||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 марта 2002 г. N 57-о02-7

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Кузнецова В.В.

судей - Борисова В.П. и Ботина А.Г.

рассмотрела 28 марта 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Н., Ч. и потерпевшей Б. на приговор Белгородского областного суда от 28 декабря 2001 года, по которому

Н., <...>, не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж" УК РФ на 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ч., <...>, не судимая,

осуждена по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж" УК РФ на 9 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Борисова В.П., выслушав заключение прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Н. и Ч. признаны виновными в умышленном убийстве О. - 1930 года рождения, заведомо для них находящегося в беспомощном состоянии.

Преступление совершено 3 августа 2001 года в с. Дорогощь Грайворонского района Белгородской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Н. вину признал частично, осужденная Ч. вину не признала.

В кассационных жалобах:

осужденная Ч. указывает о своем несогласии с приговором. Считает, что суд необоснованно исключил из числа доказательств показания потерпевшей Б., данные в суде. Полагает, что показания потерпевшей на предварительном следствии были противоречивы и не последовательны. Утверждает, что не избивала О., удар потерпевшей Б. не наносила. Никто из свидетелей не видел, как она избивала О. Просит приговор в отношении ее отменить, а дело прекратить ввиду отсутствия состава преступления в ее действиях;

осужденный Н., не отрицая своего участия в убийстве О., утверждает, что совершил его в состоянии аффекта, так как последний нанес ему удар палкой в глаз, дальнейших своих действий не помнит. Просит переквалифицировать его действия на ст. 107 УК РФ и снизить наказание;

потерпевшая Б. утверждает, что не видела, как Н. и Ч. били О. Считает свои показания в суде более правдивыми, чем на следствии. На следствии она была взволнованна и подавленна, давала показания как в "тумане", могла со зла наговорить на Ч. В суде она многое вспомнила и рассказала, как было дело. Просит приговор изменить, исключить из приговора ее показания на предварительном следствии и снизить наказание осужденным.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, Судебная коллегия находит, что вина Н. и Ч. подтверждается собственными показаниями Н., в которых он не отрицает содеянного, показаниями потерпевшей, свидетелей, заключениями экспертов и другими материалами дела.

Так, в частности, из показаний потерпевшей Б., данных на предварительном следствии и признанных судом достоверными, видно, что Н. и Ч. часто ссорились с ее мужем О. Ссоры начинали молодые, чаще всего Ч. 3 августа 2001 года Н. и Ч. домой приехали поздно. Первым в дом вошел внук Н., включил свет и подошел к кровати, где спал О. Она просила не трогать деда. В ответ Н. сказал, что спать не даст, набьет "морду". Н. взял О. за одежду на груди и ударил кулаком в лицо, у того из носа пошла кровь. Внук свалил О. на пол, стал бить руками и ногами. Вошла Ч., она, Б., просила ее успокоить Н. Однако та ответила, что О. надо убить. Ч. подскочила и начала тоже бить О. Она испугалась и побежала звать соседей. Через несколько минут вернулась в дом с соседом Г. Увидела, что О. лежал на полу возле кровати, а Н. и Ч. били его ногами. Г. сказал, чтобы они прекратили, в это время О. приподнялся и выскочил во двор. Г. крикнул ему: "Беги! Прячься!". Ч. и Н. "бесились", оба были пьяны. Ч. схватила кастрюлю борща и выбросила с крыльца. Н. бросил табурет в окно на веранде, разбив его. Затем Н. нашел деда и тот, наверное, защищаясь, ударил его палкой, попав в область глаза. Н. закричал, что тот выбил ему глаз. Ч. бросилась искать деда. Услышала, как Ч. закричала: "Саша, сюда, я его нашла!". Н. схватил лом, но она, Б., выхватила у внука лом. Н. побежал к Ч. Видела, что они возле дороги били О. О. свалила Ч., и они оба били лежащего О. ногами и палками. Палки были у обоих. Она хотела оттащить Ч., но та ударила ее ногой. О. хрипел, Н. и Ч. сидели на нем верхом и душили его. При этом Ч. кричала: "Не пускай его! Бей! Убивай!".

Из показаний свидетеля Г. усматривается, что 3 августа 2001 года, примерно в 3 часа ночи проснулся оттого, что возле его дома кричала, зовя его, соседка Б. Выйдя к ней на улицу, увидел, что та в одной ночной рубашке, босиком, была сильно взволнованна и плакала. Она попросила пойти с ней и заступиться за деда, которого бьет внук. Зайдя к ней во двор, услышал, как в доме кричат Н. и Ч. В доме увидел полулежавшего на полу О., лицо у которого было все в крови. Рядом с ним стояли Н. и Ч., он понял, что оба били О. При этом Н. пытался ударить О., но его удерживала Б. Он помог О. приподняться и сопроводил на улицу, крикнул ему, чтобы тот бежал и прятался. Из дома вышли Н. и Б. Н. выражался нецензурной бранью в адрес О. Из дома выскочила Ч. с большой кастрюлей и бросила ее в его сторону. Н. и Ч. стали спрашивать, где спрятался О. Н. перевернул собачью будку, оборвал шнур с горящей лампочкой, разбил стекло на веранде. Ему стало страшно и он ушел.

Из показаний свидетеля Б. видно, что 3 августа 2001 года, примерно в 4-м часу ночи к ней пришла Б. и сказала, что деда убили ее молодые, то есть Н. и Ч. Вдвоем они пошли к домовладению Б. и в 30 метрах от него обнаружили лежащего на обочине О. Она сразу определила, что он был мертв. На ее взгляд, с момента смерти прошло около часа.

Из показаний свидетеля Б.Е. усматривается, что 3 августа 2001 года, примерно в 3 часа ночи она была разбужена стуком в окно Б., которая сказала, что ее внук и его сожительница убили О., что он спал, а Н. и Ч. его разбудили и начали бить.

Из показаний свидетеля П. усматривается, что он работает в Грайворонском РОВД участковым инспектором, утром 3 августа 2001 года в составе следственно-оперативной группы выезжал на место убийства О. в с. Дорогощь. Зайдя во двор Б., увидел напротив кастрюлю, вокруг остатки борща, стекло на веранде разбито Навстречу вышла Ч., от которой исходил запах спиртного. На вопрос об убийстве она выразила недоумение и сказала, что никаких конфликтов в доме не было, и потребовала их ухода. Однако они засомневались в искренности ее слов, и часть сотрудников осталась в домовладении, вскоре был обнаружен труп О. Н. в это время находился в доме, держался за лицо в области глаза. При допросе Б. заявила, что О. убили совместно Н. и Ч.

Суд первой инстанции тщательно проверил данные показания и дал им надлежащую оценку.

Судебная коллегия такую оценку, данную судом этим показаниям, находит правильной, поскольку они последовательны и согласуются с другими имеющимися в материалах дела доказательствами, в том числе:

с протоколом осмотра места происшествия;

с актом судебно-медицинского эксперта о том, что смерть О. наступила от механической асфиксии в результате сдавления органов шеи тупым твердым предметом;

с актом биологической экспертизы о том, что на спортивных брюках Н., на его тапочках, на двух обломках от палки обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от О.

Доводы осужденной Ч. о том, что она не принимала участия в убийстве О., не наносила удара Б., являются несостоятельными, поскольку опровергаются вышеизложенными показаниями потерпевшей Б. свидетеля Г. и другими материалами дела.

Несостоятельны и доводы осужденных, а также потерпевшей Б. о незаконном, как они считают, признании достоверными показаний Б. на предварительном следствии и исключении из числа доказательств показаний потерпевшей, данных в судебном заседании, поскольку, как указал суд, показания Б. в ходе предварительного следствия являются логичными, последовательными и полностью согласуются с исследованными в суде доказательствами. Вывод суда, критически оценившего ее показания в суде, и расценившего их как желание смягчить ответственность внука и его сожительницы, является обоснованным.

...ударил его в глаз, то они являются неубедительными, поскольку, как установил суд, Н. подошел к спящему О. и стал его избивать, затем стащил последнего с кровати и они вместе с Ч. стали наносить ему множественные удары руками и ногами. Никаких противоправных действий в отношении Н., способных вызвать у него внезапно возникшее сильное душевное волнение, потерпевший не совершал.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно пришел к выводу о виновности Н. и Ч. в инкриминируемых им преступлениях.

Их действия квалифицированы правильно.

При назначении наказания Н. и Ч. суд учел общественную опасность содеянного, обстоятельства дела, а также данные, характеризующие их личность. Назначенное им наказание нельзя признать несправедливым вследствие суровости, поэтому Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы потерпевшей о смягчении им наказания.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Белгородского областного суда от 28 декабря 2001 года в отношении Н. и Ч. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"