||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 марта 2002 г. N 45-О01-235

 

Председательствующий: Рудакова Н.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Пелевина Н.П.

судей - Рудакова С.В. и Куменкова А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 28 марта 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Б., Г., адвокатов Косик Л.Б., Плато В.Ю., Бабиной Л.П., Назарова И.В., дополнительной кассационной жалобе адвоката Власова А.И. на приговор Свердловского областного от 13 июня 2001 года, по которому

Б., <...>, русский, со средним образованием, несудимый, -

осужден по ст. 102 п. п. "а", "д" УК РСФСР к 11 годам лишения свободы; по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы и на основании ст. 40 УК РСФСР путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему определено 11 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

Г., <...>, русский, со средним образованием, несудимый, -

осужден по ст. ст. 17 ч. 5, 102 п. "а" УК РСФСР к 11 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

постановлено взыскать с Б. и Г. солидарно в пользу П. 100000 рублей в возмещение морального вреда.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснения осужденного Г., адвокатов Косик Л.Б., Кризского А.А. по доводам жалоб, заключение прокурора Яшина С.Ю., полагавшего исключить из приговора отягчающее наказание обстоятельство - наступление тяжких последствий, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Г. признан виновным в подстрекательстве Б. к убийству Д., 1958 года рождения, а Б. в совершении его убийства способом, опасным для жизни многих людей, из корыстных побуждений и незаконном ношении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены 26 июля 1996 года в г. Нижнем Тагиле Свердловской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Б. и Г. виновными себя не признали.

В кассационной жалобе осужденный Б. ссылается на несоответствие выводов суда доказательствам, поскольку потерпевшего Д. он не знал и никаких отношений с ним не имел и не мог иметь. Материальный ущерб Ш. в результате дорожно-транспортного происшествия он действительно причинил, но сумму ущерба сразу определить не могли и пригласили в качестве посредника Г. для определения подлежащей возмещению суммы ущерба. Согласно договоренности часть суммы он отдал Ш., а оставшуюся часть не мог отдать из-за отсутствия средств и стал принимать меры к их отысканию, после чего погасил сумму ущерба. На следствии он оговорил себя и Г. по принуждению оперативных работников, угрожавших ему и его семье. Его жену также принудили оговорить его с применением к ней физического и психического насилия, велели ей убедить его оговорить Г. Свидетели, которых он не знает, также оговорили его, как он полагает, по тем же причинам. Фактически он признался в том, чего не совершал, надеясь на оправдательный приговор, однако был необоснованно осужден. Просит разобраться и принять правильное решение.

В кассационной жалобе осужденный Г. ссылается на то, что преступления он не совершал, доказательств его вины не имеется, и осужден он необоснованно. К событиям, связанным с дорожно-транспортным происшествием и возмещением ущерба Ш.Б. он не имеет никакого отношения, считал, что Б. сам решит этот вопрос. Выводы суда о его причастности к преступлению основаны на предположениях и ложных показаниях свидетелей, данных под принуждением. При назначении наказания не учтено его тяжелое материальное и семейное положение, состояние здоровья членов его семьи. Просит принять справедливое решение, приговор в отношении его отменить и из-под стражи его освободить.

В кассационной жалобе и дополнении к ней адвокат Косик Л.Б. указывает, что вина Б. не доказана и осужден он необоснованно. Очевидцы убийства не видели лица преступника и не могли показать, кто это был, другие свидетели вообще не были очевидцами и в своих показаниях ссылались на случайные слухи и разговоры при этом были зависимы от работников милиции. Б. дал показания спустя длительное время под физическим и психическим воздействием на него работниками милиции, но его доводы судом не проверены и не приняты во внимание. Несостоятельной является версия об убийстве Д. лицами, которых он преследовал за неуплату карточного долга, при этом в числе подозреваемых задерживался Л., находящийся в розыске за убийство работника милиции, что не связано с настоящим делом. Версия о совершении данного преступления другими лицами, а не Б., до настоящего времени не опровергнута, но и мер по ее проверке не принято. Не установлено, было ли у него вообще указанное в приговоре оружие и какое именно, поскольку вид оружия также не установлен, а поэтому данный состав преступления не мог быть вменен ему в вину. Не дано оценки показаниям свидетелей-очевидцев убийства, которые являются крайне противоречивыми, а достоверность показаний потерпевшей К. вызывает сомнение. Не принято мер к установлению ряда свидетелей при наличии на них соответствующих сведений. Не выяснено, как после убийства Д. у К. оказался его паспорт. Внешний вид и телосложение преступника, описанные очевидцами, не соответствуют аналогичным данным Б. Необоснованными являются выводы суда о незаинтересованности в исходе дела ряда свидетелей, не проверены источники получения ими информации, не дано оценки фактам лжесвидетельства и применения недозволенных методов ведения следствия. Мотив преступления основан на предположениях, а не на доказательствах, не установлена истинная роль Г. в содеянном, не дано оценки частному изменению мест содержания Б. под стражей без извещения следователя, нарушением его права на защиту во время следствия. Просит оправдать Б. за отсутствием доказательств его вины.

В кассационной жалобе и дополнении к ней в форме частной жалобы адвокат Плато В.Ю. указывает, что определение о слушании дела в закрытом заседании судом вынесено незаконно, необоснованно, является немотивированным и нарушает требования ст. 18 УПК РСФСР. Выводы суда в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и не свидетельствуют о доказанности вины Г. в причастности к убийству потерпевшего, с которым осужденный не общался вообще, а также не был близко знаком со С., за убийство которого, по версии следствия и суда, он мстил. Показания свидетеля Ш.Б. являются противоречивыми и не свидетельствуют о виновности Г. в убийстве, однако они не получили критической оценки в приговоре. Ходатайства о вызове в судебное заседание свидетеля С.Л., несмотря на их значимость по делу, необоснованно отклонены. Факт знакомства Г. с С.Л. не является доказательством его виновности, а их дружеские отношения основаны на предположениях, не подтверждающих мотива убийства. Факт совершения Б. дорожно-транспортного происшествия и причинения ущерба Ш. не свидетельствует о том, что убийство Д. освобождало Б. от уплаты долга, и не подтверждает посредническую роль Г. Свидетель А.Л. из личной заинтересованности дал показания против осужденных, чему суд не дал оценки. Свидетель М. лишь предположил, что по телефону ему звонил Г. об оказании помощи одному человеку. Не приняты во внимание доводы свидетеля П.Г. в судебном заседании об оговоре им осужденных на следствии в результате недозволенных методов ведения следствия. По тем же основаниям недопустимыми доказательствами являются показания свидетелей Д.Е., А.С., М.А., Ш.Б. Не являются доказательством показания обвиняемого Б. от 23 января 2001 года, в которых он лишь подтвердил правильность предыдущих показаний, с отказом от дачи новых, поскольку предыдущий допрос проведен без адвоката при наличии соглашения. Просит приговор в отношении Г. отменить и дело производством прекратить ввиду недоказанности вины и необоснованности осуждения.

В кассационной жалобе адвокат Бабина Л.П. в защиту Г. указывает, что при постановлении в отношении него приговора суд вышел за рамки предъявленного ему обвинения, поскольку он обвинялся лишь в предложении Б. совершить убийство потерпевшего под условием обещания выплаты за него материального ущерба Ш., а суд указал на освобождение от уплаты большей части долга. Наступление тяжких последствий, вопреки обвинительному заключению, необоснованно признано отягчающим наказание обстоятельством. Приговор основан на предположениях и противоречивых доказательствах, а также показаниях заинтересованных лиц и осужденного Б. на следствии, при этом причинам противоречий оценки не дано и не указано, почему приняты одни и отвергнуты другие доказательства, не получили оценки факты применения недозволенных методов ведения следствия и нарушения права Г. на защиту ввиду его вынужденности отказа от защиты. Причастность Г. к преступлению основана на фактах, не относящихся к данному преступлению. Мотив преступления из чувства мести за убийство С. никакими доказательствами не подтвержден или основан на недопустимых доказательствах. Не устранены противоречия в показаниях свидетеля А.Л. и не учтена его заинтересованность в исходе дела, не проверена достоверность показаний свидетеля М. Исследование материалов приобщенного дела по убийству С., с которым Г. на следствии не знакомился, нарушает его право на защиту ввиду увеличения объема обвинения. Не проверены версии о причастности к убийству других лиц. Не учтено фактическое материальное положение потерпевшего, а также материальное и семейное положение Г. состояние его здоровья, что повлияло на выводы суда при назначении ему наказания. Просит приговор в отношении Г. отменить и дело производством прекратить.

В кассационной жалобе адвокат Назаров И.В. считает приговор в отношении Г. незаконным, необоснованным, постановленным с существенными нарушениями норм процессуального закона. Выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Вина Г. в причастности к убийству Д. не установлена и основана на противоречивых доказательствах, причинам противоречий в которых оценки не дано. Надуманным является мотив убийства, допущено нарушение права Г. на защиту. Б. давал непоследовательные и противоречивые показания, не получившие оценки в приговоре, хотя эти показания являются недопустимым доказательством. Необоснованно не удовлетворены ходатайства о вызове в суд ряда свидетелей, не проверены версии о причастности к убийству других лиц. Необоснованно дело рассмотрено в закрытом судебном заседании. Просит приговор в отношении Г. отменить и дело производством прекратить.

В дополнительной кассационной жалобе адвокат Власов А.И. считает, что судом в отношении Г. не учтены в полной мере смягчающие наказание обстоятельства, которое является чрезмерно суровым, без учета противоправных действий потерпевшего Д. Просит приговор в отношении Г. изменить и смягчить ему наказание до 6 - 8 лет лишения свободы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Б. и Г. основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах, несмотря на отрицание ими своей причастности к преступлениям.

Из показаний потерпевшей К. следует, что с Д. она находилась в близких отношениях и знала, что он добывает деньги игрой в карты. 26 июля 1996 года Х. привел к ней пьяного Д., который рассказал ей о крупном выигрыше и показал ей доллары США и российские деньги. После 23 часов они пошли к знакомому потерпевшего для уплаты долга, при этом она обратила внимание на сидевшего на парапете мужчину. Затем она обернулась на звук тормозов автомашины и увидела настигающего их мужчину, лицо которого было прикрыто капюшоном. Она услышала сзади два глухих хлопка и увидела Д. лежавшим на земле, а указанный мужчина производил в него выстрелы из пистолета. От испуга она убежала и сообщила о случившемся Х., который после возвращения с места происшествия сообщил о смерти Д. Ранение у себя она обнаружила по дороге к дому Х. и полагает, что была ранена одним из выстрелов.

Из показаний свидетеля С.Е. видно, что когда она подходила к арке дома, услышала хлопки, обернулась и увидела лежавшего на земле мужчину, над которым склонился парень в капюшоне с каким-то предметом в руке, похожим на пистолет. Этот предмет был направлен в голову потерпевшего, и новь послышался хлопок, после чего парень скрылся.

Свидетели С.В. и С.О. показали, что из своих квартир они слышали три выстрела и в окна видели лежавшего неподалеку от дома человека и убегавшего человека, одетого в теплую куртку.

Факт обнаружения трупа Д. с множественными ранениями, двух гильз и одной пули подтверждается протоколом осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 90 - 99).

Из акта судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть Д. наступила в результате шести огнестрельных пулевых ранений головы с повреждениями костей свода и основания черепа и головного мозга, правой щеки, живота с повреждением внутренних органов, правого плечевого сустава и предплечья, осложнившихся острой кровопотерей; в мышцах живота обнаружена и извлечена пуля калибра 9 мм (т. 1 л.д. 106 - 116).

Согласно выводам судебно-баллистической экспертизы, изъятые с места происшествия и из тела потерпевшего гильзы и пули являются компонентами снаряжения 9 мм патронов заводского изготовления к пистолету ПМ и были стреляны из нестандартного пистолета калибра 9 мм (т. 1 л.д. 122 - 124).

По заключению судебно-медицинского эксперта, у К. установлено огнестрельное сквозное пулевое ранение верхней части правого бедра, причинившее легкий вред здоровью потерпевшей с кратковременным его расстройством (т. 1 л.д. 148).

Из показаний свидетеля А.Л. усматривается, что он был знаком с обоими осужденными, работавшими в одной организации, систематически бывал у них в офисе и знает их проблемы. В конце зимы 1996 года Б. рассказал ему, что совершил столкновение с автомобилем Ш., которому должен возместить крупную сумму ущерба. Весной 1996 года Г. предложил ему, А.Л., помочь Б. в каком-то деле и повозить его, на что он согласился. Б. рассказал, что Г. предложил "отработать" деньги в возмещение долга Ш., найти незнакомого Б.Д., в поисках которого они два дня разъезжали по городу.

Одновременно А.Л. подтвердил правильность своих показаний на предварительном следствии (т. 2 л.д. 214 - 215) в той части, что Б. во время поездки сообщил ему о предложении Г. убить Д., а они, в свою очередь, возместят за Б. ущерб Ш. Он, А.Л., не желая быть причастным к убийству, отказался от дальнейших поездок. Узнав позднее об убийстве Д., посчитал, что это сделал Б., который в разговоре данное обстоятельство действительно подтвердил.

Достоверность показаний свидетеля А.Л. в судебном заседании проверена и в приговоре нашла мотивированное обоснование, при этом его показания обоснованно признаны соответствующими другим доказательствам.

Из показаний свидетеля М. видно, что он был знаком с Б. и Г. Несколько лет назад ему позвонили по телефону и попросили оказать помощь человеку, который должен к нему приехать. Он посчитал, что ему звонил Г., а через некоторое время приехал Б. и попросил показать, где живет Д. Зная, что потерпевший бывает у К., ее дом М. показал Б. и объяснил, в каком подъезде она живет. Позднее ему стало известно о смерти Д.

Из показаний свидетеля П.Г. на предварительном следствии, исследованных в судебном заседании в связи с их противоречивостью, видно, что он работал в офисе вместе с Б. водителем Г. Когда Б. в результате совершенной автоаварии задолжал Ш. крупную денежную сумму, он, Б., рассказал ему, что обратился за помощью к Г., последний денег не дал, а предложил отработать их путем убийства Д.Б. принял данное предложение, так как Г. после этого обещал заплатить за ремонт машины Ш. После этого разговора Б. и А.Л. стали разыскивать потерпевшего. Позднее Б. рассказал ему, П.Г., что он убил Д., а Г. за это урегулирует вопрос с ремонтом автомашины Ш. (т. 2 л.д. 113 - 134).

В судебном заседании П.Г. отказался от этих показаний и объяснил, что дал их под воздействием оперативных работников.

Его доводы судом проверены, подтверждения не нашли, а поэтому в приговоре полно и мотивированно обоснована достоверность и допустимость показаний П.Г., данных на предварительном следствии, а причины изменения им показаний обоснованно признаны несостоятельными.

То, что свидетель П.Г. часто посещал указанный офис и был знаком с работавшими там сотрудниками, подтвердили свидетели М., А.Л. и Д.Е., а также данный факт подтвержден исследованными судом бытовыми фотографиями и видеозаписью, приобщенными к материалам дела.

Версия о, якобы, имевшем место конфликте между Б. и Д. в судебном заседании проверена и обоснованно отвергнута ввиду ее неподтверждения в качестве мотива содеянного.

В приговоре также приведены подробные и мотивированные доводы, опровергающие утверждения Б. о даче им показаний на следствии в результате психологического воздействия на него работниками милиции, в результате чего он был вынужден оговорить себя.

Из показаний свидетеля Ш. видно, что он подтвердил факт совершения Б. дорожно-транспортного происшествия и причинения ему повреждением автомобиля ущерба на значительную сумму, которую Б. обещался возместить постепенно. Стоимость ремонта составила 6000 долларов США. Одновременно Ш. подтвердил, что в течение нескольких месяцев Б. из 11 - 12 млн. неденоминированных рублей в возмещение ущерба выплатил лишь около 5 млн. рублей Е., у которого он работал заместителем, предложил больше не требовать денег с Б., а последний денег больше не передавал, хотя он не сообщал ему об освобождении от уплаты оставшейся части долга.

Показаниям свидетеля Ш. в приговоре дана надлежащая оценка и мотивировано их доказательственное значение причастности осужденных к преступлению и мотивам содеянного. Выводы суда о том, что Г. подстрекнул к лишению жизни потерпевшего осужденного Б. из мести за убийство С., в приговоре доказаны и обоснованы, в том числе исследованными в судебном заседании материалами уголовного дела по факту убийства С. и постановлением о прекращении данного дела, показаниями свидетеля С.С.

Из показаний последнего усматривается, что он был другом Д., знал Г. и С., которых видел в одной компании, в том числе, и среди гостей на дне рождения Е.Р. В тот вечер пропало несколько курток, в том числе и куртка Д. с документами. В их краже заподозрили С., в связи с чем Д., С. и С.С. выехали на разборку в лес, при этом он, С.С., остался в машине. Через некоторое время Д. вернулся один и сказал, что С. пошел пешком и на следующий день придет на встречу с ними, но в назначенное время он не пришел, а весной его труп был найден в водоеме. При разговоре с Д. он не отрицал, что убил С.

Потерпевшая К. показала, что во время разговора с Д. он рассказал ей, что за городом подрался с мужчиной, считая его виновным в краже куртки, и что потерпевший погиб от несчастного случая. При этом Д. опасался мести со стороны других погибшего.

Суд мотивированно отверг в приговоре доводы Г. о том, что ему о причастности Д. к убийству С. стало известно лишь во время расследования дела.

Из показаний свидетеля Ш.Б. усматривается, что еще до убийства Д. он слышал в офисе, как Г. говорил своим знакомым, что С. убил Д., и высказывал намерение отомстить за него.

Факт дружеских отношений между Г. и С. подтверждается и исследованной в судебном заседании видеозаписью празднования дня рождения Г., который называл С. одним из его близких друзей.

Свидетель Д.Е. показал, что в конце июля - начале августа 1996 года Г. в своем кабинете упрекал его, что он не может разобраться со своими обидчиками, при этом сказал, что Б. и А.Л. разобрались с тем, кто принес неприятности.

Из показаний свидетеля А.С. следует, что в баре пьяный Г. обратился к присутствующим с упреками и сказал, что Б. и А.Л., называя их по кличкам, выполнили поручение, не побоялись "завалить" человека и теперь живут нормально. С декабря 1999 года он, А.С., содержался в следственном изоляторе и был помещен в одну камеру с Б., который перед его освобождением просил разыскать А.Л., и предупредить, чтобы тот прятался от милиции.

Свидетель М.А. показал, что при посещении могилы С.Г. предложил Б. помянуть покойного, за убийство которого он отомстил.

Достоверность и допустимость показаний свидетелей Д.Е., А.С., М.А., П.Г., А.Л., Ш.Б. нашла в приговоре мотивированное обоснование, которое сомнений не вызывает.

Версия о причастности к убийству Д. других лиц обоснованно отвергнута, как не нашедшая подтверждения.

Из показаний свидетеля Ж. на предварительном следствии, исследованных в судебном заседании ввиду их изменения свидетелем в суде, видно, что Х.В. говорил ему, что убить Д.Б. предложил Л., что Б. и сделал.

Доводы Ж. об оговоре им Б. под воздействием работников милиции судом проверены и обоснованно признаны несостоятельными.

Таким образом, доводы кассационных жалоб осужденных и адвокатов о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неустановлении мотива преступления и причин убийства потерпевшего, самооговоре себя осужденными во время предварительного расследования в результате применения недозволенных методов следствия и оговоре их свидетелями, неисследованности версии о причастности к убийству потерпевшего других лиц, неустановления орудия убийства полностью проверены в судебном заседании и на них даны полные и мотивированные ответы в приговоре, в связи с чем данные кассационные жалобы нельзя признать обоснованными по изложенным в них доводам.

Несостоятельными являются и доводы кассационных жалоб о неполноте предварительного и судебного следствия и противоречивости положенных в основу приговора доказательств, что не вытекает из протокола судебного заседания и не свидетельствует о недостоверности и недопустимости этих доказательств.

Судом в приговоре мотивированно указано, почему он принимает одни и отвергает другие доказательства.

При достаточности исследованных судом доказательств отказ в ходатайстве о вызове дополнительных свидетелей не является существенным нарушением закона, как об этом ставится вопрос в жалобах.

Дав правильную оценку доказательствам в их совокупности, суд обоснованно и мотивированно квалифицировал действия Б. по ст. ст. 102 п. п. "а", "д" УК РСФСР, 222 ч. 1 УК РФ и Г. по ст. ст. 17 ч. 5, 102 п. "а" УК РСФСР.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы свидетельствовали о незаконности приговора, на что указывается в кассационных жалобах осужденными и адвокатами, в том числе, на нарушение права осужденных на защиту, фактически по делу не допущено.

Наказание каждому из осужденных назначено с учетом содеянного, данных о их личностях, и не свидетельствует о его чрезмерной суровости и несправедливости.

Оснований для удовлетворения кассационных жалоб по изложенным в них доводам и смягчения осужденным наказания не имеется.

Ввиду изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Свердловского областного суда от 13 июня 2001 года в отношении Б. и Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ПЕЛЕВИН Н.П.

 

Судьи

РУДАКОВ С.В.

КУМЕНКОВ А.В.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"