||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 апреля 2002 г. N 33-О01-70

 

Председательствующий: Зейдлиц Е.Г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего - Говорова Ю.В.,

судей - Сергеева А.А. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 1 апреля 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных П.Л., З.В., адвокатов Лукьяненко Н.М. и Калинина В.А. на приговор Ленинградского областного суда от 16 мая 2001 года, которым

П.Л., <...>, русская, со средним образованием, незамужняя, несудимая,

осуждена по ст. ст. 33 ч. 4 и 105 ч. 2 п. п. "а", "з" УК РФ на десять лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

З.В., <...>, русский, со средним образованием, женатый, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5 и 105 ч. 2 п. п. "а", "з" УК РФ на двенадцать лет, по ст. 222 ч. 1 УК РФ на два года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений наказание З.В. назначено тринадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором

П.Б., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "з" УК РФ на четырнадцать лет, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на восемь лет с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 1 УК РФ на один год, по ст. 223 ч. 1 УК РФ на два года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений наказание П.Б. назначено пятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Приговор в отношении П.Б. не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснения адвоката Калинина В.А. в защиту П.Л., осужденных П.Л. и З.В., поддержавших каждый свои жалобы, заключение прокурора Шинелевой Т.Н., полагавшую необходимым приговор в части осуждения З.В. по ст. 222 ч. 1 УК РФ отменить, а в остальном оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

признаны виновными и осуждены:

П.Л. и З.В. за подстрекательство к убийству Ю.Т.В. и Ю.Т.В. - двух лиц по найму, З.В., кроме того, за пособничество в убийстве этих лиц по найму, а также за незаконные приобретение, хранение, ношение и передачу огнестрельного оружия, совершенные при указанных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденная П.Л. указывает, что с приговором она не согласна. Считает, что он постановлен на недостаточно изученных судом материалах дела, судебное слушание, по ее мнению, проведено "экспромтом". Приговор постановлен на основе доказательств, находящихся в противоречии с совокупностью установленных по делу обстоятельств, которые суд в приговоре не отразил и в судебном заседании не проанализировал. Судом не проведена проверка фактов, им не дана оценка. Суд опирался на базу доказательств, полученных с нарушением закона. Дело рассмотрено судом с нарушениями закона, необъективно. Предварительное следствие и судебное заседание проведены предвзято. Во время следствия на нее оказывали психологическое давление, угрозы физической расправы. Ее ходатайства и заявления на предварительном следствии не рассматривали. Мотивы ее преступления не доказаны. Личности обвиняемых не исследованы. С точки зрения П.Л., обвинительное заключение составлено с нарушением требований закона, были нарушены требования ст. 201 УПК РСФСР.

В суде Ю.Б. подтвердил, что скандалы происходили у него с женой, она же (П.Л.) в них участия не принимала, его же жена пыталась расправиться с ней физически, угрожала расправой и убийством. Сама она (П.Л.) подтвердила, что восприняла угрозы Ю.Т.В. серьезно, они выглядели убедительно. Ее и Ю.Б. показания искажены. Показания свидетелей Н., О., В. и других указанных ею в жалобе, не подтверждают ее вины, причастности, мотива преступления. Обыски по делу проведены незаконно.

Судом не рассмотрены противоречия, которые имели существенное значение для дела. Д.М. не допрошена в суде, а содержание протокола ее допроса вызывает сомнение в его подлинности. Указанные ею обстоятельства подтверждают версию следствия, но не имеют реальной основы.

Бывшая сожительница О. - первого мужа Ю.Т.В. может подтвердить отсутствие у нее (П.Л.) поводов и мотивов для убийства Ю.Т.В. и ее дочери, однако в ходатайстве о ее допросе было отказано. Источником осведомленности М.Е., Х. явились работники милиции, а позже СМИ.

Приговор постановлен на предположениях. Версия мотива преступления надуманна, подтверждения в ходе судебного слушания не нашла. Обвинив ее в ревности, Ю.Б. одновременно сообщил, что ему было известно ее (П.Л.) намерение уехать за границу и выйти там замуж. Данные по делу свидетельствуют о том, что Ю.Б. не планировал создать с ней семью. Ю.Т.В. и дочь последней осуществлению ее (П.Л.) планов не мешали.

Она (П.Л.) на следствии и в суде заявляла, что 800 долларов США З.В. не давала.

Просит приговор отменить, поскольку предъявленное ей обвинение на нашло подтверждения.

В кассационной жалобе адвокат Лукьяненко Н.М. в защиту осужденной П.Л. указывает, что с приговором он не согласен (каких-либо мотивов этому не приведено).

Адвокат Калинин В.А., выступающий в интересах П.Л., в кассационной жалобе указывает, что судом первой инстанции были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые повлияли на постановление законного и обоснованного приговора.

С его точки зрения, приговор основан на предположениях, доказательствах, полученных с нарушением закона, которые должны быть признаны не имеющими юридической силы. В материалах дела отсутствуют достоверные доказательства о виновности П.Л. в подстрекательстве к убийству двух лиц по найму. Не была исследована версия о том, что, имея договоренность с "З.В." припугнуть жену Ю.Т.В., П.Б. появился на хуторе, не имея умысла на убийство двух человек по найму, а по своей инициативе ограбил их, а затем с целью скрыть корыстное преступление, убил. Утверждает, что об этом свидетельствуют приведенные им в жалобе факты. Суд критически отнесся к показаниям П.Л., а в отношении пояснений П.Б. этого не сделал, приняв их за основу обвинительного приговора. Ссылки суда на явку с повинной П.Б. адвокат находит незаконными. Полагает, что "З.В." добровольно выдал оружие убийства. 19 марта 1998 года П.Б. был допрошен следователем с участием прокурора без адвоката в качестве подозреваемого, однако сведений о его задержании и избрании меры пресечения нет, а потому, по мнению защитника, эти показания, как полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы. Суд огласил показания Д.М. и положил их в обоснование обвинительного приговора вопреки требованиям закона. Показания П.Л. и "З.В." находятся в противоречии с показаниями Д.М. и они не устранены.

Оружие П.Б. взял по своей инициативе и сам отремонтировал. "З.В." необоснованно вменено незаконное приобретение, ношение, передача и сбыт огнестрельного оружия, а тот факт, что он добровольно его выдал, исключает ответственность "З.В." по ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Вывод суда о несостоятельности доводов П.Л. о том, что она давала деньги, чтобы прекратить телефонное хулиганство и угрозы, неверен. Указание суда о решении П.Л. физически устранить жену и дочь Ю.Б., так как они мешали ей создать семью, доказательствами не подтверждено. Нет данных, что дочь Ю.Б. мешала П.Л.

Суд не принял во внимание, что П.Л. - мать двоих детей, с рождения воспитывала их одна. Жестокости у нее никогда не было. Мотив преступления надуман и не подтверждается доказательствами.

Адвокат просит приговор в отношении П.Л. отменить, дело прекратить.

Осужденный З.В. в кассационной жалобе утверждает, что приговор является незаконным и необоснованным, ибо на следствии нарушались его права на защиту. Находит предварительное расследование и судебное следствие односторонними и неполными.

В дополнениях к жалобе З.В. указывает, что суд не выполнил требования ст. ст. 20, 70 и 71 УПК РСФСР. Выводы суда о его виновности ошибочны, они не соответствуют фактическим обстоятельствами дела. Назначенное ему наказание не соответствует его личности.

Отмечает, что он признает себя виновным в хранении и ношении огнестрельного оружия - обреза, который он приобрел как предмет старины - антиквариата. Это оружие П.Б. он не передавал и не сбывал. Тот взял его без его (З.В.) ведома и согласия. В этой части П.Б. его оговаривает с целью уйти от ответственности и смягчения наказания. Это оружие он (З.В.) добровольно выдал.

На следствии и в суде он утверждал, что умысла на убийство он и П.Л. не имели.

Она действительно обратилась к нему с просьбой помочь оградить от телефонных звонков и угроз, что он (З.В.) и сделал, обратившись к П.Б., который согласился оказать содействие в переговорах. Он просил П.Б. "лишь припугнуть, в крайнем случае - врезать по морде". Корыстного мотива не имел, договоренности с П.Л. по этому поводу не было. 200 долларов взял из денег, данных П.Л. для оплаты аренды склада.

Достоверность показаний П.Б. вызывает сомнение. Считает, что последний оговорил его. Явку с повинной П.Б. писал в состоянии опьянения и под диктовку оперативных работников, что подтвердил в суде.

Свидетели Б.А. или Б.О., М., А.Б. и Д.М. в суде не допрошены, хотя он заявлял ходатайство о вызове этих свидетелей для допроса.

Полагает, что Д.М. его оговорила. Она могла получить информацию об убийстве от сотрудников милиции, а он с ней о проблемах сестры разговоров не вел. Этой информацией она и поделилась с М.Е., а потому показания последней не могут являться доказательствами по делу.

Указывает, что умысел на убийство у П.Б. возник стихийно. Приводит черты характера П.Б.

С точки зрения З.В., в действиях П.Б. имеется эксцесс исполнителя, незапланированное убийство.

Отмечает, что на него (З.В.) не истребованы характеристики, документы о рождении дочери и матери.

Согласен понести ответственность по делу за самоуправные действия, в чем раскаивается и сожалеет.

Наказание ему назначено суровым, не соответствующим его личности и содеянному, суд не учел обстоятельства, смягчающие наказание, требования ст. 60 УК РФ.

Указывает, что вину в хранении и ношении огнестрельного оружия признает полностью, искренне раскаивается, а вину в совершении убийства не признает, так как это преступление не совершал.

При вынесении приговора суд должен был обсудить вопрос о возможности применения ст. ст. 64, 73 УК РФ, однако этого не сделал.

Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей. "В случае отказа - изменить приговор в части квалификации содеянного и в части назначенной меры наказания с учетом ст. ст. 64, 73 УК РФ".

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия считает, что вина П.Л. и З.В. в содеянном ими подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Так, осужденный П.Б. в суде показал, что он работал охранником в ИЧП у З.В. В конце декабря 1997 - начале января 1998 годов последний стал говорить ему, что мешают какие-то люди, спрашивал, не хочет ли он подзаработать денег. Не сообщая подробностей, делал намеки, как он (П.Б.) понял, что кого-то надо убрать, убить. О том, что этих людей надо именно убить - "убрать, завалить", З.В. стал говорить ему в январе 1998 года. Сообщил, что те люди мешают не ему (З.В.), а его сестре - П.Л.; сказал, что надо убить двух женщин - жену и дочь Ю.Б., который сожительствовал с П.Л. Указывал, что кто-то из семьи Ю.Б. угрожает его сестре. Из разговоров З.В. он понял, что Ю.Б. хочет уйти от жены к П.Л., но жена и дочь удерживают его.

Поскольку у него (П.Б.) были финансовые затруднения, он согласился с предложением З.В. Договорились, что он (П.Б.) совершит убийство за 800 долларов США, а в дальнейшем они должны быть "компаньонами" в ИЧП З.В.

З.В. возил его на Финляндский вокзал, чтобы показать ему жену Ю.Б., которая по словам З.В. должна была туда приехать, но ее там в тот день не оказалось. С собой на вокзал он (П.Б.) брал "заточку", хотел ткнуть ею в толпе в спину жены Ю.Б.

Потом они договорились об орудии убийства - обрезе, который был у З.В. Взял у З.В. обрез, привез к себе домой, привел его в пригодное для стрельбы состояние, изготовил несколько патронов к нему. З.В. говорил ему, чтобы убийство он совершил в отсутствие самого Ю.Б. З.В. возил его в Приозерский район, показывал дом, где проживали потерпевшие, осматривали обстановку. Он (П.Б.) заходил с обрезом в дом, представился электриком, проверил счетчик и вышел на улицу. Дома были Ю.Б., жена и дочь последнего; "заказ" З.В. он выполнить не смог, о чем и сообщил ожидавшему его З.В., сказал, что Ю.Б. дома, ничего не вышло. После этого они уехали в Санкт-Петербург.

9 февраля 1998 года ему по телефону позвонил З.В. и сказал, что Ю.Б. уехал в город, чтобы он (П.Б.) ехал в дом Ю.Б. С целью выполнения "заказа" З.В. убить потерпевших вечером 10 февраля 1998 года подошел к их дому, постучал, представился милиционером, сказал, что разыскивают человека. Женщина через дверь попросила назвать фамилию участкового инспектора, которую он не знал, и та дверь ему (П.Б.) не открыла. Он переночевал на вокзале, поехал в город, созвонился с З.В., сообщил, что вновь ничего не получилось. З.В. говорил, чтобы он ехал к Ю.Б. домой, так как последний в городе.

Он (П.Б.) решил взять друга - Т., так как его могли запомнить в поселке. О своих намерениях ему ничего не говорил. Объяснил, что нужно у Ю.Б. забрать кое-какие вещи, а "сталкиваться" с ним самому не хочется. Попросил Т. зайти в дом и выяснить, дома ли Ю.Б.

11 февраля 1998 года они приехали в поселок, подошли к дому Ю.Б. Видели, что жена и дочь Ю.Б. вернулись домой. Т. он отправил в дом, чтобы выяснить, дома ли сам Ю.Б. Договорились, что если Ю.Б. дома нет, то Т. будет оставаться в доме, он (П.Б.) тогда зайдет за ним. Так и сделали.

Зашел в дом, под угрозой обреза заставил потерпевших лечь на пол лицом вниз, а затем произвел выстрелы из обреза в голову вначале матери, а потом дочери.

С места происшествия они скрылись на машине потерпевших. По дороге машина застряла.

С Т. они дошли до станции Лосево, доехали на электричке до Приозерска, потом - до Санкт-Петербурга. В городе он созвонился с З.В. и сообщил о выполнении его "заказа". Договорился с ним о встрече на следующий день, при которой З.В. за убийство потерпевших передал ему 200 долларов США и 2400000 (неденоминированных) рублей. Остальную часть денег З.В. обещал ему отдать позже.

Обрез в дипломате он отдал З.В., отвез его ему обратно на склад.

Указал, что в разговоре, договариваясь на убийство, З.В. говорил ему, что в доме Ю.Б. имеется ружье, где оно может лежать.

Осужденный З.В. пояснил в судебном заседании, что летом 1997 года П.Б. попросил у него денег в долг, он ему дал 100 тысяч рублей "по-старому". Потом видел его "в игровых автоматах". Понял, что деньги тот ему не вернет. Как-то предложил ему работать у него в ИЧП охранником, контролировать продавцов, чтобы те не воровали выручку, на что П.Б. согласился. Выполнял П.Б. и другие его поручения.

Его (З.В.) сестра по матери - П.Л. в январе 1998 года сказала ему, что ее "достают", звонят по телефону, угрожают. Говорила, что это может быть дело рук жены "Бэна" - Ю.Б., с которым П.Л. общалась, поддерживала отношения. П.Л. попросила его (З.В.) припугнуть жену Ю.Б. Он обещал найти человека, который мог это сделать поговорил с П.Б., попросил припугнуть женщину. П.Б. сказал, что бесплатно этого делать не будет. Тогда он (З.В.) спросил у П.Л., сколько она может в этом случае заплатить за работу. Та ответила, что готова отдать 800 долларов США. Об этом он сообщил П.Б.

Признал, что с П.Л. он (З.В.) ездили на Финляндский вокзал, чтобы показать П.Б. жену Ю.Б. Добирались с П.Л. на вокзал они раздельно. Там П.Л. и П.Б. друг друга не видели. П.Л. должна была сначала показать жену Ю.Б. ему (З.В.), а затем в свою очередь - он (З.В.) П.Б. Со слов П.Л. жена Ю.Б. должна была приехать на электричке, но поезд пришел, а та не прибыла.

После этого они (З.В. и П.Л.) как-то ездили в Приозерск и П.Л. показала хутор, где проживали Ю.Б.

В январе он и П.Б. "поймали" машину, на которой ездили на хутор. Он (З.В.) показал дом Ю.Б. П.Б., куда последний должен был зайти и поговорить с женщиной. П.Б. ходил туда. По возвращении сказал ему (З.В.), что представился в доме электриком, где находился сам Ю.Б. Он и П.Б. оттуда уехали. За поездку водителю автомашины платил он (З.В.).

В эту поездку П.Б. брал дипломат. З.В. указал, что они "обдумывали план".

Вначале февраля П.Б. ездил на хутор, но у него ничего не получилось.

Потом П.Б. по телефону сказал ему, что все в порядке, подробности расскажет при встрече. Договорились встретиться на следующий день в кафе у рынка. Перед встречей он (З.В.) взял у П.Л., как ранее договорились, 800 долларов США. Деньги П.Б. отдал не все, оставил себе 200 долларов. С П.Б. они поговорили, тот рассказал ему подробности содеянного, что убил жену и дочь Ю.Б.

З.В. не оспаривал в судебном заседании, что говорил П.Б. о нахождении в доме Ю.Б. оружия. Признал, что сам он (З.В.) в 1997 году приобрел обрез, который хранил на своем складе. Указал, что этот обрез П.Б. мог взять на складе.

Осужденная П.Л. пояснила в суде, что у нее с Ю.Б. установились близкие отношения, по существу они вели с ним общее хозяйство. Он то жил у нее, то уходил к семье. Говорил ей, что с женой не поддерживает отношений. Писал жене расписку, что в случае развода оставит все ей. Но его дочь говорила, что если такое случится, она вскроет себе вены. Предлагал ей (П.Л.) выйти за него замуж. Потом она увидела его записку, в которой он сообщал, что возвращается в семью, так как к этому его вынуждают. Однажды она заболела, Ю.Б. отвез ее на базу отдыха. Вечером туда приехала его жена, устроила скандал, кричала, что убьет ее (П.Л.).

До 31 декабря 1997 года она (П.Л.) разговаривала с З.В. о том, что ей кто-то звонил по телефону, угрожал. Она думала, что угрозы исходят от жены Ю.Б. Обращалась к З.В., чтобы тот нашел человека, который бы переговорил с женой Ю.Б. о прекращении телефонных звонков, обещала заплатить за это 800 долларов США.

Признала, что ездила на Финляндский вокзал, намеревалась показать З.В. жену Ю.Б., о приезде которой знала от Ю.Б., однако та на вокзале не появилась. До убийства жены и дочери Ю.Б. она (П.Л.) ездила с З.В. в Приозерский района и показала ему хутор, где проживала семья Ю.Б. Ранее она была в доме Ю.Б., знала, что у Ю.Б. имелось ружье.

12 февраля 1998 года ей позвонил З.В., сказал, что нужны деньги, ее теперь по телефону никто не будет беспокоить, телефонных звонков больше не будет. Она отдала ему обещанную ранее сумму.

Из показаний потерпевшего Ю.Б. Б.К. видно, что у него с П.Л. были продолжительные, близкие отношения. Потом он решил уйти к семье и не возвращаться к П.Л., о чем ей сообщил. П.Л. было известно, что он не может перейти к ней от семьи из-за жены и дочери. После этого от П.Л. стали поступать телеграммы на его адрес к семье.

9 февраля 1998 года он приехал к П.Л. и сказал, что будет с ней 10 февраля, а 11 февраля уедет домой к семье. Кроме П.Л., этого никто не знал.

11 февраля утром домой он уехать от П.Л. не смог, так как выполнял просьбы осужденной, возил ее на своей машине по указанным ею местам. Как он после понял, его пытались подольше задержать.

Возвращаясь домой, за несколько километров от дома на обочине трассы увидел стоявшую автомашину "Мерседес", на которой ездила его жена. В машине никого не было, колесо было проколото. Подумав, что жена пошла за помощью, стал ожидать, но никто не появлялся. Тогда он принял решение ехать домой.

В доме света не было, входная дверь была открыта.

На столе у входа лежала чужая шапка.

Он прошел в дом и обнаружил лежащих на полу со связанными руками мертвых жену и дочь. Выскочил из дома, на машине поехал в поселок Красноармейский, откуда по телефону о происшедшем сообщил в милицию.

Ю.Б. указал в суде, что в январе к ним в дом действительно приходил парень, представился электриком, просил показать счетчик и сведения об оплате электроэнергии.

Из показаний свидетеля Д.М. на следствии усматривается, что она проживала с З.В. В первых числах февраля 1998 года З.В. сказал, что у него скоро должны появиться большие деньги. На ее вопросы, откуда и что нужно сделать для их получения, З.В. ответил: "Нужно стрелять". Говорил, что нужно убрать двух человек. У его сестры П.Л. есть любовник - "Бэн", у последнего есть жена и дочь, которые мешают П.Л. В скором времени им позвонил П.Б., с которым говорил по телефону З.В. После разговора с ним З.В. расстроился, сказал, что ничего у П.Б. не получилось, последнего не пустили в дом к Бэну. Через некоторое время П.Б. вновь по телефону позвонил З.В. и после разговора с ним З.В. сказал, что у П.Б. все получилось. Она поняла, что тот убил жену и дочь Ю.Б. После этого П.Б. приезжал к ним. Со слов З.В. она знала, что за содеянное П.Б. и З.В. заплатила сестра последнего - П.Л. Из разговоров мужчин знала, что убийство должно было произойти из обреза, который был на складе у З.В.

Свидетель М.Е. показала в суде, что она была знакома с П.Б., З.В. Она приходила к ним в гости, в том числе была у них и в момент задержания З.В. и П.Б. Д.М. говорила ей, что П.Б. убил женщину и ребенка. У З.В. есть сестра, которая просила об этом З.В.

Свидетель П.Л. пояснила в суде, что незадолго до совершенного убийства она видела у сына дома обрез. Ее сын - осужденный П.Б. говорил ей, что этот обрез он взял у З.В., его надо будет вернуть назад последнему.

Сам З.В. признал в суде, что со слов П.Б. еще до убийства ему было известно, что имевшийся у него (З.В.) обрез тот испробовал на его готовность к стрельбе. Не оспаривал, что именно из принадлежащего ему (З.В.) обреза П.Б. убил жену и дочь Ю.Б.

Из протокола осмотра места происшествия от 19 марта 1998 года с участием З.В. следует, что в складском помещении на территории Сытного рынка г. Санкт-Петербурга, принадлежащей З.В., в дипломате черного цвета был обнаружен обрез 2-ствольного охотничьего ружья 16 калибра, в стволах которого находились два патрона.

По заключению судебно-баллистической экспертизы этот обрез являлся обрезом гладкоствольного охотничьего ружья 16 калибра модели "ТОЗ-Б", огнестрельным оружием, пригодным к стрельбе патронами 16 калибра. Выстрелы без нажатия на спусковые крючки из данного обреза были невозможны. Стволы обреза на момент производства экспертизы были прочищены. Обнаруженные в каналах обреза патроны были снаряжены самодельным способом, пригодны для стрельбы (л.д. 109 - 111 т. 2).

Осужденная П.Л. признала, что она направляла на адрес Ю.Б. две телеграммы, писала письмо 30 декабря 1997 года в РОНО г. Приозерска по поводу дочери Ю.Б.

Материалами дела установлено, что это она делала в то время, когда Ю.Б. остался жить в своей семье.

Как правильно признал суд, телеграмма ее от 15 декабря 1997 года носит компрометирующий жену Ю.Б. характер, телеграммой от 23 декабря 1997 года П.Л. пыталась нарушить нормальную обстановку в семье Ю.Б.

Свидетель Д.В. указала в суде, что П.Л. обращалась в Приозерское РОНО с целью помочь дочери Ю.Б., говорила ей, что дочка Ю.Б. пыталась покончить жизнь самоубийством из-за намерений отца уйти из семьи. П.Л. хотела, чтобы за дочерью Ю.Б. установили наблюдение.

Однако потерпевший Ю.Б. утверждал в суде, что его дочь не делала попыток к самоубийству, не собиралась этого делать, таблетками не травилась. Об этом П.Л. он никогда не говорил. Изложенные П.Л. в письме сведения ложные, не соответствуют действительности.

Указал, что писать письмо в РОНО он П.Л. не просил, о нем она ему не говорила, что П.Л. в судебном заседании подтвердила.

Свидетель Х. показала в судебном заседании, что она хорошо знала семью Ю.Б. Их дочь была уравновешенным человеком, никогда не говорила о самоубийстве, попыток к этому не делала, вены себе не вскрывала. У нее вообще срывов не было.

Вывод суда о том, что в письме П.Л. от 30 декабря 1997 года были указаны неверные, порочащие сведения о дочери Ю.Б., является правильным.

Показания П.Б. об обстоятельствах убийства потерпевших подтверждаются пояснениями в судебном заседании свидетеля Т., данными протокола осмотра места происшествия.

Согласно заключений судебно-медицинского эксперта у Ю.Т.В., 1981 года рождения были обнаружены: слепое проникающее огнестрельное ранение головы с повреждением головного мозга, причиненное атипичным снарядом (металлическим шаром диаметром около 1,5 см), входная огнестрельная рана была расположена в правой половине теменной области на границе с затылочной областью, по ходу раневого канала были повреждены мягкие ткани теменной области, дефект подлежащей кости (теменной) свода черепа, оболочки и ткань головного мозга, дефект кости основания черепа (дно левой средней черепной ямки), мягкие ткани левой скуловой области и ткань левой околоушной слюнной железы - повреждения, причиненные в результате выстрела из гладкоствольного ружья с дистанции до 3 - 5 см, в пределах действия пороховых газов; на лице множественные штриховидные и точечные, западающие ссадины правой половины лобной области, кровоподтек переходной каймы обеих губ, контурные линейные кровоизлияния под слизистую оболочку левой половины нижней губы, под слизистую оболочку левой щеки, циркулярные полосовидные, странгуляционные борозды кожи нижних отделов обоих предплечий, расположенные в проекции петель обвязки обеих рук пострадавшей. Повреждения на лице образовались от действия тупого твердого предмета (или предметов) с ограниченной контактной поверхностью.

Смерть Ю.Т.В. последовала от слепого огнестрельного, проникающего ранения головы с повреждением головного мозга.

У Ю.Т.В., 1950 года рождения были выявлены: слепое огнестрельное проникающее ранение головы с повреждением головного мозга, причиненное комбинированным снарядом, состоящим из металлического шара диаметром 1,4 см и фрагмента металлического гвоздя длиной 2 см и диаметром 0,4 см (последний фрагмент снаряда насквозь повреждал затылочную кость, образуя дырчатый перелом, не проникал в полость черепа), входная рана головы располагалась в левой половине затылочной области, по ходу канала которой определялись бесструктурное, пропитанное кровью вещество головного мозга, осколки костей черепа, инородные тела (цилиндрический пыж диаметром около 1,4 см, толщиной около 0,5 см, сам снаряд - шар; неправильно-треугольной формы ссадина лобной области и прерывистые циркулярные полосы давления кожи нижних третей обоих предплечий, обнаруженные под имевшейся на трупе обвязкой этих отделов рук махровым поясом.

Огнестрельное ранение головы образовалось в результате выстрела из гладкоствольного охотничьего ружья, расстояние выстрела было в пределах действия пороховых газов - до 3 - 5 см. В момент производства выстрела пострадавшая находилась в той же позе, в которой и был обнаружен ее труп - в положении лежа на передней поверхности тела.

Смерть Ю.Т.В. последовала от слепого огнестрельного ранения комбинированным снарядом (металлическим шаром и фрагментом гвоздя) с повреждением головного мозга.

Указанные выше повреждения у Ю.Т.В. и Ю.Т.В. возникли прижизненно.

Смерть потерпевших могла наступить в установленное судом время.

Заключением судебно-баллистической экспертизы установлено, что из трупов потерпевших извлечены были шарики от шарикоподшипника диаметром 14,2 мм, изготовленные заводским способом. Эти шарики были выстрелены из обреза охотничьего ружья калибра 16. Патроны, которыми производились выстрелы, были снаряжены порохом (бездымным), прокладкой на порох, древесно-волокнистым пыжом, шариком в качестве пули, удерживающим пыжом из фрагмента газетной бумаги. В одном из патронов, кроме шарика, находился фрагмент строительного гвоздя.

Обрывки газетных листов, обнаруженные возле трупов, являлись самодельными пыжами. Древесно-волокнистые пыжи и прокладки, извлеченные из трупов, были выстрелены из оружия 16 калибра, были изготовлены заводским способом. Самодельные пыжи из газетной бумаги изготовлены были, вероятно, из одного издания.

2 патрона, обнаруженные в стволах обреза при его изъятии, и патроны, использованные для убийства Ю.Т.В. и Ю.Т.В., имели единый источник происхождения, полностью совпадают по способу снаряжения и примененным для снаряжения материалам.

По заключению судебно-биологической экспертизы на шапке, изъятой с места происшествия, были обнаружены пот и волосы человека, которые могли принадлежать П.Б.

Дав анализ изложенным в приговоре доказательствам, оценив их в совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины в соучастии П.Л. в форме подстрекательства, а З.В. в форме подстрекательства и пособничества на убийство двух лиц, совершенных по найму.

Действия П.Л. по ст. ст. 33 ч. 4 и 105 ч. 2 п. п. "а", "з" УК РФ, З.В. по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5 и 105 ч. 2 п. п. "а", "з" УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда в этой части обвинения П.Л. и З.В. мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями ст. 20 УПК РСФСР.

Положенные в основу обвинения П.Л. и З.В. доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

Не доверять показаниям осужденного П.Б., свидетелей Д.М., М.Е. у суда оснований не было.

Осужденный П.Б. как на предварительном следствии, так и в судебном заседании давал последовательные показания. Противоречий в его показаниях, в показаниях М.Е. не установлено.

Положенные в основу обвинения осужденных доказательства согласуются между собой, каждое из доказательств подтверждается другими фактическими данными по делу.

Из материалов дела видно, что судом принимались меры, направленные на обеспечение явки в судебное заседание свидетеля Д.М. для допроса, однако этого сделать не представилось возможным, ее местонахождение установить не удалось.

При таких обстоятельствах оглашение показаний Д.М. в суде, которые она давала в ходе предварительного расследования, не противоречит требованиям ст. 286 УПК РСФСР.

Показания Д.М. подтверждаются показаниями свидетеля М.Е., допрошенной в судебном заседании, которая утверждала в суде, что она дает и давала на следствии достоверные пояснения, ее пояснения одни и те же. Указывала сведения со слов Д.М. После ее допроса на предварительном следствии к ней домой звонил один раз, как он представился, брат З.В. - А. Другие лица с ней о деле никогда не говорили, в том числе и пред судебным заседанием.

Данных, свидетельствующих о применении в ходе предварительного расследования незаконных методов ведения следствия, по делу не установлено.

Оговора П.Л. и З.В. со стороны осужденного П.Б., свидетелей Д.М., М.Е. судебная коллегия не усматривает.

Всем доказательствам по делу в их совокупности, в том числе показаниям осужденных П.Л. и З.В., при постановлении приговора дана верная юридическая оценка.

Ссылки осужденной П.Л. в жалобе на то, что источником осведомленности М.Е. и Х. об изложенных ими обстоятельствах явились работники милиции, а после - средства массовой информации, на материалах дела не основаны, опровергаются пояснениями этих свидетелей.

Изложенные в приговоре показания осужденных, потерпевшего, свидетелей соответствуют их пояснениям, отраженным в протоколе судебного заседания; искажений их пояснений в приговоре, о чем указывает П.Л. в жалобе, не имеется.

Показания Н., О., других указанных П.Л. в жалобе лиц, не противоречат выводам суда о виновности П.Л. и З.В. в содеянном.

Доводы П.Л. и З.В., адвоката Калинина В.А. о необоснованности осуждения П.Л. и З.В. за соучастие в убийстве потерпевших, об отсутствии у них умысла на убийство потерпевших, о наличии в действиях П.Б. в этой части эксцесса исполнителя, о том, что обрез П.Б. взял со склада без ведома З.В., по собственной инициативе, утверждения П.Л., что 800 долларов США З.В. она не давала, несостоятельны, противоречат материалам дела.

Эти версии тщательно проверялись, своего подтверждения не нашли, как опровергнутые приведенными в приговоре доказательствами, они судом обоснованно отвергнуты.

Фактические обстоятельства по делу судом установлены правильно. При постановлении приговора противоречий не допущено.

Мотивы действий П.Л. и З.В. выяснялись, они установлены и изложены в приговоре.

Не соглашаться с выводами суда судебная коллегия оснований не находит.

С материалами дела осужденные П.Л. и З.В. на предварительном следствии знакомились совместно со своими защитниками в лице адвокатов, ознакомились с ними в полном объеме, без ограничения во времени, что подтверждается протоколами этих следственных действий (л.д. 305, 319 т. 3). Ознакомились с материалами дела осужденные с соблюдением требований ст. 201 УПК РСФСР. Заявленные П.Л., З.В. и их защитниками ходатайства после ознакомления с материалами дела разрешены в установленном законом порядке.

После направления дела в суд П.Л. вновь ознакомилась со всеми материалами дела в полном объеме без ограничения во времени, что следует из ее расписок (л.д. 40 - 41 т. 4).

Собранные по делу доказательства были исследованы в судебном заседании.

С протоколом судебного заседания П.Л. ознакомлена (л.д. 226 т. 4). Поданные ею замечания на протокол судебного заседания рассмотрены в установленном законом порядке (л.д. 236 т. 4). Осужденному З.В. предоставлялась возможность ознакомиться с протоколом судебного заседания, он имел реальную возможность с ним ознакомиться. Вручение осужденному ксерокопии протокола судебного заседания законом не предусмотрено.

Защитой на следствии и в судебном заседании осужденные были обеспечены.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, в том числе права осужденных на защиту, влекущих отмену, за исключением осуждения З.В. по ст. 222 ч. 1 УК РФ, или изменение приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено.

Психическое состояние осужденных проверялось.

С учетом заключений проведенных в отношении них судебно-психиатрических экспертиз, их личностей, всех обстоятельств по делу в отношении инкриминируемых им деяний П.Л. и З.В. обоснованно признаны вменяемыми.

Постановляя приговор, суд признал З.В. виновным и осудил за незаконные приобретение, хранение, ношение передачу огнестрельного оружия.

Между тем, из заявления З.В. от 18 марта 1998 года (л.д. 180 т. 1) следует, что он добровольно выдает обрез двуствольного охотничьего ружья 16 калибра, из которого его знакомый - П.Б. убил двух женщин.

Из материалов дела видно, что до этого заявления органам следствия о местонахождении обреза не было известно.

После заявления З.В. о выдаче обреза он был с участием осужденного изъят 19 марта 1998 года с его склада.

Доводы З.В. и защитника Калинина В.А. о добровольной сдаче З.В. органам следствия обреза не опровергнуты.

Согласно Примечания к ст. 222 УК РФ лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в этой статье, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

В силу изложенного в отношении З.В. распространяются положения данного Примечания, а потому приговор в части осуждения его по ст. 222 ч. 1 УК РФ подлежит отмене, дело прекращению.

Наказание П.Л., а также З.В. по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5 и 105 ч. 2 п. п. "а", "з" УК РФ назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного ими преступления, их личностей, всех обстоятельств по делу, влияния назначенного наказания на исправление каждого, на условия жизни их семей, в соответствии с требованиями ст. 6 УК РФ.

Личности П.Л. и З.В. исследованы с достаточной полнотой, данные о них при назначении наказания приняты во внимание.

Назначенное им наказание (З.В. по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5 и 105 ч. 2 п. п. "а", "з" УК РФ) чрезмерно суровым, явно несправедливым не является, оно назначено в пределах санкции закона, соразмерно содеянному ими.

При назначении наказания осужденным (З.В. по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5 и 105 ч. 2 п. п. "а", "з" УК РФ) требования закона судом не нарушены.

Для смягчения П.Л., З.В. наказания, применения в отношении них ст. ст. 64, 73 УК РФ судебная коллегия оснований не находит.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Ленинградского областного суда от 16 мая 2001 года в отношении З.В. в части его осуждения по ст. 222 ч. 1 УК РФ отменить, в соответствии с Примечанием к данной статье УК РФ дело прекратить.

Тот же приговор в отношении З.В. изменить:

исключить указание суда о назначении ему наказания на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ;

считать его осужденным по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5 и 105 ч. 2 п. п. "а", "з" УК РФ к двенадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном в отношении него и тот же приговор в отношении П.Л. оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

 

Председательствующий

Ю.В.ГОВОРОВ

 

Судьи

А.А.СЕРГЕЕВ

И.И.ГРИЦКИХ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"