||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 апреля 2002 г. N 05-о02-37

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе: председательствующего Кузнецова В.В.,

судей Батхиева Р.Х. и Бурова А.А.

2 апреля 2002 года рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденного М.А. и адвоката Кошелева В.А. на приговор Московского городского суда от 26 декабря 2001 года, которым

М.А., <...>, со средним образованием, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 222 ч. 2 УК РФ на 4 года, по ст. 317 УК РФ на 12 лет, а по совокупности этих преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно на 13 лет в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с М.А. в пользу Московской Городской клинической больницы N 20 955 рублей, в пользу Клинического госпиталя ГУВД г. Москвы 5121 рублей 19 копеек, в пользу И. в счет компенсации морального вреда 45 000 рублей, в счет возмещения материального ущерба 7 800 рублей.

Разрешена и судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., объяснения М.А., поддержавшего доводы жалоб в свою защиту, заключение прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

М.А. признан виновным:

в посягательстве на жизнь работников милиции П.А., С., П.В. и И. в целях воспрепятствования их законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности;

в незаконном приобретении, ношении, перевозке и хранении огнестрельного оружия и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены 1 июля 2001 года в г. Москве при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

М.А. в предъявленном обвинении виновным себя признал частично.

В кассационных жалобах и дополнениях осужденный М.А. и адвокат Кошелев В.А., не соглашаясь с обвинительным приговором за посягательство на жизнь работников милиции, просят приговор по ст. 317 УК РФ отменить и дело производством прекратить. Анализируя показания потерпевших и М.А., считают, что имело место угроза применения насилия, умысел осужденного на посягательство на жизнь работников милиции не доказан. Ссылаются на то, что показания потерпевших С. и П.А. о том, что при попытке задержать вооруженных пистолетами М.А. и В. целились и стреляли, а они не могли ни задержать, ни оказать реальное сопротивление, утверждают, что эти показания свидетельствуют, что у них не было умысла на лишение жизни сотрудников милиции. Указывают, что М.А. и В. при желании могли застрелить потерпевших. Считают, что выстрел из пистолета ТТ, находившегося в руках у М.А., которым был ранен И., произошел непроизвольно в процессе его задержания, в ходе возникшей борьбы, что посягательство на жизнь работников милиции П.В. и И. также не доказано. Утверждают, что доказательствам дана неправильная оценка, что не позволило суду правильно квалифицировать М.А. Считают также, что невыясненной осталась причина причинения И. телесных повреждений. Осужденный М.А. ссылается на то, что не выполнены требования ст. ст. 20, 21 УПК РСФСР, что первоначальные показания в качестве подозреваемого им даны без адвоката из-за применения пыток. Указывает, что с результатами прокурорской проверки его доводов о применении насилия он не согласен. Утверждает, что в результате пыток ему раздавили правое яичко. Считает, что показания (л.д. 88, 90, 91 - 94 т. 1), полученные без участия защитника, должны быть исключены из числа доказательств. Подробно анализируя обстоятельства дела, показания потерпевших, а также сведения содержащиеся в актах экспертиз и других письменных доказательствах, считает их противоречивыми. Утверждает, что ими не опровергаются его доводы о своей невиновности. Считает фальсификацией вывод о перекосе патрона в пистолете и ставит под сомнение заключение об этом эксперта А. Ссылаясь на протоколы допроса и опознания его С., считает, что следователь фальсифицировал процессуальные документы и материалы дела. Просит также его действия с ч. 2 ст. 222 УК РФ переквалифицировать на ч. 1 ст. 222 УК РФ в связи с отсутствием признака предварительного сговора группой лиц.

Изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия находит приговор в отношении М.А. подлежит изменению по следующим основаниям.

Вывод суда первой инстанции о виновности осужденного в совершении посягательства на жизнь работников милиции и незаконном обороте оружия и боеприпасов, основан на доказательствах, имеющихся в материалах дела, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании.

М.А., не оспаривая в жалобе и своих объяснениях обвинение в ношении пистолета по ст. 222 ч. 1 УК РФ, утверждал, что И. был ранен произвольным случайным выстрелом при своем задержании.

Его доводы о том, что он не покушался на жизнь работников милиции П.А. и С., а также И. и П.В., что он за посягательство на жизнь работников милиции осужден необоснованно, опровергаются материалами дела.

Нельзя согласиться с тем, что выстрелы в П.А. и С. произвел, опасаясь за свою жизнь, в ответ на их выстрелы по автомашине, в которой он находился вместе с В. и в связи с угрозой со стороны В., который оказался объявленным в розыск и которого сотрудники ГИБДД пытались задержать.

В обоснование своего вывода о виновности М.А. суд правильно сослался в приговоре на показания потерпевших П.А., С., П.В., И., свидетелей О. и с учетом их показаний дал оценку фактическим данным, содержащимся в показаниях осужденного М.А., данным на предварительном следствии.

В частности, из показаний потерпевшего П.А. и свидетеля О. видно, что за нарушения правил дорожного движения была остановлена автомашина "Мерседес-Бенц" Е-420 под управлением В., в салоне которого находился и М.А. Компьютерные данные показали, что В. находится в розыске. При приеме этих данных на рацию В. находился рядом с П.А. и после получения этой информации достал из-за пояса пистолет ТТ, взвел курок и направился в сторону С., держа его на прицеле выхватил у него часть своих документов и стал отходить к автомашине Мерседес. М.А. уже находился в салоне автомашины и В. передал ему ТТ, а сам вооружился пистолетом ПМ. М.А. и В. стали стрелять в С. и П.А., а последние легли за патрульным автомобилем и открыли огонь, повредив заднее стекло Мерседеса.

Из показаний потерпевшего П.В. усматривается, что он вместе с Ч., М. и И. по оперативной информации об обстреле в этот день работников ГИБДД задерживали М.А. Осужденный их требование не выполнил, достал из-за спины пистолет ТТ и ствол в упор направил на И., пытаясь произвести прицельный выстрел. Он ударил его в этот момент по руке, перехватил руку с пистолетом вниз и в этот момент произошел выстрел, которым был ранен И. Он применил приемы рукопашного боя, сбил М.А. с ног, прижал его руку с пистолетом к земле. М.А., несмотря на все это, направлял пистолет в его сторону и пытался повторно произвести выстрел, но в пистолете, как потом было установлено, перекосило патрон.

В судебном заседании были тщательно выяснены причины противоречий в показаниях потерпевших, осужденного и очевидцев об обстоятельствах, при которых пистолет и боеприпасы оказались у него и В., и посягательстве на жизнь работников милиции.

В кассационных жалобах осужденного и адвоката, вопреки установленным судом фактическим данным, содержатся суждения об отсутствии в действиях осужденного М.А. состава преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ.

Как видно из материалов дела, указанные выше свидетели и потерпевшие давали последовательные показания, изобличающие М.А. в совершении им преступлений.

Утверждения о непоследовательности и ложности этих показаний, содержащиеся в кассационных жалобах, также высказаны вопреки материалам дела.

М.А. был опознан потерпевшими, на предварительном следствии после разъяснения права не свидетельствовать против себя, иметь защитника сам давал показания, согласующиеся с показаниями потерпевших. Доводы о том, что перед допросом оперативные работники применяли незаконные методы, не соблюдались требования ст. 20 УПК РСФСР, что он был лишен права пользоваться услугами адвоката, были тщательно проверены и не подтвердились.

Как видно из материалов тела, М.А. допрашивался неоднократно после разъяснения прав подозреваемого и обвиняемого, перед допросом изъявил желание иметь защитника только после предъявления обвинения. При задержании М.А. оказал работникам милиции вооруженное сопротивление, а поэтому к нему были применены силовые приемы, не исключающие получения телесных повреждений.

Материалами проверки установлено, что работники милиции действовали правомерно при задержании М.А. и производстве следственных действий с его участием.

Его вина его, помимо указанных показаний его самого, установлена также показаниями потерпевших, свидетелей и другими фактическими данными, правильно приведенными в приговоре.

Согласно актам судебно-медицинской и судебно-баллистической экспертиз, фактические данные, содержащиеся в них, согласуются с показаниями потерпевших.

Из акта судебно-медицинской экспертизы усматривается, что у И. обнаружено огнестрельное ранение тыльной поверхности правой стопы, причинившее вред здоровью средней тяжести. Пуля, изъятая у И., выстреляна из пистолета ТТ, принадлежавшего М.А. и В. Причиненные при задержании М.А. телесные повреждения правого яичка повлекли его удаление.

Как видно из протокола судебного заседания, все доводы осужденного, аналогичные тем, которые приводятся в кассационных жалобах осужденного и адвоката, выдвигавшиеся в защиту М.А., тщательно проверялись, однако они не подтвердились и были обоснованно отвергнуты по мотивам, указанным в приговоре.

Анализ приведенных в приговоре и других доказательств, имеющихся в материалах дела, свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела, касающиеся содеянного и самого М.А.

Из акта судебно-психиатрической экспертизы и материалов дела видно, что М.А. обоснованно судом признан вменяемым за содеянное.

С оценкой доказательств, данной судом первой инстанции в приговоре, как каждому в отдельности, так и в совокупности, оснований не соглашаться нет.

Суд обоснованно взыскал ущерб, моральный вред и затраты за стационарное лечение потерпевшего И.

Правовая оценка действий М.А., как посягательство на жизнь работников милиции, по ст. 317 УК РФ правильна и оснований для иной их квалификации, как об этом поставлен вопрос в жалобах, не имеется. О прямом умысле М.А. на лишение жизни потерпевших свидетельствуют прицельные выстрелы в С., П.А. и попытки выстрелить в П.В. и ранение И.

Благодаря тому, что вмешался П.В., отвел руку М.А., выстрел произошел, когда ствол пистолета был отведен вниз, И. был ранен только в ступню.

Вместе с тем, суд без достаточных оснований пришел к выводу, что М.А. незаконно приобрел, носил, перевозил и хранил огнестрельное оружие группой лиц по предварительному сговору.

В соответствии со ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Как видно из материалов дела, данные о том, что осужденный заранее договорился с В. о передаче ему пистолета ТТ, отсутствуют. В. пистолет М.А. был передан, когда стало очевидным, что работники милиции будут его задерживать в связи с нахождением в федеральном розыске, а изъят же пистолет в тот же день при задержании самого осужденного работниками милиции.

Таким образом, в настоящем деле отсутствуют какие-либо сведения о предварительном сговоре осужденного с В. по поводу незаконного приобретения огнестрельного оружия. Более того, ношение пистолета при перемещениях по городу суд без достаточных оснований признал перевозкой.

Следовательно, действия М.А. по приобретению, ношению и хранению огнестрельного оружия и боеприпасов должны быть переквалифицированы на ст. 222 ч. 1 УК РФ.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, конкретных обстоятельств дела и данных о личности М.А., в том числе и тех, на которые ссылаются в жалобах.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 26 декабря 2001 года в отношении М.А. изменить, переквалифицировать действия со ст. 222 ч. 2 УК РФ на ст. 222 ч. 1 УК РФ, по которой назначить 3 (три) года лишения свободы, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 222 ч. 1, 317 УК РФ, окончательно назначить 12 (двенадцать) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"