||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 апреля 2002 г. N 5-О02-44

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кузнецова В.В.

судей Батхиева Р.Х., Бурова А.А.

2 апреля 2002 года рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационному протесту и кассационным жалобам осужденного М. и адвоката Беляевой Н.Е. в его защиту на приговор Московского городского суда от 28 декабря 2001 года, которым

М., <...>, со средним специальным образованием, несудимый,

осужден по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР на 13 лет в исправительной колонии строгого режима;

Х., <...>, с высшим образованием, несудимый,

осужден по ст. ст. 17 ч. 6 и 144 ч. 3 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы условно на основании ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 5 лет.

М. по ст. 102 п. п. "а", "н" УК РСФСР оправдан за недоказанностью его участия в лишении жизни потерпевшей.

Разрешена и судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., объяснения осужденного М., поддержавшего доводы жалоб в свою защиту и возражавшего против доводов кассационного протеста, заключение прокурора Башмакова А.М., поддержавшего доводы протеста, полагавшего, что приговор в отношении М. и Х. следует отменить, судебная коллегия

 

установила:

 

осужденные признаны виновными:

М. в совершении разбойного нападения по предварительному сговору группой лиц на потерпевшую С.Л., с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжких телесных повреждений потерпевшей, с хищением чужого имущества в крупном размере;

Х. в пособничестве в краже чужого имущества в крупном размере, с незаконным проникновением в жилище в форме предоставления информации о наличии у потерпевших денег и ценного имущества и другой информации для этого.

Преступления совершены 28 декабря, примерно в 18 часов, в г. Москве при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный М. виновным себя в предъявленном обвинении не признал, а Х. признал себя виновным полностью.

В кассационном протесте государственный обвинитель просит отменить приговор в части оправдания М. по ст. 102 п. п. "а", "н" УК РСФСР. Утверждает, что суд поступил нелогично, не поверив показаниям Х. о том, что со слов самого М. ему известно, что "они" убили С.Л. при разбойном нападении. В протесте указано, что суд, не подвергая сомнению факт, что М. и неустановленное лицо причинили в ходе разбойного нападения потерпевшей С.Л. закрытую черепно-мозговую травму, механическую асфиксию, путем удавления петлей, необоснованно оправдал М. за участие в лишении ее жизни.

В кассационных жалобах осужденный М. и адвокат Беляева Н.Е. утверждают, что осужденный Х. оговорил М. в совершении преступлений в отношении С. Считают, что судебное заседание проходило необъективно, с обвинительным уклоном в отношении М., который осужден на предположениях. Излагают обстоятельства знакомства и общения между М. и Х. Считают, что есть все основания утверждать, что Х. был заинтересован в изоляции М., чтобы не расплачиваться с ним по долгам и самому избежать ответственности за совершенные преступления. Анализируя показания осужденного Х. и свидетелей, указывают на их непоследовательность и противоречивость, на неправильную оценку, данную судом доказательствам. Считают, что выводы суда, содержащиеся в приговоре, об обнаружении у М. на даче иконы, похищенной из квартиры потерпевших, опровергаются показаниями Д. и Г. При этом ссылаются на показания указанных свидетелей, которые делали уборку на этой даче перед обыском и не видели там изъятую икону. Излагают свое несогласие с оценкой судом показаний засекреченного свидетеля. В обоснование своего довода о необъективности суда ссылаются на то, что прокурор просил назначить по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР 8 лет лишения свободы, а суд назначил М. 13 лет (государственный обвинитель просил 13 лет по совокупности ст. ст. 146 ч. 3 и 102 УК РСФСР). Считают, что на выводы суда повлияли сенсационные сообщения в средствах массовой информации о совершении убийства работником милиции. М. указывает на плохие отношения с работниками РУОПА и считает поэтому, что похищенную у потерпевшей икону они подбросили на дачу. Считают, что не соблюдены конституционные принципы отправления правосудия. Просят приговор отменить и дело производством в отношении М. прекратить. Адвокат считает нелогичным, что суд, оправдав М. по ст. 102 УК РСФСР, признал его виновным в причинении тяжких телесных повреждений потерпевшей, не указал в приговоре, каким образом незаконно проникли в квартиру к ней.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационного протеста и кассационных жалоб, находит приговор в отношении осужденного М. и Х. подлежащим отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно ст. ст. 301, 303, 309, 312, 314 УПК РСФСР обвинительный или оправдательный приговор должен быть законным, обоснованным и мотивированным, должен быть составлен в ясных, понятных выражениях. В описательной части оправдательного приговора излагается сущность обвинения, по которому назначено судебное заседание, и обстоятельства дела, установленные судом. В случае признания части обвинения необоснованной должны быть указаны основания к этому, мотивы изменения обвинения.

По настоящему делу эти требования закона выполнены не в полной мере.

Как видно из материалов дела, органами предварительного следствия М. предъявлено обвинение в убийстве потерпевшей из корыстных побуждений и по предварительному сговору группой лиц и в разбойном нападении с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Суд первой инстанции оправдал М. за убийство потерпевшей, однако в описательной части приговора указал, что "в результате совершенного М. и не установленным следствием лицом разбойного нападения потерпевшей С.Л. была причинена закрытая черепно-мозговая травма от не менее чем двух ударных воздействий твердого тупого предмета, а также механическая асфиксия от удавления петлей, относящаяся по признаку опасности для жизни к тяжкому вреду для здоровья, и находящаяся в прямой причинной связи с наступлением смерти потерпевшей", признав тем самым обвинение доказанным. В мотивировочной части также признал, что при разбойном нападении М. причинил тяжкий вред здоровью потерпевшей. В то же время, указал, что он подлежит оправданию по ст. 102 п. п. "а", "н" УК РСФСР.

Согласно акту судебно-медицинской экспертизы при исследовании трупа потерпевшей обнаружена странгуляционная борозда, образовавшаяся от удавления петлей, повлекшая механическую асфиксию, находящуюся в прямой причинной связи с наступлением смерти. Закрытая черепно-мозговая травма образовалась от воздействия тупых предметов, относится по признаку опасности к тяжким телесным повреждениям и находится в причинной связи с наступлением смерти. Причиной смерти явилась механическая асфиксия.

Из приговора не видно, каким способом и при каких обстоятельствах М. причинил потерпевшей телесные повреждения.

Таким образом, противоречия описательно-мотивировочной части приговора о доказанности обвинения М. в причинении телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшей, и резолютивной части об оправдании его за эти действия свидетельствуют о существенном нарушении требований к форме и содержанию приговора, а также о том, что не все собранные доказательства по делу получили в нем соответствующую оценку.

При таких обстоятельствах приговор нельзя признать законным и обоснованным и подлежит отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение, при котором в соответствии с требованиями ст. 20 УПК РСФСР суду необходимо всесторонне, полно и объективно исследовать все обстоятельства дела, и принять решение, отвечающее требованиям закона.

В связи с тем, что обвинение осужденных взаимосвязано, подлежит отмене приговор и в отношении Х.

Что касается довода о назначении наказания по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР, превышающего по размеру того, что просил назначить прокурор, то суд не связан с мнением государственного обвинителя.

Другие доводы кассационного протеста и кассационных жалоб, касающиеся полноты судебного следствия, оценки доказательств и правовой оценки действий, вовлеченных в расследование лиц, не могут быть оценены в настоящее время и подлежат проверке при новом рассмотрении дела.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 28 декабря 2001 года в отношении М. и Х. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Меру пресечения в отношении М. и Х. оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"