||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 марта 2002 г. N 66-О02-24

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Глазуновой Л.И.,

судей - Русакова В.В. и Шадрина И.П.

рассмотрела в судебном заседании от 28 марта 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Г. и Л., адвокатов Перевалова В.И. и Хамди Е.В. на приговор Иркутского областного суда от 27 ноября 2000 года, которым

Г., <...>, русский, со средним образованием, ранее судимый,

- 30 сентября 1999 года по ст. 161 ч. 2 п. "а", "в", "г", "д" УК РФ к 3 годам лишения свободы со штрафом в размере 25 минимальных размеров оплаты труда, что составляет 2.075 руб.

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж", "з" УК РФ к 14 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 3 п. "б", "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 325 ч. 2 УК РФ к штрафу в сумме 100 минимальных размеров оплаты труда, что составляет 8.349 руб.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено 16 лет лишения свободы с конфискацией имущества со штрафом в сумме 8.349 руб.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ частично присоединено неотбытое наказание по предыдущему приговору и окончательно назначено 18 лет лишения свободы со штрафом в сумме 8.349 руб. и 2.075 руб. с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Л., <...>, русский, со средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж", "з" УК РФ к 12 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 3 п. "б", "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 325 ч. 2 УК РФ к штрафу в размере 100 минимальных размеров оплаты труда, что составляет 8.349 руб.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества со штрафом в размере 8.349 руб. с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 168 ч. 2 УК РФ оправдан за отсутствием состава преступления.

Принято решение об удовлетворении гражданских исков.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., объяснения адвоката Перевалова В.И., поддержавшего доводы кассационных жалоб, заключение прокурора Шляевой И.Ю., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия,

 

установила:

 

Г. и Л. признаны виновными и осуждены за убийство С.Г. 1959 года рождения, совершенное по предварительному сговору группой лиц при разбойном нападении с целью завладения автомашиной "Тойота-Королла", а также завладение паспортом и другими важными личными документами потерпевшего.

Преступление совершено 19 октября 1998 года в г. Иркутске при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Г. и Л. свою вину не признали.

В кассационных жалобах:

Адвокат Перевалов В.И. в защиту интересов Г. указывает, что осужден невиновный молодой человек. Его подзащитный в судебном заседании заявил, что машину потерпевшего он купил у Я., на предварительном следствии себя оговорил, это заявление не опровергнуто. Показания Г., данные в период расследования дела, не могут служить доказательством по делу, поскольку они добыты с нарушением уголовно-процессуального закона. Других доказательств вины его подзащитного в совершении инкриминируемых ему деяний в материалах дела не имеется. Просит отменить приговор и дело направить на новое расследование.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что в период расследования дела к Г. было применено физическое насилие, в результате которого он оговорил себя в убийстве потерпевшего. Однако, этих показаний недостаточно для признания его виновным в совершении преступления, поскольку иных доказательств, подтверждающих вывод суда в этом, в деле не имеется. Ссылается на нарушения уголовно-процессуального закона при назначении и проведении судебных экспертиз, проверке показаний Г. с выходом на место происшествия, допросах свидетелей, решении вопроса о приостановлении предварительного следствия. С нарушением требований ст. 144 УПК РСФСР, как он уверяет, предъявлено и обвинение его подзащитному. Указанные нарушения закона повлияли на постановление законного и обоснованного приговора. Просит отменить приговор и дело направить на новое расследование.

Осужденный Г. указывает, что в основу приговора должны быть положены показания, данные в судебном заседании. Просит не принимать во внимание его показания на предварительном следствии, так как так он оговорил себя под воздействием недозволенных методов, кроме того, был допрошен в отсутствие адвоката. Не могут быть использованы в качестве доказательств и показания свидетелей Б.Ю. и С.Е., данные ими в период расследования дела, поскольку на них также было оказано давление, и они подписали протоколы не читая содержания. Ссылается на неполноту судебного следствия, несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, нарушение его права на защиту. Просит учесть все это, отменить приговор и дело направить на новое расследование. Одним из вариантов разрешения его жалобы он просит учесть его положительные характеристики и смягчить наказание.

Адвокат Хамди Е.В. в защиту интересов Л., не соглашаясь с приговором, просит приговор суда отменить и дело направить на новое расследование. Основанием к этому она указывает, что Л. как на предварительном следствии, так и судебном заседании последовательно утверждал, что в момент совершения инкриминируемых ему деяний он находился в другом месте. Это утверждение не опровергнуто. В основу приговора суд положил показания Г., данные в период расследования дела, от которых он впоследствии отказался, объяснив причину изменения своих показаний. Не могут быть положены в основу приговора показания Г. и по тем основаниям, что они добыты с нарушением закона. Иных доказательств вины Л. в совершении преступления в деле не содержится.

Осужденный Л. просит отменить приговор и дело направить на новое расследование. Он утверждает, что к совершению данного преступления не причастен. На данной машине к нему подъехал Г. и предложил съездить в Братск и продать. Однако его доводы признаны несостоятельными, с чем он категорически не согласен. Приговор постановлен на противоречивых показаниях Г., от которых он впоследствии отказался. Других доказательств его вины в совершении преступления в материалах дела не содержится. Ссылается на неполноту предварительного и судебного следствия, считает, что необходимо было проверить версию о причастности к убийству С.Г. других лиц, которым он должен был деньги. Указывает на нарушения уголовно-процессуального закона при назначении и проведении судебных экспертиз, допросах свидетелей и другие, которые привели к постановлению незаконного решения. Полагает, что в основу приговора необходимо было положить показания свидетелей, полученные при рассмотрении дела в суде, а не на предварительном следствии. Об обвинительном уклоне суда, по его мнению, свидетельствует и те обстоятельства, что при назначении наказания судом не учтено его состояние здоровья и семейное положение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия оснований к их удовлетворению, не усматривает.

Как видно из материалов дела, мотив и обстоятельства совершения преступления органами следствия установлены из показаний Г., данных в период расследования дела.

Неоднократно допрошенный на предварительном следствии, Г. признавал свою вину в совершении преступления и подробно рассказывал о мотиве и обстоятельствах его совершения, своей роли и роли Л. при этом.

Свои показания он подтвердил при проверке их на месте происшествия.

Его показания судом признаны достоверными, поскольку нашли свое подтверждение при проверке других доказательств.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда в той части, что нарушений уголовно-процессуального закона при его допросах и проведении иных следственных действий с его участием органами следствия допущено не было.

Поясняя об обстоятельствах совершения преступления, он рассказал, с кем его совершил, где проживает соучастник совершения преступления, и как его зовут. Рассказал, каким способом они убили водителя, кто из них и какие действия совершил при этом, и где оставили труп. Рассказал, как распорядились похищенной машиной и кому сообщили о своих действиях.

Его показания о месте совершения преступления соответствуют данным, зафиксированным в протоколе осмотра места обнаружения трупа С.Г.

При судебно-медицинском исследовании трупа установлено, что смерть потерпевшего наступила от огнестрельного пулевого ранения задней поверхности шеи с повреждением головного мозга. Кроме того, в лобной части трупа обнаружена ушибленная рана с кровоподтеком, которая образовалась незадолго до смерти в результате воздействия тупого твердого предмета с ограниченной поверхностью.

Выводы данного заключения подтверждают показания Г. в той части, что при убийстве Л. ударил потерпевшего рукояткой пистолета по голове, а он в это время выстрелил ему в голову.

Кроме того, он указал место, куда они с Л. выбросили пистолеты.

Принятыми мерами их обнаружить не представилось возможным, поскольку в указанном месте велись разработки земельных участков.

Также нашли свое подтверждение показания Г. и в той части, что в пути следования в г. Братск Л. не справился с рулевым управлением, произошла авария, машина получила повреждения.

Потерпевшая В. пояснила, что в тот день, когда брат очередной раз поехал "таксовать" машина находилась в исправном состоянии.

Свидетель З. пояснил, что машину он приобрел у Г. и Л. с множественными повреждениями, происхождение которых они объяснили тем, что по пути следования из Иркутска в Братск у них произошла авария.

Признавая свою вину в совершении преступления, Г. пояснил, что машину продал за 5 тыс. руб.

Органами следствия был установлен покупатель машины - З., который подтвердил, что обнаруженную в гараже его родственников машину он приобрел у ранее незнакомых парней за 5 тыс. руб.

При осмотре автомашины обнаружены повреждения багажника, фар, крыши, переднего и заднего боковых стекол.

Данные, зафиксированные в протоколе осмотра машины, соответствуют объяснениям Г. о механизме образования и месте расположения повреждений.

Данную машину опознала В. как принадлежавшую ей, которой по доверенности управлял ее брат - С.Г.

Рассказывая о совершенных деяниях в отношении С.Г., Г. пояснил, что в Братске об убийстве водителя он рассказал своей знакомой Б.Ю.

По отдельному поручению следователя Б.Ю. была допрошена и подтвердила показания Г., кроме того, она назвала еще одну девушку, которая знала о преступлении, сведений о ней в отдельном поручении не имелось.

Свидетель С.Е., личность которой была установлена через Б.Ю., дала аналогичные показания, подтвердив, что они вчетвером катались на иномарке, Г. и Л. рассказывали, как они убили водителя и завладели машиной.

Свидетель Б.В. пояснил, что он по отдельному поручению своего коллеги из Иркутска допрашивал Б.Ю., которая рассказала об известных ей обстоятельствах убийства водителя и завладения иномаркой. При этом она рассказала о таких подробностях, о которых ему не было известно из отдельного поручения.

В судебном заседании Г., Б.Ю. и С.Е. изменили свои показания и стали утверждать, что Г. на предварительном следствии оговорил себя под воздействием недозволенных методов следствия, Б.Ю. и С.Е. подписали протоколы допроса, не читая их содержания.

Эти заявления судом проверены, с приведением мотивов принятого решения, признаны несостоятельными.

Оснований ставить под сомнение принятое судом решение судебная коллегия не находит.

Кроме того, проверено утверждение Л. в той части, что в момент совершения инкриминируемых ему деяний он находился в другом месте, он лишь согласился помочь Г. продать машину.

Судом данное утверждение также признано необоснованным.

Находя его таковым, суд в качестве доказательств, опровергающих данное утверждение, сослался на показания Г. на предварительном следствии, показания З., Б.Ю. и С.Е., и другие доказательства, подтверждающие вывод суда о причастности Л. к убийству потерпевшего.

Оценив добытые доказательства в совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины осужденных в совершении инкриминируемых им деяний, и их действиям дал правильную юридическую оценку.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о неполноте и необъективности исследования обстоятельств дела, либо нарушающих прав осужденных на защиту, в том числе и тех, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах, по материалам дела не установлено.

Требования закона при проведении судебных экспертиз, допросах подозреваемых, свидетелей и проведении иных следственных действий, органами следствия соблюдены.

Имеющиеся в показаниях Г. противоречия, по мнению судебной коллегии, не влияют ни на доказанность вины осужденных в совершении преступления, ни на правильность квалификации их действий.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного каждым и данных о личности каждого осужденного, оснований к его смягчению судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Иркутского областного суда от 27 ноября 2000 года в отношении Г. и Л. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"