||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 марта 2002 г. N 37-О01-43

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кузнецова В.В.

судей Бурова А.А. и Батхиева Р.Х.

рассмотрела в судебном заседании от 26 марта 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных С., З., А., адвокатов Осина Б.И., Кирпичева А.И. и Сучкова В.В. на приговор Орловского областного суда от 29 октября 2001 года, по которому

С. <...>, со средним образованием, несудимая,

- осуждена к лишению свободы по ст. 159 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ на 3 года, по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 12 лет, по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 14 (четырнадцать) лет в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества,

З. <...>, со средним образованием, несудимый,

- осужден к лишению свободы по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 10 лет, по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 2 УК РФ на 3 года и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 13 (тринадцать) лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества и по ст. 222 ч. 4 УК РФ на 1 год лишения свободы, освобожден от данного наказания на основании п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности,

и

А. <...>, с образованием 8 классов, судимый 22 июня 1994 года по ст. ст. 144 ч. 2 и 212-1 ч. 2 УК РСФСР на 1 год 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года; 24 мая 1995 года по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР с применением ст. 41 УК РСФСР на 3 года лишения свободы, освобожденный 23 мая 1998 года по отбытии срока наказания,

- осужден к лишению свободы по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества, по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 11 лет, по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 2 года 6 месяцев, по ст. 109 ч. 1 УК РФ на 2 года и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 12 (двенадцать) лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Оправданы за отсутствием состава преступления в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения в этой части С. по ст. ст. 209 ч. 1, 222 ч. 4, 223 ч. 3, 30 ч. 1 и 223 ч. 3 УК РФ, З. по ст. ст. 209 ч. 2, 223 ч. 3, 30 ч. 1 и 223 ч. 3 УК РФ и А. по ст. ст. 209 ч. 2 и 222 ч. 4 УК РФ.

С., кроме того, оправдана по ст. 222 ч. 3 УК РФ в отношении огнестрельного оружия (обреза двухствольного охотничьего ружья 20 калибра и боеприпасов к нему - патронов) за недоказанностью участия ее в совершении данного преступления.

По определению этого же суда от 29 октября 2001 года С. от уголовной ответственности по ст. 222 ч. 1 УК РФ в части незаконных действий с обрезом охотничьего одноствольного ружья 20 калибра, 5-ю патронами к нему 20 калибра, порохом "ДОП-об" и "Сокол" общей массой 68.57 гр. освобождена на основании примечания к статье 222 УК РФ и уголовное преследование в отношении нее в этой части прекращено.

Постановлено взыскать со С., З. и А. указанные в приговоре суммы.

По делу также осужден не обжаловавший приговор

Б. <...>, со средним образованием, судимый 8 мая 1998 года по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г", "д" УК РФ на 3 года лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,

- по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 6 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 8 мая 1998 года и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного сложения наказаний Б. окончательно назначено 6 (шесть) лет 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Дело в отношении Б. рассматривается в порядке ст. 332 УПК РСФСР.

Заслушав доклад судьи Бурова А.А., объяснения осужденных С., З. и адвоката Сучкова В.В., поддержавших доводы своих жалоб, и заключение прокурора Асанова В.Н., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

С. осуждена за мошенничество в отношении Р., Д., А.В. и Т.; З., А. и Б. - за разбойное нападение на Л.; С., З. и А. - за покушение на убийство А.В. организованной группой; С. и З. - за разбойные нападения организованной группой на Г. и ее малолетнюю дочь, В. и М.

А. признан также виновным в причинении смерти по неосторожности М.М.; С., З. и А. - в незаконных действиях с огнестрельным оружием, С., кроме того, с взрывчатыми веществами, а З. - с газовым оружием.

Преступления совершены в 1997 году, 1999 - 2000 годах на территории Орловской, Курской и Брянской областей при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании С., З., А. и Б. виновными признали себя частично.

Осужденная С. в кассационной жалобе, ссылаясь на свою невиновность в мошенничестве, утверждает, что у нее не было умысла на совершение указанных действий. Помимо этого не знала Тарасова. Тот ввел суд в заблуждение. Указывает на отсутствие доказательств ее вины в покушении на убийство А.В. При этом ссылается на алиби, оговор ее А.В. и ничем не подтвержденные показания А. Не оспаривая вину в разбойных нападениях, утверждает, что они были совершены ею не в составе организованной группы, поскольку сын о ее намерениях не знал и ее действия были самостоятельными. Помимо этого не было незаконного проникновения в квартиры потерпевших. Ссылаясь на смягчающие обстоятельства, ставит вопрос о смягчении назначенного ей наказания с применением ст. 64 УК РФ.

Адвокат Осин в кассационной жалобе в защиту С. утверждает, что ее вина в мошенничестве и покушении на убийство не доказана. Помимо этого не подтверждена ее вина и в том, что разбойные нападения на Г., В. и М. она совершила в составе организованной группы. Полагает, что ее действия по этим эпизодам надлежит квалифицировать по ст. 162 ч. 2 УК РФ.

Осужденный З. и в его защиту адвокат Кирпичев в кассационных жалобах (основных и дополнительных), выражая свое несогласие с приговором и ссылаясь на нарушение по делу норм уголовно-процессуального закона, утверждают, что приговор основан на не исследованных судом доказательствах. В судебное заседание не были вызваны потерпевшие Г., М. и В. В деле нет доказательств его вины в разбойном нападении на Л. и покушении на убийство А.В. Не установлена его вина также и в незаконных действиях с огнестрельным оружием и боеприпасами. Утверждают, что он только причинил здоровью А.В. легкий вред, повлекший кратковременное расстройство здоровья, когда разнимал его и А. Действия последнего в отношении А.В. были самостоятельными. Ссылаются на заинтересованность А. и Б. в исходе дела и противоречивость их показаний. Не оспаривая вину в разбойных нападениях на Г., М. и В., утверждают, что они были совершены не в составе организованной группы. Приговор просят отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Осужденный А. в кассационной жалобе ссылается на неисследованность материалов дела и нарушение других норм уголовно-процессуального закона. Ссылается на то, что по неосторожности смерть М.М. не причинял. Первичные показания дал в результате незаконных методов ведения следствия. Не совершал он и покушения на убийство А.В. В отношении Л. не было насилия, опасного для жизни. Приговор просит отменить и дело направить на новое расследование или новое судебное рассмотрение.

В дополнительной кассационной жалобе осужденный А. и в его защиту адвокат Сучков, приведя те же доводы и сославшись на то, что А. не совершал незаконных действий с огнестрельным оружием и боеприпасами, утверждают, что смерти М.М. по неосторожности не причинял и что его действия в отношении А.В. и Л. квалифицированы неправильно. Ставят вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение или новое расследование.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах доводы, судебная коллегия находит, что фактические обстоятельства дела судом установлены правильно и подтверждены исследованными судом доказательствами, анализ которых дан в приговоре, а доводы жалоб неосновательными.

Так, вина С. в мошенничестве доказана показаниями потерпевших Р., Д., А.В. и Т. (последнего на предварительном следствии), подробно рассказавших об обстоятельствах, при которых осужденная совершила в отношении них указанные действия, показаниями свидетелей Д.А. (матери С.) и Д.Д. на предварительном следствии, из которых видно, что С. у многих лиц брала деньги в долг и не возвращала их, а также другими приведенными в приговоре доказательствами.

У суда не было оснований не доверять показаниям потерпевшего Т., который дал С. 2000 долларов США в долг и которая ему их не вернула.

Вина А. и Б. в разбойном нападении на Л. подтверждена показаниями последнего относительно обстоятельств, при которых те совершили в отношении него указанное преступление, причинили ему телесные повреждения и завладели деньгами и имуществом, показаниями свидетеля Ч., из которых видно, что А. рассказал ему о данном нападении на вышеуказанного потерпевшего вместе с Б., показаниями осужденного Б. на предварительном следствии о том, что перед совершением нападения на Л. он от лица, дело в отношении которого в связи со смертью прекращено, получил пистолет, снаряженный металлическими шариками, заключением судебно-медицинского эксперта о характере и степени тяжести причиненных потерпевшему телесных повреждений, другими доказательствами, полно и правильно приведенными в приговоре.

Вина С., З. и А. в покушении на убийство А.В. доказана показаниями потерпевшего, подробно рассказавшего об обстоятельствах, при которых З. и А. пытались его убить, показаниями свидетеля Б.О., в присутствии которой С. говорила А. о необходимости забрать у какого-то человека золотые изделия, а его убить, тем самым решив вопрос с долгом, а затем узнала от осужденной, что с коммерсантом ничего не получилось, произошла стрельба, при которой последний ранил З., показаниями свидетеля Б.Н., из которых видно, что она слышала от С. о произошедшей в доме коммерсанта стрельбе, его не убили и расписку не взяли, а А. и З. с места происшествия скрылись на машине Б., показаниями свидетеля Б., которому С. предлагала участвовать в разборке с А.В. и забрать у него золото и долговую расписку, однако он отказался, А. же согласился участвовать в этом преступлении, после чего он, Б., дал З. свою машину на 2 дня, а затем узнал от С., что у А. была стрельба и З. скрывается на его автомашине, когда же тот вернул машину, то он в ней нашел две патронные гильзы, заключением судебно-медицинского эксперта о том, что у потерпевшего А.В. были телесные повреждения в виде множественных дробовых ранений правого бедра, ссадины лица и сотрясение головного мозга, которые причинили легкий вред здоровью, повлекший его кратковременное расстройство, другими доказательствами, приведенными в приговоре.

Заявление осужденной С. об алиби судом проверено и отвергнуто, поскольку не нашло своего подтверждения и материалами дела опровергнуто.

Как видно из показаний осужденного А. в судебном заседании, указанное преступление им, З. и С. было совершено организованной группой.

Вина А. в причинении смерти М.М. по неосторожности подтверждена показаниями самого осужденного на предварительном следствии при допросе в качестве подозреваемого и при проведении следственного эксперимента с выходом на место происшествия относительно обстоятельств, при которых это произошло, показаниями свидетеля Т. на предварительном следствии, которой осужденный сказал, что убийство М.М. совершил он, А., заключением судебно-медицинского эксперта о причине смерти М.М., другими приведенными в приговоре доказательствами.

При проверке материалов дела на нашли подтверждения высказанные в жалобе осужденного А. утверждения, что первоначальные показания на предварительном следствии он дал в результате недозволенных методов ведения следствия.

Как усматривается из материалов дела, суд проверил заявление А. об алиби и обоснованно его отверг, так как данное заявление не нашло своего подтверждения и материалами дела опровергнуто.

Суд проверил причину изменения свидетелем Т.А. показаний и пришел к правильному выводу, что оно связано с ее желанием помочь А. избежать уголовной ответственности за содеянное, с которым она состоит в близких отношениях.

Вина З. в незаконном приобретении, передаче, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов и А. в незаконном ношении и передаче огнестрельного оружия и боеприпасов доказана показаниями потерпевшего А.В., который видел в руках А. обрез двухствольного охотничьего ружья, который тот приставлял к его голове, показаниями осужденного Б., узнавшего от А., что он стрелял из обреза охотничьего ружья в А.В., и обнаружившего в своей машине, которую он давал З., две гильзы от патронов, показаниями самого А. о том, что указанный обрез ружья, в котором находилось два патрона, ему дал З. и что этот обрез он нес до дома А.В., а затем, когда бежали с места происшествия к автомашине, передавали обрез друг другу, после чего обрез ружья остался в машине, другими доказательствами, приведенными в приговоре.

Вина З. в незаконном приобретении, хранении и перевозке огнестрельного оружия и боеприпасов подтверждена также показаниями потерпевшей Г., ее дочери С.А., потерпевших В. и М. на предварительном следствии, из которых видно, что у того при разбойных на них нападениях имелся обрез ружья, протоколами опознания Г., С.А. и М. осужденного З., у которого имелся обрез ружья при разбойных на них нападениях, показаниями осужденной С. на предварительном следствии о том, что обрез ружья она передавала сыну перед квартирами потерпевших и он с обрезом заходил в квартиры, другими приведенными в приговоре доказательствами.

Вина С. и З. в разбойных нападениях, помимо показаний самих осужденных, доказана показаниями потерпевших Г., В. и М. на предварительном следствии, другими приведенными в приговоре доказательствами и не оспаривается в кассационных жалобах.

Суд по причинам, исключающим возможность явки потерпевших Г., В. и М., обоснованно огласил их показания на предварительном следствии.

Исходя из устойчивости, предварительного сговора, тщательного планирования, распределения ролей при совершении преступлений, постоянство связей между С. и З., суд пришел к правильному выводу, что разбойные нападения на этих потерпевших они совершили организованной группой.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не имеется.

Таким образом, вывод суда о виновности С., З., А. и Б. в вышеназванных преступлениях основан на добытых по делу доказательствах, достоверность которых не вызывает сомнений у кассационной инстанции.

При таких данных ссылка в жалобах на неисследованность материалов дела и необходимость проведения дополнительных следственных действий является неубедительной.

Юридическая квалификация содеянного С. по ст. ст. 159 ч. 2 п. п. "б", "г", 162 ч. 3 п. "а", 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ, З. по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 162 ч. 3 п. "а" и 222 ч. 2 УК РФ, А. по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 109 ч. 1, 162 ч. 2 п. "а", "б", "в", "г" и 222 ч. 1 УК РФ и Б. по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ является правильной.

Вместе с тем, правильно квалифицировав действия осужденных по эпизодам, связанным с разбойными нападениями, суд ошибочно указал в приговоре, что эти нападения они совершили с незаконным проникновением в помещение или жилище.

Поскольку, как видно из материалов дела и показаний потерпевших, лица, совершившие на них разбойные нападения, вошли в помещение и квартиры с их разрешения, надлежит внести в приговор соответствующее изменение.

Наказание осужденным С., З., А. и Б. за указанные преступления назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о личности и всех смягчающих наказание обстоятельств, в том числе и названных в жалобах, и судебная коллегия, несмотря на внесенное в приговор изменение, не находит оснований для его смягчения.

Что же касается осуждения З. по эпизоду, связанному с потерпевшим Л., то, правильно установив фактические обстоятельства дела, суд ошибочно квалифицировал его действия по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ.

Как видно из показаний осужденных Б. и А., они с З. и лицом, дело в отношении которого было прекращено в связи с его смертью, договорились ограбить Л.

Эти их показания ничем по делу не опровергнуты.

Помимо этого из материалов дела усматривается и это признано самим судом в приговоре, З. соисполнителем преступления не был. Он только оказал пособничество в его совершении.

При таких данных содеянное осужденным З. подпадает под признаки ст. ст. 33 ч. 5 и 161 ч. 2 п. "а" УК РФ, по которой и надлежит квалифицировать его действия.

Кроме того, правильно придя к выводу, что по эпизоду, связанному с незаконным приобретением З. и ношением газового оружия истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности, суд ошибочно назначил ему наказание, освободив последнего от его отбывания, поскольку в этом случае он должен был дело прекратить.

Поэтому приговор в этой части в отношении З. подлежит отмене с прекращением дела.

Как видно из материалов дела, суд освободил С. от уголовной ответственности по ст. 222 ч. 1 УК РФ в части незаконных действий с обрезом охотничьего одноствольного ружья 20 калибра 5-ю патронами к нему 20 калибра, порохом "ДОП-об" и "Сокол" общей массой 68.57 гр. На основании примечания к вышеуказанной статье и уголовное преследование в отношении нее в этой части прекратил, в то же время в приговоре указал, что она совершила незаконные действия с огнестрельным оружием, боеприпасами и взрывчатыми веществами.

В связи с этим в приговор надлежит внести соответствующее изменение.

При назначении З. наказания по ст. ст. 33 ч. 5 и 161 ч. 2 п. "а" УК РФ судебная коллегия учитывает характер и степень общественной опасности преступления, положительные данные о его личности и первую судимость как смягчающее наказание обстоятельство.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Орловского областного суда от 29 октября 2001 года в отношении С., З., А. и Б. изменить:

исключить из приговора указание о том, что А. и Б. разбойное нападение на Л. совершили с незаконным проникновением в помещение, а С. и З. разбойные нападения на Г., В. и М. совершили с незаконным проникновением в жилище;

исключить из приговора указание суда о виновности С. в незаконных действиях с огнестрельным оружием, боеприпасами и взрывчатыми веществами;

переквалифицировать действия З. по эпизоду с потерпевшим Л. со ст. 162 ч. 3 п. "а" на ст. ст. 33 ч. 5 и 161 ч. 2 п. "а" УК РФ, назначив ему по этой статье лишение свободы на 4 года.

По совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 33 ч. 5 и 161 ч. 2 п. "а", 162 ч. 3 п. "а" и 222 ч. 2 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить лишение свободы на 13 лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Тот же приговор в части осуждения З. по ст. 222 ч. 4 УК РФ отменить и дело прекратить.

В остальном приговор в отношении них оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"