||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 марта 2002 г. N 47-о01-119

 

Председательствующий: Спешилова А.К.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего: Свиридова Ю.А.

судей: Мезенцева А.К. и Семенова Н.В.

рассмотрела в судебном заседании от 29 марта 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного С. на приговор Оренбургского областного суда от 27 августа 2001 года, которым

С., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 150 ч. 4 УК РФ к 5 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно С. к отбытию назначено 13 лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать со С. в пользу В. в возмещение ущерба 43675 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Мезенцева А.К., объяснения осужденного С., поддержавшего жалобы, заключение прокурора Шиховой Н.В., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

С. осужден за совершение разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предмета, используемого в качестве оружия, в целях завладения имуществом в крупном размере; вовлечение несовершеннолетнего в совершение особо тяжкого преступления.

Преступления совершены 9 января 1999 года в гор. Оренбурге при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании С. свою вину не признал.

В кассационной жалобе и в дополнениях к ней, не признавая свою вину в указанных преступлениях, С. просит приговор отменить, тщательно рассмотреть материалы дела и принять законное и обоснованное решение; осужденный утверждает, что преступления, предусмотренного ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ не совершал, в указанное время находился в Республике Узбекистан; он ссылается на то, что в ходе расследования и при рассмотрении дела в суде допускались нарушения ст. ст. 16, 20, 46 УПК РСФСР, обстоятельства, свидетельствующие о невиновности осужденного надлежащим образом не исследовались, ущемлялись его права; С. указывает на противоречивость показаний потерпевшей В., которая первоначально не уличала его в совершении указанных преступлений, противоречивые показания относительно участия в преступлении осужденного даны и потерпевшей Л.; С. утверждает, что в судебном заседании показания свидетелей Ч., Щ., Б., К., К.О. получили одностороннюю оценку, свидетель М. не допрошен; осужденный ссылается на допрос в судебном заседании К.К., который отказался от ранее данных показаний, уличающих С.; оспаривает осужденный показания свидетеля К.З. о том, что он продавал ей кожаный плащ, принадлежащий потерпевшей, утверждает, что ни один из свидетелей не показал, что видел осужденного в середине января 1999 года; С. полагает, что дело в суде рассмотрено предвзято, в ходатайстве об отводе председательствующего ему необоснованно отказано.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобах, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности С. в содеянном являются обоснованными и подтверждаются совокупностью доказательств: анализом показаний осужденного на следствии и в суде показаниями потерпевших и свидетелей, заключениями судебно-медицинской, судебно-психиатрической экспертиз, протоколами изъятия и опознания похищенного имущества и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Все доводы С. о его непричастности к указанным преступлениям судебная коллегия находит несостоятельными.

Указанные доводы проверены и в судебном заседании, опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

В судебном заседании С. свою вину не признал, показав, что разбойного нападения не совершал, К.К. в преступную деятельность не вовлекал, ранее осужденные Г. и К.К., потерпевшие и свидетели оговорили его.

Вместе с тем, вина осужденного в полном объеме подтверждена совокупностью следующих доказательств.

В частности, потерпевшая В. показала, что с осужденным она была знакома и ранее - во время проживания в Казахстане, а в 1998 году видела С. с сожительницей на рынке.

Утром 9 января 1999 года к ним в квартиру постучали, спросили мужа. Когда она открыла, на нее напали двое мужчин, третий стоял во дворе.

Один из нападавших - Г. был вооружен обрезом, а у С. в руках был топор. Оба они стали требовать у нее деньги ценности, угрожали убийством. С. ударил ее топором по голове, опасаясь за свою жизнь, она передала ему 15 тысяч рублей. Кроме того, нападавшие похитили у них норковые шапки, женскую дубленку, кожаный плащ, золотые изделия, у Б.Е. деньги в сумме 800 рублей, норковую шапку. Общий ущерб от хищения составил 44475 рублей.

Потерпевшая неоднократно подтверждала, что преступником, который нанес ей удар топором, был С., которого она уверенно опознала по ряду примет.

Из показаний В. следует, что ранее в судебных заседаниях Г. и К.К., признавая свою вину в указанном разбойном нападении, давали уличающие показания и в отношении С., который нанес потерпевшей удары топором.

Потерпевшая Л. показала в суде, что действительно в ходе указанного нападения Г. был вооружен обрезом наставлял обрез на нее, поэтому она была вынуждена сообщить, где находятся золотые изделия, сняла и передала Г. свои золотые серьги. В это же время С. стал открывать дверцы шкафа и собирать вещи, осужденных потерпевшая уверенно опознает. Л. также подтвердила, что в ходе прошедших судебных заседаний Г. и К.К., признавая свою вину, давали уличающие показания в совершении разбойного нападения и в отношении С.

Вина осужденного С. подтверждена потерпевшим Б.Е., показавшим, что в указанное время он проснулся от криков и шума, в квартиру ворвался Г., фамилию которого он узнал позднее, наставлял на них с Л. обрез, требовал деньги, забрал 800 рублей, норковую шапку, золотые изделия Л. От В. ему стало известно, что второй преступник ударил ее топором, забрал деньги, голова потерпевшей была в крови.

Оснований полагать, что потерпевшие осужденного оговорили, у суда не имелось, их показания последовательны, согласуются между собой и с фактическими обстоятельствами по делу, подтверждаются всей совокупностью доказательств.

Свидетель Ч. показала, что со слов Г. ей известно об обстоятельствах совершения указанного разбойного нападения совместно с К.К. и С., в ходе которого С. наносил удары топором хозяйке дома, Г. угрожал потерпевшим обрезом, были похищены деньги, золотые изделия, иное имущество. Ч. известно, что похищенные шапку и дубленку Г. передал Б.

Из показаний К.З. следует, что она была ранее знакома со С. Действительно, в середине января 1999 года она покупала у осужденного кожаный плащ за 600 рублей. Позднее данный плащ у нее был изъят.

Свидетель Н. подтвердила, что С. и Б. (Б.) проживали у нее. Утром 9 января 1999 года они ушли, вернулись с какой-то сумкой с вещами. У Г. она видела обрез, С. был с топором, приходил и К.К. Свидетель поняла, что указанные лица совершили какое-то преступление.

В ходе предварительного расследования, допрошенные в соответствии с процессуальными нормами, после разъяснения положений ст. 51 Конституции РФ, в том числе с участием адвокатов, в судебных заседаниях, ранее осужденные за совершение указанного разбойного нападения К.К. и Г. давали неоднократные, уличающие С. в данном преступлении показания.

В частности, Г. подтверждал, что разбойное нападение предложил совершить С., они распределили роли. В ходе нападения Г. был вооружен обрезом, С. наносил удары топором хозяйке, требовал деньги, ценности. Похищенные деньги они поделили, норковую шапку отдали К.К., дубленку и женскую норковую шапку он подарил Б.

К.К. показывал, что действительно данное разбойное нападение предложил совершить С. В момент совершения нападения К. находился во дворе, С. был вооружен топором, Г. - обрезом. Они постучали, втолкнули хозяйку в дом, откуда были слышны крики и шум. Через некоторое время Г. и С. вышли с большой сумкой. Из похищенного имущества К.К. получил норковую шапку, деньги потратил на личные нужды.

В соответствии со ст. 314 УПК РСФСР, суд правильно положил указанные показания Г. и К.К. в основу приговора, изложив мотивы, по которым признал несостоятельными последующие утверждения К.К. о непричастности к данному разбойному нападению С.

Свидетель К. подтвердила, что она сожительствовала со С. и последний знал о несовершеннолетии ее сына. Действительно, в начале января 1999 года С., который в это время жил у Н., приходил к ним, о чем-то разговаривал с сыном. Позднее сын ей рассказал, что С. уговорил его принять участие в совершении разбойного нападения.

Судом тщательно проверялись и признаны несостоятельными доводы С. о том, что во время указанного разбойного нападения он проживал в Узбекистане.

В частности, из показаний свидетелей Б., Щ., К. также следует, что в период данного преступления С. находился в Оренбурге.

Вина С. подтверждена протоколом изъятия у К.З. похищенного плаща, который В. и Л. опознали.

Установлено, что потерпевшей В. в ходе нападения было причинено сотрясение головного мозга, ушибленная рана головы, что повлекло легкий вред здоровью.

Приговоры в отношении Г. и К.К. по данному разбойному нападению в отношении В., Л. и Б.Е. вступили в законную силу.

Противоречий в показаниях потерпевших и свидетелей, на которых основан приговор и которые ставили бы под сомнение выводы суда о виновности С., не имеется. Все свидетели, показания которых имеют существенное значение для постановки обоснованного решения, допрошены.

Утверждения осужденного о том, что показания потерпевших и свидетелей истолкованы и отражены неверно, судебная коллегия находит надуманными.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами следствия и судом не допущено. Адвокатом на следствии и в суде С. был обеспечен, положения ст. 51 Конституции РФ ему разъяснялись, данных о применении недозволенных методов следствия из материалов дела не усматривается.

Психическое состояние С. исследовалось, он признан вменяемым.

Квалификация действий С. по ст. ст. 162 ч. 3 п. "б", 150 ч. 4 УК РФ является правильной и в приговоре надлежащим образом мотивирована.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о личности С., оснований для смягчения наказания судебная коллегия не усматривает.

Гражданский иск разрешен в соответствии с законом, решение в данной части суд мотивировал.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Оренбургского областного суда от 27 августа 2001 года в отношении С. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"