговором; преступления он не совершал; дело сфальсифицировано потерпевшими и свидетелями. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение,

адвокат Федотов просит приговор в отношении Б.А. отменить и дело производством прекратить, обращая при этом внимание на то, что остались без оценки показания осужденных о том, что они не совершали преступлений, а также показания потерпевших и свидетелей на следствии об этом.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Вина И., Б., Б.А. подтверждается показаниями потерпевших, свидетелей и другими доказательствами, анализ которым дан в приговоре.

Так, потерпевшая М. показала в судебном заседании, что ночью 12 марта 2001 года в медпункт исправительного учреждения, где она работала, ворвались осужденные. И. приставил к ее горлу нож и заявил, что они берут ее в заложники с целью совершения побега из колонии. Дневальным осужденные связали руки и потребовали, чтобы она вызвала оперативного дежурного З. Когда последний пришел, то его разоружили, связали руки и потребовали вызвать дежурную смену. По вызову пришли Ф., К.А. и М.А. Осужденные их также связали. Затем они захватили помещение ШИЗО, связали дежурного И.Б. и поместили всех в камеры. Однако были обезоружены другими осужденными.

Потерпевшие З., Ф., К.А., М.А., И.Б. подтвердили показания М.

М.А. также показал, что Б.А. дважды пытался его ударить монтировкой.

Свидетель П. показал, что осужденные высказывали намерение захватить в качестве заложника медсестру.

У потерпевших и свидетеля не было оснований оговаривать осужденных, свои первоначальные показания на предварительном следствии об отсутствии со стороны осужденных каких-либо преступных действий они объяснили указанием руководства о сокрытии захвата заложников.

Свидетель К. - начальник исправительного учреждения подтвердил факт подобного указания.

Поэтому суд, оценив показания указанных лиц в совокупности с другими доказательствами, обоснованно сделал вывод об объективности их показаний в судебном заседании и обоснованно положил их в основу приговора.

В ходе расследования были изъяты и приобщены к материалам дела орудия преступлений - два ножа и монтировка.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона при производстве указанных следственных действий не допущено.

Согласно ст. 183 УПК РСФСР в целях проверки и уточнения данных, имеющих значение для дела, следователь вправе произвести следственный эксперимент.

Поскольку такой необходимости не было, то обоснованно не произведен следственный эксперимент с участием И.

Как видно из протокола судебного заседания адвокат Марфина, осуществляющая защиту интересов осужденного И., активно участвовала в исследовании обстоятельств дела, ходатайств о ее замене от осужденного не поступало. В связи с этим доводы жалобы о том, что адвокат ненадлежащим образом исполнял свои обязанности, несостоятельны.

Действие части первой статьи 15 УПК РСФСР, предусматривающей необходимость рассмотрения определенной категории дел коллегией в составе 3 профессиональных судей, приостановлено до введения в действие УПК РФ.

Все заявленные в судебном заседании ходатайства должным образом разрешены судом. Ходатайств о дополнении судебного следствия, в том числе и о допросе иных лиц, не поступило.

Суд всесторонне, полно, объективно исследовал все обстоятельства дела, обоснованно признал И., Б., Б.А. виновными в совершенных преступлениях и правильно квалифицировал их действия.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется.

Наказание И., Б., Б.А. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о личности и всех обстоятельств дела.

Руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 4 февраля 2002 года в отношении И., Б., Б.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"