||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 апреля 2002 г. N 11-о01-138

 

Председ.: Кондратьев П.М.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Галиуллина З.Ф.

судей - Колышницына А.С. и Ламинцевой С.А.

03 апреля 2002 года рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных М., Х., У., Л., адвокатов Елисеевой Л.Р., Ячкуринских М.Р., Лизенко Х.Г. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 27 сентября 2001 года, по которому

М., <...>, судим 10.10.2001 г. по ст. 166 ч. 4 УК РФ к 6 годам лишения свободы,

осужден к лишению свободы: по ст. 166 ч. 4 УК РФ на 6 лет, по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 3 года, по ст. ст. 33 ч. 4 и 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 15 лет и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 20 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ окончательно ему назначено 22 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Х., <...>, судим 03.03. 2000 г. по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", 158 ч. 3 п. "в" УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 15 лет, по ст. 166 ч. 4 УК РФ на 9 лет и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 21 год лишения свободы. В силу ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно ему назначено 23 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ М. и Х. назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

У., <...>, судим 10.02.99 г. по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

осужден по ст. 316 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы и по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ к 3 годам 2 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Л., <...>, судим 02.12.98 г. по ст. 213 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ к 2 годам лишения свободы, по амнистии срок наказания сокращен на 1/2, освобожден 11.03.2000 г. по отбытию наказания,

осужден по ст. 316 УК РФ на 1 год 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Галиуллина З.Ф., объяснения осужденных М., Х., адвоката Гофштейна А.М. по доводам жалоб, и заключение прокурора Третецкого А.В. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

М. признан виновным и осужден за незаконное приобретение, хранение, ношение, передачу огнестрельного оружия и боеприпасов, подстрекательство к убийству Ф. с целью облегчить совершение другого преступления, а также за неправомерное завладение автомобилем без цели хищения, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья.

Х. признан виновным и осужден за убийство Ф., совершенное с целью облегчить совершение другого преступления, а также за неправомерное завладение автомобилем без цели хищения, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья.

У. и Л. осуждены за заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений.

Преступления совершены в январе - феврале 2001 года в Альметьевском районе Республики Татарстан при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании все осужденные вину признали частично.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный М. указывает, что он Х. не подстрекал к убийству Ф. и не было сговора на угон автомобиля. Вывод суда о его виновности основан лишь на показаниях заинтересованных в деле осужденных У. и Л., а других доказательств его вины в деле не имеется. При назначении ему наказания суд не учел в полной мере смягчающие его вину обстоятельства, в частности, что он положительно характеризуется, на его иждивении находится малолетний ребенок, признание вины в том, что он фактически совершил. Считает, что суд необоснованно назначил ему принудительное лечение от алкоголизма, так как он нигде на учете не состоял. Просит приговор суда отменить и дело направить на дополнительное расследование;

адвокат Елисеева утверждает, что М., как на предварительном следствии, так и в судебном заседании последовательно показал, что он не подстрекал Х. к убийству Ф. Произведенные выстрелы со стороны Х. в водителя были для него полной неожиданностью. В судебном заседании Х. показал, что он оговорил на следствии М., а к показаниям осужденных У. и Л., изобличавших М., следует отнестись критически, что суд не сделал. Просит приговор суда в отношении М. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение;

осужденный Х. и в его защиту адвокат Ячкуринских просят приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. Х. указывает, что он произвел выстрелы в Ф. на почве ссоры по неосторожности, при этом М. его не подстрекал к убийству. На предварительном следствии он оговорил М. в результате оказанного на него физического воздействия. Ссылается на то, что по делу необходимо провести следственный эксперимент и баллистическую экспертизу. Адвокат также утверждает, что не исследованы с достаточной полнотой обстоятельства произведенного Х. выстрела в потерпевшего. Указывают, что в отношении Х. необходимо провести стационарную судебно-психиатрическую экспертизу, так как амбулаторная экспертиза была проведена без учета справки об обследовании Х. в 1985 г. в детской психиатрической больнице в г. Москве. Сам осужденный Х. также ссылается на необоснованное назначение ему принудительного лечения от алкоголизма, так как он нигде на учете не состоял, в медвытрезвитель не доставлялся, к административной ответственности не привлекался;

в дополнительной жалобе адвокат Гофштейн указывает, что суд назначил Х. суровое наказание, хотя в приговоре признал, что он явился с повинной, изобличил соучастника преступления, тяжело болен. Кроме того, суд необоснованно признал в его действиях особо опасный рецидив, хотя он от этого не защищался. Поскольку следователь Х. не разъяснил его право на рассмотрение дела судом присяжных, просит приговор суда отменить и дело направить на дополнительное расследование;

осужденные У. и Л. указывают, что на предварительном следствии по предложению работников дознания они дали показания о том, что М. в дал указание Х. о совершении им убийства водителя, о наличии у них обреза они не знали. Просят приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение или смягчить им наказание;

адвокат Лизенко просит учесть, что У. вину признал и раскаялся в содеянном, активно способствовал раскрытию преступлений, характеризуется положительно, работал, на его иждивении находится беременная жена, и смягчить наказание;

в дополнительных жалобах осужденные М. и Х. просят приговор отменить и дело направить на дополнительное расследование, так как следователь не разъяснил им право на рассмотрение их дела судом присяжных, тем самым нарушено их право.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что вывод суда о виновности осужденных во вмененных им по приговору преступлениях соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на всесторонне проверенных в судебном заседании доказательствах, полно и правильно изложенных в приговоре.

Что же касается приведенных в кассационных жалобах доводов о том, что М. не подстрекал Х. к убийству потерпевшего, а Х. совершил убийство по неосторожности, и что они не участвовали в угоне автомашины Ф. и вина их не доказана, то они судом проверены и обоснованно отвергнуты.

Так, осужденный М. в суде признал, что он незаконно приобрел, хранил, носил огнестрельное оружие, снаряженное боеприпасами, которое передал Х. во время поездки с водителем Ф. Х. без его подстрекательства выстрелил в потерпевшего и убил его. Он же управлял автомашиной до тех пор, пока их не задержали.

Однако из показаний осужденных Л. и У. в судебном заседании, а также показаний осужденного Х. на предварительном следствии видно, что именно М. в салоне автомобиля предложил Х. убить водителя, отказавшегося везти их без оплаты. После убийство водителя они помогли Х. положить труп в багажник, а затем спрятать его в лесу. Автомашиной в это время управлял М.

Суд обоснованно признал эти показания осужденных соответствующими фактическим обстоятельствам дела, так как они объективно подтверждены протоколом осмотра места происшествия и обнаружения трупа, заключением судебно-медицинского эксперта о том, что смерть Ф. наступила от несовместимой с жизнью сочетанной травмы тела в виде огнестрельных ранений головы, груди и живота с повреждением жизненно важных органов. Выводы эксперта полностью опровергают доводы жалоб о том, что Х. по неосторожности причинил смерть потерпевшему. Согласно заключению дактилоскопической экспертизы на стекле левой дверцы автомашины потерпевшего обнаружен след пальца М., а на крышке багажника - след пальца осужденного Х.

Изменению показаний осужденного Х. в судебном заседании суд дал надлежащую оценку в приговоре.

Таким образом, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины осужденных в совершенных преступлениях, и дал им правильную юридическую оценку.

Материалы дела, как в стадии следствия, так и в судебном заседании исследованы с достаточной полнотой, в том числе проведен следственный эксперимент с участием обвиняемого Х., проведена судебно-баллистическая экспертиза, и в дополнительной проверке не нуждаются.

Психическое состояние Х. проверялось. Ему была проведена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза, заключением которой он признан вменяемым. При этом экспертам было известно, что Х. в детстве получил черепно-мозговую травму. Данное заключение экспертов судом исследовано и ему дана правильная оценка в приговоре.

Поэтому судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора и направления дела на новое расследование или судебное рассмотрение, как об этом поставлен вопрос в кассационных жалобах.

Мера наказания осужденным М., Х. и Л. назначена с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных об их личности и всех обстоятельств дела. Назначенное им наказание нельзя признать явно несправедливым вследствие суровости, поэтому оснований для его смягчения не имеется.

Поскольку Х. ранее судим за тяжкое преступление и вновь совершил особо тяжкое преступление, суд в силу ст. 18 УК РФ правильно признал в его действиях особо опасный рецидив.

Однако, осужденному У. суд без достаточных оснований назначил наказание по совокупности приговоров в соответствии со ст. 70 УК РФ.

В силу ст. 74 п. 4 УК РФ в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока преступления по неосторожности либо умышленного преступления небольшой тяжести вопрос об отмене или сохранении условного осуждения решается судом. Суд признал, что У. совершил преступление небольшой тяжести в период испытательного срока. Однако, отменив условное осуждение в отношении У. и назначив ему наказание по правилам ст. 70 УК РФ, суд свой вывод ничем не мотивировал.

Как видно из материалов дела, У. был осужден 10 февраля 1999 г. по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года. В период испытательного срока У. устроился на работу, характеризовался положительно, женился и на его иждивении находилась беременная жена. До окончания испытательного срока ему оставалось 7 дней.

При таких обстоятельствах у суда не было достаточных оснований для отмены У. условного осуждения и назначения ему наказания по совокупности приговоров. Поэтому судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора о назначении ему наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

Назначив М. и Х. амбулаторное наблюдение и лечение у психиатра от алкоголизма, суд сослался на заключения амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз, согласно которым они признаны хроническими алкоголиками и нуждающимися в таком лечении.

Однако, на основании каких данных эксперты пришли к такому выводу, из их заключений не видно. В то же время ни М., ни Х. на учете в наркологическом диспансере не состояли, в медицинский вытрезвитель не доставлялись, положительно характеризовались, что отмечено и в приговоре суда.

При таких обстоятельствах достаточных доказательств, свидетельствующих о том, что М. и Х. являются хроническими алкоголиками и нуждаются в принудительном лечении, в материалах дела не имеется, и это указание следует исключить из приговора.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 15 ноября 2001 года в отношении М. и Х. изменить, исключить из приговора назначение им на основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ принудительных мер медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

Исключить из приговора указание об отмене в отношении У. условного осуждения по приговору от 10 февраля 1999 года и назначении ему наказания по совокупности приговоров в силу ст. 70 УК РФ. Считать У. осужденным по ст. 316 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

В остальном приговор о них, а также в отношении Л. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"