||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 марта 2002 г. N 53-О01-105

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Глазуновой Л.И.,

судей - Фроловой Л.Г. и Дубровина Е.В.

рассмотрела в судебном заседании от 28 марта 2002 года дело по кассационной жалобе осужденного Б. на приговор Красноярского краевого суда от 4 июня 2001 года, которым,

Б., <...>, русский, со средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж", "з" УК РФ к 12 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 222 ч. 4 УК РФ к 1 году лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 13 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Принято решение об удовлетворении гражданских исков.

По делу осужден Е.А. по ст. ст. 105 ч. 2 п. "ж", "з", 162 ч. 3 п. "в", 222 ч. 4 УК РФ к 14 годам лишения свободы, приговор в отношении которого в кассационном порядке не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., объяснения Б., поддержавшего доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия,

 

установила:

 

Б. признан виновным и осужден за убийство М. 1953 года рождения, совершенное по предварительному сговору группой лиц при разбойном нападении. Нож, который Б. передал Е.А. для убийства, является холодным оружием.

Преступление совершено в ночь на 17 августа 2000 года в г. Кайеркане Красноярского края при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Б. свою вину признал частично.

В кассационной жалобе, находя приговор незаконным и необоснованным, он просит отменить его в части осуждения за убийство потерпевшего и оставить осуждение только за разбойное нападение. Основанием к этому он указывает, что на предварительном следствии оговорил себя в убийстве М., на самом деле к лишению его жизни не причастен. Выйдя за рамки предварительной договоренности, потерпевшего убил Е.А., который без его разрешения взял из квартиры нож. Не приводя каких-либо доводов, считает, что судом не соблюдены требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела, что могло повлиять на правильность его разрешения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Как видно из материалов дела, мотив и обстоятельства совершения преступления органами следствия и судом установлены из показаний осужденных, данных в период расследования дела.

Признавая свою вину в умышленном убийстве потерпевшего, совершенного с целью завладения деньгами, по предварительному сговору с Е.А., Б. подробно рассказал об обстоятельствах его совершения и роли каждого при этом.

Он пояснял, что знал о том, что сосед получил крупную сумму денег и предложил Е.А. завладеть деньгами. Е.А. согласился с его предложением, но заявил, что потерпевшего надо убивать. Согласившись с мнением Е.А., они пошли к М., взяв с собой дубинку с металлическим стержнем, и нож. Зайдя в квартиру соседа и употребив с ним спиртного, по заранее условленному знаку, они напали на него, он ударил по голове дубинкой, а Е.А. стал наносить ему удары ножом. Забрав деньги, они покинули квартиру.

Такие же показания давал на следствии Е.А.

Эти показания осужденных судом признаны достоверными, поскольку нашли свое подтверждение при проверке других материалов дела.

Свидетели Г. и Е.О., каждая в отдельности пояснили, что в ночь на 17 августа 2000 года они находились в гостях у Б. Б. и Е.А. куда-то выходили из квартиры минут на сорок. Б. брал с собой дубинку. Когда возвратились, на одежде обоих была кровь. Они сообщили, что убили человека и забрали деньги. На улице Е.А. выбросил нож.

Свидетель П. пояснил, что 20 августа 2000 года Б. ему рассказывал, что он и Е.А. несколько дней назад убили человека, труп до сих пор не обнаружен.

Такие же показания дал свидетель К., который дополнил, что Б., рассказал, что убили соседа с той целью, чтобы забрать деньги.

В указанном Е.А. месте был обнаружен самодельный нож, которым, по его показаниям, он наносил удары по телу М.

При обыске на квартире Б. обнаружена и изъята резиновая дубинка, внутри которой помещен металлический стержень.

Труп потерпевшего с признаками насильственной смерти был обнаружен в квартире, где он проживал. В квартире нарушен общий порядок.

Согласно выводам судебно-медицинского эксперта смерть М. наступила от массивной кровопотери, развившейся от множественных колото-резаных ранений /28/ грудной клетки с повреждением внутренних органов и шеи с повреждением сонной артерии. Эти телесные повреждения могли быть причинены ножом, выданным Е.А. Кроме того, в теменной области потерпевшего обнаружено телесное повреждение, которое могло возникнуть в результате удара представленным на исследование отрезком трубы.

Выводы данного заключения подтверждают показания Е.А. и Б. о механизме образования и локализации телесных повреждений у потерпевшего.

Родственники осужденных подтвердили, что после 17 августа 2000 года у Б. и Е.А. появились деньги, на которые они приобретали предметы одежды.

В процессе расследования дела у Б. изъята куртка, у Е.А. - джинсы и свитер, приобретенные ими на похищенные деньги.

Мать Е.А., кроме того, выдала 6 тыс. руб., которые, как она пояснила, передал ей сын Александр.

Е.А. подтвердил, что часть из похищенных денег он отдал матери.

Согласно справке, истребованной с места работы потерпевшего, М. находился в очередном отпуске с 14 августа 2000 года и получил отпускные в сумме свыше 40 тыс. руб.

Б., признавая свою вину в убийстве потерпевшего, пояснил, что мотивом убийства были деньги, полученные соседом по случаю ухода в отпуск.

В судебном заседании Б. изменил свои показания, и стал утверждать, что предварительного сговора на убийство потерпевшего у них с Е.А. не было. Он намеревался лишь "оглушить" потерпевшего. Убийство совершил Е.А. без его ведома и согласия.

Изменил свои показания и Е.А. Не оспаривая обстоятельств совершения преступления, пояснил, что предварительного сговора на убийство потерпевшего между ними не было, нож и дубинку взяли с собой "на всякий случай".

Оценив добытые доказательства, суд обоснованно пришел к выводу, что осужденные совершили инкриминируемые им деяния, и их действиям дал правильную юридическую оценку.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о неполноте и необъективности исследования обстоятельств дела, либо нарушающих права осужденного на защиту, по материалам дела не установлено.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного и данных о личности осужденного, оснований к его смягчению судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого суда от 4 июня 2001 года в отношении Б. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"