||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 марта 2002 г. N 47-о01-131

 

Предс.: Заводских А.Б.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Свиридова Ю.А.

судей Семенова Н.В. и Мезенцева А.К.

рассмотрела в судебном заседании от 29 марта 2002 г. дело по кассационным жалобам осужденных С. и П. на приговор Оренбургского областного суда от 26 сентября 2001 года, которым

С., <...>, судимый: 1) 25 августа 1997 г. по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 4 годам лишения свободы, освобожден 7 августа 2000 года в связи с актом амнистии от 26 мая 2000 года, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "в" УК РФ к 16 годам лишения свободы; по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно по совокупности С. назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

П., <...>, несудимая, -

осуждена по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "в" УК РФ к 8 годам 6 мес. лишения свободы; по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно по совокупности П. назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Мезенцева А.К., объяснения осужденной П., поддержавшей доводы жалобы, заключение прокурора Шиховой Н.В., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

С. осужден за убийство - умышленное причинение смерти потерпевшей К., находящейся в заведомо беспомощном состоянии; кражу чужого имущества.

П. осуждена за пособничество в убийстве, т.е. умышленном причинении смерти потерпевшей К., находившейся в заведомо беспомощном состоянии; кражу чужого имущества.

Преступления совершены 16 мая 2001 года в с. Октябрьское Октябрьского р-на Оренбургской области при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании С. вину признал полностью, а П. - частично.

В кассационной жалобе С. просит тщательно разобраться в обстоятельствах дела и решить правильно вопрос о степени участия и роли П. в содеянном; свою вину в убийстве потерпевшей С. не отрицает, ссылаясь на то, что о его намерениях П. не было известно; он ссылается на то, что веревку попросил у П. в момент, когда потерпевшая уже была мертва, в связи с тем, что данная просьба была выражена в грубой форме, считает, что П. могла находиться "в состоянии аффекта", ссылаясь на заболевание туберкулезом, просит изменить ему режим исправительной колонии.

Осужденная П. в кассационной жалобе просит приговор изменить и наказание ей смягчить; она утверждает, что "под моральным давлением" оговорила себя в том, что в момент убийства передавала веревку С., который затянул веревку на шее у потерпевшей; как утверждает осужденная, фактически такой передачи не было, она напротив, пыталась помешать осужденному, который продолжал убивать и душить потерпевшую; П. ссылается на то, что ее показания о непричастности к убийству в суде не получили надлежащей оценки, указывает на то, что на следствии давала показания о соучастии в убийстве без адвоката; вину в совершении кражи осужденная не оспаривает просит учесть раскаяние в содеянном и смягчить ей меру наказания.

Потерпевшая Б. в возражениях на кассационные жалобы осужденных просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы изложенные в кассационных жалобах и в возражениях на жалобы, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности С. и П. в содеянном являются обоснованными и подтверждаются совокупностью доказательств: анализом показаний осужденных на следствии и в суде, показаниями потерпевшей и свидетелей, протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинской, судебно-биологической, медико-криминалистической, судебно-психиатрических экспертиз и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Все доводы в жалобах о том, что П. не оказывала пособничества С. в убийстве потерпевшей судебная коллегия находит несостоятельными.

Эти доводы проверены в судебном заседании, опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

В частности, в суде С. подтвердил, что действительно в указанное время, когда они пришли к потерпевшей, с последней у них возник конфликт. Разозлившись, он толкнул потерпевшую на пол, стал душить ее платком, а затем обрывками веревки, проводом. Металлической трубой дважды ударил потерпевшую по голове. Затем он подвесил потерпевшую с помощью веревок и провода в нескольких сантиметрах от пола.

Никаких веревок П. ему не подавала. С. признал, что из дома они похитили ложки, шторы, кофту женскую.

П. показала, что в данное время они пришли к потерпевшей, поскольку осужденная являлась социальным работником, должна была помыть в доме пол. Из показаний осужденной следует, что потерпевшую убил С., она ему никакой веревки не подавала. Подтвердила П. то обстоятельство, что после убийства они похитили из дома ложки шторы, женскую кофту.

Вместе с тем, в ходе расследования, допрошенные в соответствии с положениями процессуального закона, после разъяснения положений ст. 51 Конституции РФ, в том числе с участием адвоката, признавая свою вину, осужденные дали показания, безусловно свидетельствующие о том, что П. оказала пособничество в совершении убийства, передав веревку С., которая была использована последним в ходе преступления.

В частности П. показала, что действительно в момент убийства потерпевшей она по просьбе С. срезала и передала последнему веревку, которую осужденный стал наматывать на шею потерпевшей.

П. описала саму веревку, место откуда ее срезала, нож которым она воспользовалась.

В ходе расследования С. показывал, что действительно он душил потерпевшую платком, попросил П. дать ему веревку, которую он взял и стал душить потерпевшую. Затем металлической трубой нанес потерпевшей удары по голове и лицу, душил потерпевшую бельевым проводом и веревкой, которую сорвал со стены.

Суд правильно положил указанные показания осужденных в основу приговора, поскольку они согласуются между собой и с фактическими обстоятельствами по делу, подтверждаются всей совокупностью доказательств.

Убедительных аргументов в связи с последующим изменением показаний осужденными не приведено.

Потерпевшая Б. подтвердила, что ее мать действительно пользовалась услугами социальных работников, после ее убийства были похищены сорок ложек, женская кофта, двое штор.

Аналогичные показания даны свидетелем Б.А.

Из показаний свидетелей З., Б.Е., П.Р. следует, что осужденные продавали похищенное ими имущество.

Свидетель Ш. показала, что ее дочь - П. сожительствовала со С., работала социальным работником.

О том, что потерпевшая нуждалась в постоянной медицинской помощи показала свидетель М.

Об обстоятельствах обнаружения убитой потерпевшей дала показания свидетель П.М.

Из показаний свидетеля С.Н. следует, что действительно 16 мая 2001 года осужденные куда-то уходили, вернулись под утро.

У П. появилась новая кофта, которой ранее у нее не было.

Труп потерпевшей со следами насильственной смерти обнаружен по ее месту жительства.

Установлено, что смерть потерпевшей наступила в результате механической асфиксии от сдавления органов шеи петлей, на шее установлены странгуляционные борозды, образованные четырехкратным наложением на шею различных орудий преступления (веревка, провод).

Кроме того, потерпевшей были причинены кровоизлияния под мягкую мозговую оболочку, перелом нижней челюсти, множественные кровоподтеки и ссадины. Все указанные повреждения являются прижизненными.

На фрагментах проволоки и веревки, обнаруженных на месте убийства, на одежде осужденного С. обнаружена кровь, происхождение которой от потерпевшей не исключается. На окурках с места убийства обнаружена слюна, которая может происходить от осужденных.

Похищенное имущество изъято, опознано потерпевшей.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами следствия и судом не допущено, адвокатами осужденные были обеспечены, положения ст. 51 Конституции РФ им разъяснялись, данных о применении недозволенных методов из материалов дела не усматривается.

Психическое состояние осужденных исследовалось, они признаны вменяемыми.

Действия С. по ст. 105 ч. 2 п. "в", 158 ч. 1 УК РФ, П. - по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "в", 158 ч. 1 УК РФ квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована.

В приговоре приведены бесспорные доводы о том, что П. оказала пособничество С. в совершении убийства потерпевшей, действовали осужденные целенаправленно, с единым умыслом на убийство К.

Наказание осужденным назначено с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о личности С. и П.

Оснований для смягчения наказания С. и П. судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Оренбургского областного суда от 26 сентября 2001 года в отношении С. и П. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Ю.А.СВИРИДОВ

 

Судьи

Н.В.СЕМЕНОВ

А.К.МЕЗЕНЦЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"