||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 марта 2002 года

 

Дело N 56-о01-103

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Вячеславова В.К.

судей - Хлебникова Н.Л. и Шадрина И.П.

рассмотрела в судебном заседании от 27 марта 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного К. и в его защиту адвоката Симакова А.Г. на приговор Приморского краевого суда от 4 октября 2001 года, которым

К., <...>, русский, со средним образованием, не женат, не работал, судим 07.01.2001 по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год, проживал в <...>, -

осужден: по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 2 года лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 11 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 16 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 18 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 70 УК РФ к этому наказанию частично присоединено наказание, неотбытое по приговору от 07.01.2001, и окончательно по совокупности приговоров назначено 18 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с К. в пользу М.В. 20940 рублей в возмещение материального ущерба и 100 тысяч рублей в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Хлебникова Н.Л., заключение прокурора Шляевой И.Ю., полагавшей оставить приговор суда без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

К. осужден за незаконные приобретение, ношение и хранение боеприпасов; за разбойное нападение в офисе ЧП "З." на сторожа-охранника М. с целью хищения чужого имущества, с незаконным проникновением в помещение, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; за умышленное убийство М., сопряженное с разбоем.

Преступления совершены в январе - февраля 2001 года в г. Владивостоке при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании К. признал себя виновным частично.

В кассационных жалобах:

осужденный К. утверждает, что не совершал разбой и убийство; он хотел забрать в офисе ЧП "З." оргтехнику без цели ее хищения, чтобы поставить условие о выплате ему задолженности по зарплате (около 15 тыс. рублей).

В офисе он не застал охранника и тогда, поиграв в компьютер и попив чай, вынес оргтехнику в коридор, а затем позвал К.М., с которым перенесли компьютер и составляющие в автомобиль последнего.

После этого, решив убрать посуду, направился в подсобное помещение, где и наткнулся на труп М.

Испугавшись, сложил все что было в руках (чайник, кружки и т.д.) в пакет и убежал из офиса.

Оргтехнику вместе с К.М. увезли к знакомому В., где выгрузили. Там же он переоделся, так как испачкал свое трико в пыли.

К. полагает, что материалы дела в отношении него "сфальсифицированы", а приговор основан лишь на косвенных доказательствах. К тому же, как указано в жалобе, не установлено время смерти М. и не найден нож, которым совершено убийство последнего; выемка его кроссовок произведена с нарушением закона; не оценены заключения экспертов-биологов.

Кроме того, он ставит под сомнение достоверность показаний свидетелей С. и М.О., указывая на то, что они получены "под давлением" со стороны следователя. Показания же К.М., по его мнению, "подогнаны" под заключение эксперта-криминалиста.

Осужденный ссылается и на отсутствие на его одежде следов крови; на то, что не установлена принадлежность окурков и следов рук, изъятых с места происшествия.

Просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Симаков А.Г. в защиту осужденного указывает, что К. заблуждался относительно пригодности боеприпасов, которые перенес и хранил в своем доме, так как он брал у З. патроны с пробитыми капсюлями. Это, как он полагает, исключает его уголовную ответственность.

Вывод же суда о виновности К. в разбое и убийстве, по мнению адвоката, основан на предположениях. Наряду с этим, как указано в жалобе, не опровергнуты доводы осужденного о том, что в офисе он обнаружил труп охранника; не установлено время наступления смерти последнего; орудие преступления не найдено, а показания свидетелей по этому поводу находятся в противоречии с заключением криминалистической экспертизы; судебно-медицинская экспертиза трупа проведена с нарушением норм УПК (постановление о назначении СМЭ вынесено следователем через 4 дня после начала ее производства); не дана оценка показаниям эксперта биолога; не выяснена принадлежность обломка ключа, обнаруженного в замке входной двери офиса, и следов рук, а также окурков, изъятых с места происшествия.

Адвокат утверждает, что никто из свидетелей не видел на одежде К., на его руках или теле следов крови и эти показания, по его мнению, противоречат данным осмотра места происшествия.

Он также ссылается на неправильную оценку показаний свидетеля К.М., на несоответствие приведенных в приговоре показаний В. и Р.Е. протоколу судебного заседания.

Просит отменить приговор суда и К. по ч. 1 ст. 222, п. "в" ч. 3 ст. 162, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ оправдать.

Государственный обвинитель представил возражения на кассационные жалобы, указывая на то, что приговор в отношении К. постановлен законно и обоснованно, оснований для его отмены не имеется.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб и представленные на них возражения, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Все подлежащие доказыванию обстоятельства, при которых К. совершил указанные преступления, судом установлены и в приговоре изложены правильно.

Вина осужденного материалами дела доказана.

Доводы в жалобах в обоснование непричастности К. к разбойному нападению на М. и к убийству последнего несостоятельны, так как опровергаются всесторонне исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами, а в частности показаниями свидетеля К.М., которому К. 10 февраля 2001 года при перевозке из офиса ЧП "З." похищенного имущества признался, что он "грохнул" охранника; показаниями свидетеля С. о том, как К. предлагал ему, работавшему охранником в ЧП "З.", инсценировать нападение и похитить из офиса компьютер и другую оргтехнику; показаниями свидетеля М.О. о том, что ему К. тоже неоднократно, в том числе 10 февраля 2001 года предлагал ограбить офис ЧП "З." показаниями свидетеля К.Д., который первым после К. пришел в офис ЧП "З.", обнаружив там труп охранника М. и следы хищения; показаниями свидетелей В. и Р.Е., в квартире которых К. оставил похищенное имущество, помылся сам и переоделся, после чего поручил Р.Е. выбросить сложенные в пакет его трико, чайник из офиса и др.; показаниями свидетеля Р.А. о том, что К. самовольно оставил работу, получив не только причитающуюся ему зарплату, но и часть незаработанных денег; протоколом осмотра места происшествия - офиса ЧП "З.", в подсобном помещении которого обнаружен труп М. с множественными ножевыми ранениями (л.д. 8 - 10, 12 - 15 т. 1); заключениями судебно-медицинской и криминалистической экспертиз (л.д. 161 - 166, 179 - 181 т. 2).

Все доказательства виновности К. получены с соблюдением ст. ст. 69, 70 УПК РСФСР, надлежаще проанализированы в приговоре и оценены; выводы суда по этому поводу мотивированы.

Ссылки же в жалобах на недостоверность показаний свидетелей С., М.О. и К.М. по мотивам, изложенным в жалобах, не основаны на материалах дела, являются голословными и потому не могут ставить под сомнение доказательственное значение упомянутых показаний.

Утверждения К. о том, что он, придя в офис ЧП "З.", играл в компьютер, затем пил чай, вынес в коридор оргтехнику и только потом, решив убрать посуду, наткнулся в подсобном помещении на труп, явно надуманы, поскольку противоречат установленным в суде обстоятельствам. К тому же, как показал свидетель К.Д., в программе компьютера не содержалось игр, о которых упоминал К., компьютер в офисе был "заблокирован" и по этой причине он (К.) не имел возможности им пользоваться, а вся посуда (чайник, сковородка, заварник), а также столовый нож и бейсбольная бита, которые тоже похищены, всегда находились только в подсобном помещении, где и обнаружен труп охранника М.

Тот факт, что среди похищенных К. вещей имелись и указанные предметы, подтвердили свидетели К.М., В. и Р.Е.

Кроме того, К.М. указал, что в пакете с вещами, который по просьбе К. выбросила Р.Е. в мусорный контейнер, лежал и кухонный нож.

В тот же пакет, согласно показаний В., осужденный положил свое трико.

Из этого следует, что К. обдумал и предпринял меры, посредством которых скрыл не только следы преступления, но и орудие его совершения - кухонный нож.

Об этом же свидетельствуют его собственные показания в судебном заседании, когда он признал, что в офисе, прежде чем уйти, все тщательно прибрал, протер столы и забрал чайник, сковородку, кружки, бейсбольную биту, к которым прикасался, а в квартире В. - помылся сам и переоделся.

При таких данных ссылки в жалобах в обоснование отмены приговора на то, что не найдено орудие преступления и не обнаружены следы крови, в том числе на его одежде, которую он, как и нож, выбросил, не могут быть приняты во внимание.

По вопросу о времени смерти М.А. в приговоре приведены показания эксперта К.Е., участвовавшей в наружном осмотре трупа на месте происшествия, а также отражены другие данные, достоверность которых сомнений не вызывает.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами следствия и судом не допущено.

В постановлении о назначении судебно-медицинской экспертизы трупа М., как видно из дела, при указании даты его вынесения действительно допущена техническая ошибка (л.д. 160, 161 т. 2), однако это не дает основание расценивать заключение эксперта как полученное с нарушением закона.

Другие обстоятельства, на которые содержатся ссылки в жалобах, а в частности, связанные с производством выемки кроссовок осужденного, от которых он тоже избавился, передав другому лицу, судом также исследованы и оценены.

Утверждать о несоответствии приведенных в приговоре показаний К.М., В. и Р.Е. их содержанию в протоколе судебного заседания, как на это указывает в своей жалобе адвокат, оснований не имеется.

Доводы относительно того, что К. приобрел, перенес и хранил у себя заведомо негодные боеприпасы противоречат имеющимся в деле фактическим данным.

Согласно протоколу осмотра квартиры <...>, у К. по месту его жительства были обнаружены и изъяты 8 патронов калибра 7,62 мм (л.д. 16 - 17 т. 1).

В своих показаниях в судебном заседании К. признал, что указанные патроны он взял у З., сам принес к себе домой, где и хранил.

Из заключения эксперта следует, что изъятые у К. патроны калибра 7,62 мм относятся к боеприпасам для нарезного огнестрельного оружия и предназначены для стрельбы из пистолета "ТТ".

Из них шесть патронов исправны и к стрельбе пригодны (л.д. 179 - 181 т. 2).

Следовательно, совершение К. упомянутых выше действий образует состав преступления, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Таким образом, Судебная коллегия соглашается с выводом суда о доказанности вины К. и находит квалификацию его действий в приговоре правильной.

Назначенное ему наказание соответствует требованиям закона.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Приморского краевого суда от 4 октября 2001 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.К.ВЯЧЕСЛАВОВ

 

Судьи

Н.Л.ХЛЕБНИКОВ

И.П.ШАДРИН

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"