||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 марта 2002 г. N 81-О01-182

 

Председательствующий: Ветчинов М.П.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Глазуновой Л.И.,

судей - Фроловой Л.Г. и Дубровина Е.В.

рассмотрела в судебном заседании от 28 марта 2002 года дело по кассационным жалобам осужденной С., законного представителя осужденной - Д., адвоката Журавлева С.И. на приговор Кемеровского областного суда от 22 июня 2001 года, которым

С., <...> /по приговору Дженда Джиндинского района/, русская, с образованием 10 классов, ранее не судимая,

осуждена по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

Принято решение об удовлетворении гражданских исков.

По делу осужден Н. по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 9 годам 6 месяцам лишения свободы, приговор в отношении которого в кассационном порядке не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., объяснения адвоката Скопкаревой Г.И., просившей учесть состояние здоровья ее подзащитной и смягчить наказание до максимально возможного, заключение прокурора Титова В.П., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия,

 

установила:

 

С. признана виновной и осуждена за убийство Р. 1983 года рождения, совершенное на почве ссоры 26 ноября 2000 года группой лиц.

Преступление совершено в г. Белове Кемеровской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании С. свою вину не признала.

В кассационных жалобах:

законный представитель осужденной Д., не соглашаясь с приговором, просит его отменить. Основанием к этому она указывает, что ее дочь не могла совершить преступления, за которое осуждена по приговору суда, ни в силу физических, ни моральных качеств. Не было у дочери и мотива для его совершения. Считает, что Н. оговаривает дочь, стараясь максимально переложить вину на плечи несовершеннолетнего ребенка и, надеясь, получить меньшее наказание. Его показания на следствии путаны и сбивчивы. Напротив, в судебном заседании он стал давать четкие и подробные показания. Она полагает, что имеются все основания считать их надуманными. Других доказательств вины дочери в убийстве потерпевшей в материалах дела не имеется. Показаниям свидетеля М., по ее мнению, нельзя доверять, так как она старается спасти свою и без того испорченную репутацию. Ссылаясь на неполноту судебного следствия, она указывает, что необоснованно было отказано в удовлетворении ходатайства адвоката о вызове свидетеля, показания которого могли повлиять на правильность разрешения дела, не до конца выяснен характер взаимоотношений между ее дочерью и Н. Кроме того, она указывает, что данное преступление вызвало огромный общественный резонанс в городе, который, по ее мнению, сильно повлиял на результат судебного следствия и оказал препятствие для совершения правосудия.

В дополнениях к кассационной жалобе она указывает на нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные следователем, которая старалась представить ее дочь только с отрицательной стороны, не выполнила требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела. Недовольна она и ведением судебного следствия, все ходатайства адвоката о дополнении судебного следствия были отклонены, в основу приговора положены показания родственников Н., которые не соответствуют другим материалам дела. Ссылается на иные нарушения закона, которые, по ее мнению, привели к постановлению незаконного приговора, в связи с чем просит отменить его и дело направить на новое расследование в другой город.

Адвокат Журавлев С.И. в защиту интересов осужденной, не приводя каких-либо доводов, просит отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что в ходе предварительного следствия допускались многочисленные нарушения уголовно-процессуального закона, в результате чего грубо нарушались права его подзащитной. В частности фальсифицировались протоколы допросов, свидетели, на допросах которых настаивала обвиняемая, были допрошены лишь в конце следствия. С. была лишена права обжаловать действия прокурора, изменившего ей меру пресечения, а суд при решении вопроса о назначении судебного заседания их ходатайство об изменении меры пресечения оставил без внимания. Ссылаясь на неполноту судебного следствия, указывает, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о вызове дополнительных свидетелей, показания которых могли повлиять на правильность разрешения дела. Считает, что поведение Н., совершившего побег из-под стражи, обязывало суд возобновить судебное следствие и более тщательно проверить его психическое состояние, однако, их ходатайства об этом были отклонены. Подробно остановившись на каждом из доказательств, положенных в основу приговора, он приводит доводы, по которым находит эти доказательства несостоятельными, либо недостаточными для признания вины его подзащитной доказанной. Просит отменить приговор и дело направить на новое расследование.

Осужденная С. просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение.

В дополнениях к кассационной жалобе она указывает, что предварительное и судебное следствие велось с явно обвинительным уклоном. Принимались во внимание только показания Н. и его родственников, напротив, ее показания были необоснованно отвергнуты. В период расследования дела было нарушено ее право на защиту, при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу ей не дали возможности высказаться в свою защиту, не спросили о состоянии здоровья. Отрицая свою причастность к убийству потерпевшей, она указывает, что ее убил Н., и эти действия для нее были неожиданными. Она испугалась нестандартной ситуации и не смогла ничем помочь, подруге. Утверждает, что родственники Н. дают неправдивые показания с той целью, чтобы смягчить его вину. Наличие крови и волос потерпевшей на своей одежде объясняет тем, что они могли попасть на дубленку в тот момент, когда она по требованию Н. пыталась оттащить Р. в безлюдное место. Не соглашаясь с приговором, в части осуждения за убийство, она отказывается платить иск потерпевшей. Просит отнестись к жалобе с особым вниманием, учесть характеристики и справки о состоянии здоровья, несовершеннолетний возраст. Она не совершала данного преступления и очень важно доказать всем это.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевшая Р. указывает, что она считает назначенное наказание обоим "несколько мягким", однако, обжаловать приговор не стала. Ознакомившись с жалобами, она уверена, что именно родители осужденной всеми силами стараются исказить действительность событий, обвиняя всех подряд, начиная со следователя, заканчивая судом. Подробно остановившись на доказательствах, положенных в основу обвинения осужденной, данных о личности и условиях воспитания, она считает, что вина С. в убийстве дочери доказана, и, хотя назначенное наказание она находит несколько мягким, но все же это лишение свободы, просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Как видно из материалов дела, мотив и обстоятельства совершения преступления органами следствия установлены из показаний Н., данных в период расследования дела.

Признавая свою вину в убийстве потерпевшей, Н. последовательно утверждал, что преступление он совершил совместно с С., при этом подробно рассказал о способе убийства, своих действиях и действиях С. при этом.

Такие же показания он дал и в судебном заседании.

Его показания судом признаны достоверными, поскольку не доверять им у суда оснований не имелось, кроме того, они нашли свое подтверждение при проверке других доказательств по делу.

С., отрицая свою причастность к убийству потерпевшей, не оспаривала, что именно она предложила Н. догнать Р. и разобраться с нею.

В этой части показания Н. соответствуют показаниям С.

Далее Н. пояснил, что С. наряду с другими действиям в отношении потерпевшей, наносила ей удары по шее осколками от бутылки.

Согласно выводам судебно-медицинского эксперта на шее потерпевшей действительно обнаружены множественные колото-резаные ранения, которые могли быть причинены осколками тарного стекла.

При судебно-биологическом исследовании верхней одежды С. обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшей не исключается и исключается от осужденных. Следует отметить, что пятна крови обнаружены на обоих полах дубленки спереди, обоих рукавах, а также спинке.

При решении вопроса о механизме образования данных пятен установлено, что дорожки брызг на правой поле дубленки образовались в результате размахивания окровавленным предметом сверху вниз. Решение вопроса о механизме образования остальных пятен крови невозможно из-за видоизменения вследствие попытки замывания.

Выводы данного заключения подтверждают показания Н. о механизме образования телесных повреждений у потерпевшей.

С. не отрицает, что она замывала дубленку, так как на ней была кровь.

Кроме того, на дубленке С. обнаружены волосы - улики, происхождение которых от Р. не исключается. Шесть волос, обнаруженные на дубленке, вырваны насильно, жизнеспособны.

Выводы данного заключения подтверждают показания Н. в той части, что С. таскала потерпевшую за волосы.

Следы крови, происхождение которой не исключается от потерпевшей, обнаружены и на сапогах С.

Эти доказательства также подтверждают показания Н. о том, что С. наносила удары по голове и телу потерпевшей не только различными предметами, но руками и ногами.

Рассказывая об обстоятельствах совершения противоправных действий в отношении Р., Н. пояснил, что она пыталась убежать, кричала. Они с С. догоняли ее, вновь били, при этом С. душила потерпевшую, хватала за лицо, закрывала рот, и та в свою очередь укусила С.

При судебно-медицинском исследовании на ногтевой фаланге второго пальца левой кисти осужденной обнаружены ссадина и кровоподтек.

С., излагая несколько иные обстоятельства, при которых ей были причинены указанные телесные повреждения, не отрицала, что за палец ее укусила потерпевшая.

Свидетели А. и В. пояснили, что около 12 часов ночи 26 ноября 2000 года пришли Н. с С. Одежда у обоих была в крови. Они стали ее застирывать, говорили о каких-то "дырках на шее, глазах". Их разговор им был не понятен, но С. высказывалась, что "больше она им мешать не будет".

Н. пояснил, что после убийства потерпевшей они с С. пришли к его родственникам, где застирали свою одежду, которая была в крови.

Подтвердил он и то, что между ними состоялся разговор об обстоятельствах убийства.

Кроме того, Н. пояснил, что после убийства Р., они с С. пошли домой. Он заметил, что у нее в руках находятся вещи потерпевшей. Он забрал их и забросил под крыльцо.

Этих обстоятельств не отрицала и С.

В указанном ими месте обнаружены шапка и сумка, принадлежавшие Р.

Исследованные в судебном заседании и приведенные в приговоре доказательства позволили суду прийти к выводу о доказанности вины С. в убийстве потерпевшей.

Этот вывод суда в приговоре мотивирован и, по мнению судебной коллегии, является правильным.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационных жалоб в той части, что приговор постановлен на показаниях Н., которые отличаются непоследовательностью и противоречивостью.

Как видно из материалов дела, Н. давал последовательные показания об обстоятельствах совершения преступления, утверждая, что в лишении жизни потерпевшей принимали участие они вдвоем с С.

Имеющиеся в его показаниях противоречия, на которые указывается в кассационных жалобах, не влияют ни на доказанность вины С. в совершении преступления, ни на квалификацию ее действий.

Соглашаясь с выводом суда о доказанности вины С. в совершении преступления и правильности квалификации ее действий, судебная коллегия находит и назначенное наказание соразмерным содеянному и данным о ее личности.

Вопрос об удовлетворении гражданских исков разрешен с соблюдением закона.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о неполноте и необъективности исследования обстоятельств дела, либо нарушающих право осужденной на защиту, по материалам дела не установлено.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Кемеровского областного суда от 22 июня 2001 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"