||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 марта 2002 г. N 86-о01-48

 

Кабанов М.Р.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Пелевина Н.П.

судей - Рудакова С.В. и Куменкова А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 28 марта 2002 г. дело по кассационным жалобам осужденных С., Ш., защитника Пугачевой С.Е., адвоката Прохоровой И.Б., потерпевших Б., С.А. на приговор Владимирского областного суда от 17 июля 2001 года, которым

С., <...>,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к", "н" УК РФ к восемнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ш., <...>, судим 22.09.2000 года по ст. 166 ч. 2 п. "б" УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ к пятнадцати годам лишения свободы, по ст. 175 ч. 1 УК РФ к одному году лишения свободы, по ст. 316 УК РФ к одному году лишения свободы, по совокупности преступлений к пятнадцати годам шести месяцам лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 22 сентября 2000 года.

На основании ст. 70 УК РФ окончательно назначено Ш. шестнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Постановлено оправдать:

С. по ст. ст. 167 ч. 1, 325 ч. 1, 2 УК РФ;

Ш. по ст. ст. 167 ч. 1, 325 ч. 1 УК РФ.

Взыскано с С. и Ш. солидарно в пользу Б. в счет возмещения ущерба 20 449 рублей.

Взыскано с С. в пользу С.А. в счет возмещения ущерба 20 449 рублей и в счет компенсации морального вреда 30 000 рублей.

В пользу Б. в счет компенсации морального вреда взыскано с С. и Ш. по 15 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Рудакова С.В., объяснения осужденных С., Ш., адвоката Тумановой Г.Ю., поддержавших доводы жалоб, заключение прокурора Хомицкой Т.П. об отмене приговора в части осуждения Ш. по ст. 316 УК РФ, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по делу признаны виновными и осуждены:

С. за убийство С.С. Он же и Ш. за убийство Б.С., совершенное группой лиц, с целью скрыть другое преступление, С. - неоднократно.

Ш. за заранее не обещанный сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем и заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления.

Преступления совершены 12 - 13 ноября 2000 года в дер. Макаровка Муромского района Владимирской области при обстоятельствах, указанных в приговоре суда.

Ш. виновным себя признал в полном объеме, С. виновным себя не признал.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный С. утверждает, что не согласен с приговором суда, поскольку убийств он не совершал. Ш. его оговорил. Изъятые у него брюки в тот день он не одевал. Он просит приговор отменить, дело направить на дополнительное расследование.

Осужденный Ш. утверждает, что дело рассмотрено необъективно. Его осудили по показаниям на предварительном следствии, которые он давал под воздействием следователя. Наказание он должен отбывать в колонии строгого режима. Он оговорил С. Драку спровоцировали потерпевшие. Он просит направить его на стационарное психиатрическое обследование, приговор отменить.

Адвокат Прохорова и защитник Пугачева в защиту С. просит приговор отменить, дело в отношении него прекратить, а в отношении Ш. направить на новое расследование. Утверждается, что следствие проведено односторонне. Ссоры между С. и потерпевшими не было. Выводы суда о виновности С. основаны на предположениях. Ш. оговорил С. Доказательства по делу получены с нарушением закона. При назначении экспертиз нарушены права С., предусмотренные ст. 185 УПК РСФСР.

Потерпевшие Б. и С.А. просят приговор отменить, поскольку уголовная ответственность осужденных не соответствует тяжести совершенного преступления. Кроме этого, суд неправильно произвел перерасчет суммы морального ущерба.

В возражениях на жалобы осужденных потерпевшие утверждают, что показания Ш. носят лживый характер. Виновные должны нести ответственность по всей строгости закона.

Ш. не в состоянии один совершить убийство.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб и возражений, судебная коллегия приходит к выводу о том, что вина С. и Ш. в содеянном ими подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Доводы жалоб о том, что С. к преступлениям не причастен, об оговоре его Ш., судебная коллегия находит несостоятельными по следующим основаниям.

В ходе предварительного следствия Ш. давал последовательные показания относительно непосредственного участия С. в убийстве потерпевших, а также об обстоятельствах сожжения трупов.

Из показаний Ш. следует, что когда он, Т. и Б.С. подошли к магазину, то С. и С.С. отстали от них по дороге. Б.С. вернулся к С. и С.С. Почти сразу С. окрикнул его, т.е. Ш. Когда он подошел, то видел, как С. нанес Б.С. два удара по лицу. При этом последний крикнул: "С., что ты делаешь, ведь мы с тобой друзья". С. сказал: "Один уже готов, а с этим нужно что-то делать". С.С. в это время уже лежал неподвижно. Совместно с С. они стали наносить Б.С. удары руками и ногами по телу и голове. Б.С. перестал подавать признаки жизни, а С. пошел вызывать машину. Через 30 - 40 минут на машине подъехал С.М. Он и С. загрузили тела Б.С. и С.С. в машину и поехали в лес. В лесу С. облил трупы бензином, а он, Ш., поджег. Когда вернулись в г. Муром, С. отдал ему два сотовых телефона, аудиоплеер и документы С.С. и Б.С. для уничтожения. От С. он узнал, что конфликт с С.С. начался из-за невозврата долга. 14 ноября 2000 года он сжег документы и телефоны в котельной, а аудиоплеер подарил водителю такси, который отвозил его в г. Муром.

Эти показания Ш. получены с соблюдением требований закона, подтверждаются совокупностью других доказательств и поэтому обоснованно положены судом в основу обвинения С. и Ш.

Тот факт, что показания Ш. согласуются с другими доказательствами по делу, свидетельствует, в свою очередь, о несостоятельности доводов жалоб об оговоре С. Ш.

Из показаний свидетеля Т. в ходе судебного разбирательства видно, что по дороге С. и второй парень (С.С.) шли сзади. Потом Ш. и потерпевший (Б.С.) вернулись к ним. После этого П. сказала, что на улице идет драка. Драться могли только С., Ш. и те два парня. Когда магазин закрыли, к нему подошел С. и просил позвонить и вызвать машину.

Свидетель П. показала, что вышла из магазина и услышала шум драки. Она подошла к кустам и услышала голос Ш., который требовал телефон, а затем деньги. Потом незнакомый голос сказал: "Вы мне все зубы выбили. С., мы же с тобой были друзьями".

Как показала П., она, когда все стихло, возвращалась к этому месту, но уже никого не было, видны были следы разворачивавшейся машины и следы волочения.

Таким образом, показания Т. и П. в совокупности с показаниями Ш. непосредственно свидетельствуют об участии С. в убийстве потерпевших, тела которых затем были увезены на машине.

По факту изъятия одежды С., свидетели С.Р. и К. показали, что кожаная куртка и брюки были обнаружены при них, а находившаяся в квартире девушка сказала, что в этой одежде муж был на свадьбе.

Как показала К., на куртке и носовом платке она видела темные пятна, похожие на кровь.

Наличие на куртке бурых пятен подтверждается и данными протокола обыска.

По заключению судебно-биологической экспертизы, вещественные доказательства на экспертизу поступили в заклеенных опечатанных свертках с соответствующими надписями. Целостность упаковок не нарушена. На брюках и куртке С. найдена кровь, которая могла произойти от неизвестного мужчины N 1 (С.С.).

При осмотре автомашины ВАЗ-2107, принадлежащей брату осужденного С., в багажнике обнаружены микроволокна, похожие на волосы и сделаны соскобы.

Согласно выводов эксперта, среди представленных волокон имеются волосы человека, а в соскобе обнаружена кровь человека с антигеном, который присутствует в крови обоих потерпевших.

Приведенные доказательства получены с соблюдением уголовно-процессуального законодательства и сомнений не вызывают.

По заключению судебно-медицинских экспертиз, смерть С.С. наступила от механической асфиксии, кроме того, у потерпевшего имелись кровоподтеки лица, ушиб мягких тканей шеи, перелом нижней челюсти слева, тупая закрытая травма грудной клетки с переломами ребер.

Смерть Б.С. наступила от ожогового шока. У Б.С. также имелись: черепно-мозговая травма, тупая закрытая травма грудной клетки и живота, переломы ребер, ушибы внутренних органов.

Эти данные подтверждают показания Ш. и свидетельствуют о том, что потерпевшие были избиты, а затем лишены жизни. О мотивах убийства потерпевших свидетельствуют не только показания Ш., но и показания свидетеля З. о том, что со слов Ф. ей известно о ссоре, происшедшей между С. и потерпевшими из-за денежного долга.

Таким образом, суд обоснованно пришел к выводу о том, что С. совершил убийство С.С., а затем в группе со Ш. они совершили убийство Б.С. с целью скрыть другое преступление.

Правовая оценка действий С. по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к", "н" УК РФ, Ш. по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ является правильной.

Из показаний Ш. следует, что аудиоплеер, который ему передал С., он отдал таксисту, который вез его из г. Мурома в деревню.

С учетом очевидности для Ш. того факта, что аудиоплеер был добыт С. преступным путем, а Ш. сбыл его, то суд правильно квалифицировал действия Ш. по ст. 175 ч. 1 УК РФ.

Вместе с тем, судебная коллегия находит необоснованным осуждение Ш. по ст. 316 УК РФ.

Из показаний Ш. следует, что он и С. облили бензином и подожгли оба трупа потерпевших.

Таким образом, сжигая тела потерпевших, Ш. скрывал следы и убийства, совершенного им, а потому он не может нести ответственность по ст. 316 УК РФ.

Приговор в данной части подлежит отмене, а дело прекращению за отсутствием состава преступления.

Дело расследовано и рассмотрено в суде с надлежащим соблюдением норм УПК РСФСР.

Данных о незаконных методах ведения следствия не имеется.

По заключению судебно-психиатрических экспертиз, С. и Ш. в отношении инкриминируемых им деяний признаны вменяемыми.

Выводы экспертов сомнений не вызывают и оснований для назначения еще одной соответствующей экспертизы в отношении Ш. не имеется.

С учетом уменьшения объема обвинения, назначенное Ш. наказание по совокупности преступлений, а следовательно и по совокупности приговоров подлежит смягчению.

Что касается С., то наказание ему назначено в соответствии с требованиями закона, оснований для его смягчения не имеется.

Доводы потерпевших об отмене приговора удовлетворению не подлежат. Наказание осужденных чрезмерно мягким и явно несправедливым не является. Гражданский иск о компенсации морального вреда потерпевшим разрешен судом с учетом требований разумности и справедливости.

Оснований для отмены приговора в части гражданского иска также не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Владимирского областного суда от 17 июля 2001 года в отношении Ш. в части осуждения по ст. 316 УК РФ отменить, дело прекратить за отсутствием состава преступления.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к", 175 ч. 1 УК РФ путем частичного сложения назначить Ш. пятнадцать лет три месяца лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединить неотбытую часть наказания по приговору от 22 сентября 2000 года и окончательно назначить Ш. пятнадцать лет девять месяцев лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

В остальном приговор в отношении Ш. и тот же приговор в отношении С. оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"