||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 марта 2002 г. N 30-О01-9

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Галиуллина З.Ф.

судей - Ламинцевой С.А., Колышницына А.С.

рассмотрела в судебном заседании от 27 марта 2002 года дело по кассационной жалобе осужденной Д.Л.И. и адвоката Узденовой Ю.И. на приговор Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 16 октября 2001 года, по которому

Г., родившийся <...>, ранее не судимый,-

осужден по ст. 158 ч. 2 п. "г" УК РФ - на 2 (два) года лишения свободы; по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ - на 8 (восемь) лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ - на 8 (восемь) лет лишения свободы, по ст. ст. 30 ч. 3, 167 ч. 2 УК РФ - на 1 (один) год лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно Г. назначено лишение свободы на 10 (десять) лет с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Д.Л.И., родившаяся <...>, несудимая, -

осуждена по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ на 7 (семь) лет лишения свободы без конфискации имущества; по ст. ст. 30 ч. 3, 167 ч. 2 УК РФ - на 1 (один) год лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно по совокупности преступлений ей назначено 7 (семь) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "г", ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ Д.Л.И. оправдана за недоказанностью ее участия в совершении этих преступлений.

Д., родившаяся <...>, несудимая, -

оправдана по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 162 ч. 3 п. "б", 30 ч. 3, 167 ч. 2 УК РФ за недоказанностью ее участия в совершении этих преступлений.

Г.А., родившийся <...>, несудимый,-

осужден по ст. 175 ч. 1 УК РФ к лишению свободы на 2 (года).

На основании ст. 73 УК РФ постановлено назначенное Г.А. наказание считать условным с испытательным сроком 1 (один) год.

Б.З., родившаяся <...>, несудимая,-

оправдана по ст. ст. 33 ч. 5, 162 ч. 3 п. "б" УК РФ за недоказанностью ее участия в совершении преступления.

Заслушав доклад судьи Ламинцевой С.А., объяснения осужденной Д.Л.И. по доводам ее жалобы, заключение прокурора Соломоновой В.А., полагавшей приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, судебная коллегия

 

установила:

 

Г. признан виновным в совершении кражи чужого имущества, а именно, имущества З. с причинением значительного ущерба потерпевшей.

Это преступление совершено 17 августа 2000 года в пос. Медногорском Урупского района КЧР.

Г. признан виновным в совершении разбойного нападения на Р. группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, с применением предметов, используемых в качестве оружия;

Г. признан виновным в покушении на убийство Р., сопряженном с разбоем;

Г. признан виновным в покушении на умышленное уничтожение чужого имущества с причинением значительного ущерба, совершенном путем поджога.

Д.Л.И. признана виновной в совершении разбойного нападения на Р. группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, с применением предметов, используемых в качестве оружия;

Д.Л.И. признана виновной в покушении на умышленное уничтожение чужого имущества с причинением значительного ущерба, совершенном путем поджога.

Эти преступления совершены 19 августа 2000 года в пос. Медногорском Урупского района КЧР.

Органами предварительного следствия Д.Л.И. обвинялась в краже имущества у З., а также в покушении на убийство Р.

Д. органами предварительного следствия обвинялась в совершении разбойного нападения на Р.; в покушении на убийство Р.

Г., Д.Л.И. и Д. органами предварительного следствия обвинялись в покушении на умышленное уничтожение чужого имущества путем взрыва.

Г.А. обвинялся в пособничестве в совершении разбойного нападения на Р. и в заранее не обещанном приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем.

Б.З. обвинялась в пособничестве в совершении разбойного нападения на Р.

В судебном заседании Г. виновным себя признал частично; Д.Л.И., Д., Г.А. и Б.З. виновными себя не признали.

В кассационных жалобах просят:

осужденная Д.Л.И. - об отмене приговора. Она указывает о том, что суд рассмотрел дело поверхностно, вследствие чего она осуждена за преступления, которых не совершала; в дополнительной жалобе просит переквалифицировать ее действия на ст. 115 УК РФ.

Адвокат Узденова Ю.И., в защиту интересов потерпевшей Р.Е., - приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Адвокат считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а назначенное осужденным наказание - тяжести преступления и личности осужденных.

Далее адвокат указывает о том, что при наличии противоречивых доказательств в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни доказательства и отверг другие.

Адвокат считает, что суд без достаточных оснований постановил оправдательный приговор в отношении Д. и Б.З.; что суд без достаточных оснований переквалифицировал действия Г.А. со ст. ст. 33 ч. 5, 162 ч. 3 п. "б" УК РФ на ст. 175 УК РФ; что суд без достаточных оснований оправдал Д.Л.И. по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ; что суд без достаточных оснований исключил из обвинения Г. и Д.Л.И. уничтожение чужого имущества путем взрыва.

Оправданные Д. и Б.З. принесли возражения на жалобу адвоката Узденовой, в которых просят оставить ее без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно ст. 71 УК РСФСР доказательства, на которые сослались органы следствия в подтверждение виновности обвиняемых, должны быть оценены судом, при этом оценке подлежит не только каждое отдельное доказательство, но и вся совокупность таковых.

Согласно ст. 314 УПК РСФСР в описательной части оправдательного приговора излагается сущность обвинения, по которой обвиняемый был предан суду; обстоятельства дела, установленные судом; приводятся доказательства, послужившие основанием для оправдания подсудимого с указанием мотивов, объясняющих, почему суд отверг доказательства, на которых было основано обвинение.

Эти требования уголовно-процессуального закона судом не выполнены.

Приводя доказательства, подтверждающие наличие преступления и виновность обвиняемых, органы следствия сослались на показания Б.З., данные ею в качестве подозреваемой (т. 1 л.д. 138 - 140) и в качестве обвиняемой (т. 1 л.д. 143 - 144), из которых усматривается, что Г. и Д.Л.И. договорились совершить нападение на Р. с целью завладения деньгами АЗС-1, где работала она, Б.З., и Р. При этом разговоре присутствовала Д. Для совершения преступления были приготовлены резиновые перчатки и чулки для маски. По просьбе Г. и Д.Л.И. она, Б.З., звонила на АЗС и уточняла у Р., не приезжал ли на АЗС ее владелец К. и не забрал ли денежную выручку. Р. отвечала, что К. не приезжал и деньги на месте. Об этом она, Б.З., сообщила Г. и Д.Л.И. Последние вместе с Д. ушли из дома. Перед их уходом договорились, что если удастся похитить деньги, то Г. оставит часть этих денег ей, Б.З., на холодильнике, что и было сделано.

Суд исключил эти показания Б.З. из числа доказательств как полученные с нарушением права Б.З. на защиту.

Однако, из приговора не видно, в чем конкретно выразилось нарушение права Б.З. на защиту, если на тот момент она обвинялась по ст. ст. 33, 161 УК РФ и от услуг защитника отказалась (т. 1 л.д. 136).

Всесторонней оценки эти показания Б.З. не получили.

В материалах дела имеется документ, именуемый явка с повинной. Из этого документа следует, что он написан Б.З. собственноручно (т. 1 л.д. 133 - 134).

Суд исключил этот документ из числа доказательств как полученный с нарушением ст. 111 УПК РСФСР.

Однако, меры для всесторонней проверки этого документа, в том числе, с помощью других доказательств, суд не принял.

Согласно предъявленному обвинению часть денег, похищенных на АЗС, Г. передал Д.Л.И.

На л.д. 198 т. 1 имеется протокол добровольной выдачи Б.З. денег в сумме 900 рублей. В протоколе указано, что со слов Б.З. эти деньги ей оставил Г. и Д.Л.И.

Этот документ не получил оценки в приговоре, как не получил оценки и сам факт выдачи этой суммы денег и их источник.

Без всесторонней проверки и оценки остались и показания Д. в качестве подозреваемой и в качестве обвиняемой (т. 1 л.д. 100 - 103, 111 - 112), в которых она признавала, что вместе с Г. и Д.Л.И. участвовала в нападении на Р.

В этих показаниях Д. приводила множественные детали и подробности совершенного преступления.

Судом не проверено, подтверждены ли эти детали в последующем и при каких обстоятельствах они стали известны Д.

Между тем, выяснение этих обстоятельств имеет существенное значение для дела.

Суд исключил из числа доказательств протокол допроса Г. в качестве обвиняемого (т. 1 л.д. 69 - 70) и протокол дополнительного допроса (т. 1 л.д. 74 - 75), сославшись на нарушение органами следствия требований п. 3 ч. 1 ст. 49 УПК РСФСР и указав о том, что соответствующие допросы проводились без адвоката, в то время как Г. является слепым и не может сам осуществлять свое право на защиту.

Между тем, этот вывод суда не основан на всестороннем исследовании собранных по делу доказательств.

Адвокат Узденова в жалобе обоснованно ссылается на то, что Г. управлял автомашиной и даже не пользовался очками.

Эти обстоятельства требуют оценки.

Показания врача-окулиста К.В.П., допрошенного в качестве свидетеля крайне противоречивы, но суд не выяснил и не оценил причины этих противоречий.

Не получил всесторонней оценки в приговоре и протокол допроса Г.А. в качестве подозреваемого (т. 1 л.д. 124 - 125).

В приговоре указано, что Г.А. как подозреваемому не было разъяснено право на защиту, но это утверждение суда не соответствует записям, которые содержатся в протоколе допроса Г.А. в качестве подозреваемого.

Согласно обвинению, предъявленному Г.А. по ст. ст. 33 ч. 5, 162 ч. 3 п. "б" УК РФ он, уточнив разработанный исполнителями план преступления, согласился пособничать в совершении преступления, а именно, вывезти Г. и Д.Л.И. после совершения преступления за пределы Урупского района, что он и сделал, получив за это от Г. деньги в сумме 5000 рублей из тех, что были похищены (л.д. 124 - 125).

На предварительном следствии Г.А. подтверждал эти обстоятельства.

Однако, эти показания Г.А. не получили всесторонней оценки в приговоре и не проверены с помощью других доказательств.

Факт изъятия у Г.А. 5000 рублей вообще не получил оценки в приговоре, хотя это имеет существенное значение для дела.

Г. на предварительном следствии давал различные показания, однако причины изменения им показаний суд не выяснял и всесторонней оценки его показаниям в приговоре не дал.

В подтверждение виновности обвиняемых органы следствия сослались на показания свидетеля Г.Р.А. (т. 1 л.д. 205 - 206).

Эти показания приведены в приговоре, но суд не дал им оценки.

Между тем, показания этого свидетеля имеют существенное значение для дела и находятся в противоречии с выводами суда, изложенными в приговоре.

Не получили оценки в приговоре и показания потерпевшего К., свидетелей К.А., В., С., М., хотя их показания также имеют существенное значение для дела.

Не получили оценки в приговоре и показания свидетеля А., хотя они были оглашены судом в порядке ст. 286 УПК РСФСР.

Показания потерпевшей Р. не проверены в достаточной мере и также не получили всесторонней оценки в приговоре.

Это же относится и к показаниям свидетеля Л.

Таким образом, выводы суда, изложение в приговоре, сделаны, исходя только из части исследованных в судебном заседании доказательств, а другой части доказательств оценки, как того требует ст. ст. 71 и 314 УПК РСФСР, не дана.

Признав часть обвинения необоснованной, суд в то же время не привел в приговоре содержание предъявленного органами предварительного следствия обвинения (по эпизоду с Р.).

Причины противоречий между фактическими данными, оставленными судом без оценки, и доказательствами, приведенными в приговоре, остались невыясненными.

Указанные выше неполнота судебного следствия и нарушение судом требований ст. 71 УПК РСФСР должны быть устранены при новом рассмотрении.

Без оценки всей совокупности доказательств суд лишен возможности решить вопрос о том, приводят ли они к достоверному выводу о всех обстоятельствах, предусмотренных ст. 68 УПК РСФСР.

При новом судебном разбирательстве надлежит проверить и доводы кассационной жалобы Д.Л.И., относящиеся к полноте и всесторонности исследования обстоятельств дела, которые могут повлиять на квалификацию действий и назначенное наказание.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 16 октября 2001 года в отношении Г., Д.Л.И., Д., Г.А. и Б.З. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но в ином составе судей.

 

Председательствующий

ГАЛИУЛЛИН З.Ф.

 

Судьи

ЛАМИНЦЕВА С.А.

КОЛЫШНИЦЫН А.С.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"