||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 апреля 2002 г. N 49Г02-21

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Кнышева В.П.

судей - Харланова А.В., Нечаева В.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании 2 апреля 2002 г. гражданское дело по кассационному протесту прокурора на решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 23 ноября 2001 г. по заявлению прокурора Республики Башкортостан о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению Законов Республики Башкортостан "О безопасности гидротехнических сооружений" и "О промышленной безопасности опасных производственных объектов".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., объяснения представителей Государственного Собрания Республики Башкортостан Б., Д., Н., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Власовой Т.А., поддержавшей протест, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

прокурор Республики Башкортостан обратился в суд с заявлением о признании противоречащими Федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению Законов Республики Башкортостан от 5 августа 1999 г. N 25-з "О безопасности гидротехнических сооружений (с последующими изменениями) и от 26 января 1999 г. N 214-з "О промышленной безопасности опасных производственных объектов", ссылаясь на то, что они приняты с превышением компенсации субъектом РФ, поскольку Федеральными законами от 21 июля 1997 г. "О безопасности гидротехнических сооружений" (с последующими изменениями) и от 21 июля 1997 г. "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" (с последующими изменениями) не предусмотрена возможность принятия субъектами Российской Федерации законодательных актов в указанных сферах.

Решением Верховного Суда Республики Башкортостан от 23 ноября 2001 г. прокурору в удовлетворении заявления отказано.

В кассационном протесте, участвовавшего в рассмотрении дела прокурора ставится вопрос об отмене решения суда в связи с неправильным применением судом норм материального права и нарушением норм процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста прокурора, Судебная коллегия оснований к отмене решения суда не находит.

В соответствии с п. "м" ст. 71 Конституции Российской Федерации вопросы обороны и безопасности отнесены к ведению Российской Федерации.

Согласно ст. 72 Конституции Российской Федерации в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находятся защита прав и свобод человека и гражданина; обеспечение общественной безопасности (подп. "б" п. 1), охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности (подп. "д" п. 1), осуществление мер по борьбе с катастрофами, стихийными бедствиями, эпидемиями, ликвидация их последствий (подп. "з" п. 1).

В силу п. 2 ст. 76 Конституции РФ по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации.

Из содержания оспариваемых законов следует, что они распространяются на гидротехнические сооружения и опасные производственные объекты, находящиеся, в том числе, и в собственности субъектов Российской Федерации.

Из преамбулы Федерального закона "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" следует, что он определяет только основы (правовые, экономические и социальные) обеспечения безопасной эксплуатации опасных производственных объектов и направлен на предупреждение аварий на опасных производственных объектах и обеспечение готовности организаций, эксплуатирующих опасные производственные объекты, и локализации и ликвидации последствий указанных аварий.

Согласно ст. 1 этого же Закона промышленная безопасность опасных производственных объектов - это состояние защищенности жизненно важных интересов личности и общества от аварий на опасных производственных объектах и последствий указанных аварий.

Из преамбулы главы 1 Федерального закона "О безопасности гидротехнических сооружений" следует, что он регулирует отношения, возникающие при осуществлении деятельности по обеспечению безопасности при проектировании, строительстве, вводе в эксплуатацию, эксплуатацию, реконструкции, восстановлении, консервации и ликвидации гидротехнических сооружений, устанавливает обязанности органов государственной власти, собственников гидротехнических сооружений и эксплуатирующих организаций по обеспечению безопасности гидротехнических сооружений.

В соответствии со ст. 3 этого же Закона безопасность гидротехнических сооружений - это свойство гидротехнических сооружений, позволяющее обеспечить защиту жизни, здоровья и законных интересов людей, окружающей среды и хозяйственных объектов.

Названные выше и другие положения данных Федеральных законов свидетельствуют о том, что они затрагивают в том числе и вопросы защиты прав человека, общественной и экологической безопасности, защиты окружающей среды, касаются вопросов предупреждения и ликвидации последствий аварий на гидротехнических сооружениях и опасных производственных объектах, то есть находящиеся, в том числе, и в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Следовательно, субъект РФ вправе по указанным вопросам осуществлять правовое регулирование.

Ссылка прокурора на ст. 2 Федерального закона "О безопасности гидротехнических сооружений" согласно которой законодательство о безопасности гидротехнических сооружений состоит из настоящего Федерального закона и принимаемых в соответствии с ним законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, а также на ст. 4 Федерального закона "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" в соответствии с которой правовое регулирование в области промышленной безопасности осуществляется настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации в области промышленной безопасности, не свидетельствует о том, что тем самым исключается возможность принятия нормативных актов субъектами Российской Федерации, поскольку по указанным выше вопросам право принимать нормативные акты субъектами Российской Федерации прямо предусмотрено ст. ст. 72, 76 Конституции Российской Федерации, имеющей в силу ее ст. 15 высшую юридическую силу и прямое действие на всей территории Российской Федерации.

В случае противоречия конкретных положений оспариваемых законов федеральному законодательству прокурор вправе обратиться в суд с заявлением о признании их недействующими и не подлежащими применению.

В данном же случае, как следует из содержания заявления прокурора (лица, пользующегося правом на обращение с подобным заявлением в суд), он не просил признать недействующими и подлежащими применению конкретные положения оспариваемых законов, не приводил правовых доводов в обоснование их противоречия федеральному законодательству, а ссылался лишь на то, что законы приняты с превышением компетенции, предоставленной субъекту Российской Федерации.

Это же следует и из содержания кассационного протеста прокурора.

С учетом указанных обстоятельств суд правильно отказал прокурору в удовлетворении заявления.

Ссылка в кассационном протесте прокурора на то, что суд нарушил процессуальный закон, объединив в одно производство два заявления прокурора является несостоятельной. Объединив заявления прокурора в одно производство, суд действовал в соответствии с требованиями ст. 128 ГПК РСФСР.

Кроме того, Судебная коллегия исходит из того, что рассмотрение однородных заявлений прокурора судом в одном производстве не повлияло на законность решения суда.

Вывод суда мотивирован, соответствует действующему законодательству и оснований считать его неправильным у Судебной коллегии не имеется.

Нарушение норм материального и процессуального права, которое привело или могло привести к неправильному разрешению данного дела, в том числе и те, на которые имеется ссылка в кассационном протесте прокурора, судом не допущено.

Руководствуясь ст. ст. 305, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 23 ноября 2001 г. оставить без изменения, а кассационный протест прокурора - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"