||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 марта 2002 г. N 5-о02-13

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кузнецова В.В.

судей Батхиева Р.Х., Лаврова Н.Г.

рассмотрела 26 марта 2002 года в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Р.Д., Р.Т., Б.В.Д., Х., адвокатов Поляковой Т.А., Лукашовой Е.В., Леоновой Е.В. и Хоменко С.В. на приговор Московского городского суда от 6 сентября 2001 года, по которому

Р.Д., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы:

- по ст. ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 6 лет;

- по ст. ст. 30 ч. 1, 159 ч. 3 п. "а", "б" УК РФ на 5 лет;

- по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

По ст. 210 ч. 1, ст. 163 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ оправдан за недоказанностью вины;

Р.Т. (К.),

<...>, ранее не судимая,

осуждена к лишению свободы:

- по ст. ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 6 лет;

- по ст. ст. 30 ч. 1, 159 ч. 3 п. "а", "б" УК РФ на 5 лет;

- по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

По ст. 210 ч. 2, ст. 327 ч. 1 и ч. 2 УК РФ оправдана за недоказанностью вины;

Б.В.Д., <...>, ранее судимый 14 апреля 1997 года по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года,

осужден к лишению свободы:

- по ст. ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 6 лет;

- по ст. ст. 30 ч. 1, 159 ч. 3 п. "а", "б" УК РФ на 5 лет;

- по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

По ст. 210 ч. 2 УК РФ оправдан за недоказанностью вины.

На основании ст. 74 ч. 5 и ст. 70 УК РФ отменено условное осуждение и присоединено неотбытое наказание по приговору от 14 апреля 1997 года, и окончательно назначено наказание в виде 11 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества;

Х., <...>, не имеющего судимости,

осужден к лишению свободы:

- по ст. 147 ч. 3 УК РСФСР (в редакции Закона от 1961 года) на 4 года с конфискацией имущества;

- по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 6 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст. 30 ч. 3, ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" и ст. 327 ч. 1 УК РФ оправдан за недоказанностью вины.

Заслушав доклад судьи Лаврова Н.Г., объяснения осужденной Р.Т., адвокатов Хоменко С.В. и Леоновой Л.Ю., поддержавших доводы кассационных жалоб, заключение прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор в части осуждения Р.Д., Р.Т., Б.В.Д. по ст. 30 ч. 3, ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ в отношении К.; Р.Д. и Р.Т. в отношении П.; Р.Д., Р.Т. и Б.В.Д. по ст. 30 ч. 1, ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ в отношении А. и Д.; Р.Д. и Б.В.Д. в отношении Т.; Р.Д. в отношении А. и Л., а Х. по ст. 147 ч. 3 УК РСФСР в отношении П.З. отменить и дело прекратить за недоказанностью вины, в части осуждения Р.Д. и Р.Т. по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ в отношении Ц., а Р.Т. также в отношении К. изменить, снизить установленный судом размер похищенного; в отношении Р.Д. и Б.В.Д. изменить, исключить из их осуждения по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ эпизоды в части осуждения Р.Д. и Б.В.Д. - в отношении потерпевшего Т., а Р.Д. - в отношении потерпевших Л. и А.; смягчить назначенное по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ Р.Д., Р.Т. и Б.В.Д. наказание; отбывание лишения свободы Х. назначить в исправительной колонии общего режима, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Р.Д., Р.Т., Б.В.Д. признаны виновными в приготовлении к мошенничеству, покушении на мошенничество, а также мошенничество, совершенные неоднократно, с причинением значительного ущерба гражданину, организованной группой, в крупном размере.

Х. признан виновным в совершении мошенничества, с причинением значительного ущерба гражданину, организованной группой, в крупном размере.

Преступления совершены в период времени с августа 1996 года по июнь 1999 года в г. Москве и Московской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании все осужденные вину не признали.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный Б.В.Д. указывает, что судебное следствие проведено односторонне, с обвинительным уклоном, а выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Утверждает, что в сделках с квартирами он участия не принимал и денег за это не получал. Считает, что его опознание по фотографиям проведено с нарушением закона. Анализируя показания осужденных, свидетелей и потерпевших, делает вывод о том, что его вина в мошенничестве не доказана и просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение;

- адвокат Лукашова Е.В. в защиту интересов осужденного Б.В.Д. указывает, что вывод суда о виновности Б.В.Д. не подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами, а доводы Б.В.Д. не опровергнуты. Просит приговор отменить, а дело прекратить;

- осужденный Р.Д., не оспаривая правильность установленных судом обстоятельств, вместе с тем указывает, что при назначении ему наказания судом не было принято во внимание состояние его здоровья, семейное положение, а также характеризующие его данные. По его мнению, суд также не учел, что потерпевшие не указывали на него как лицо, совершившее в отношении них противоправные действия. Просит приговор изменить и смягчить ему наказание;

- адвокат Полякова Т.А. в защиту интересов осужденного Р.Д. указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Анализируя показания осужденных, потерпевших и свидетелей, делает вывод о том, что вина Р.Д. в совершении преступлений не доказана. По ее мнению, никаких доказательств о причастности Р.Д. к мошенничеству в отношении А. и Т. не приведено, в основу приговора положены противоречивые показания потерпевших К., Д., свидетелей О. и Е., а опознание К. Р.Д. проведено с нарушением закона. Просит приговор отменить, а дело прекратить;

- осужденная Р.Т. указывает, что предварительное и судебное следствие проведено односторонне, с обвинительным уклоном, протокол очной ставки от 24 сентября 1998 года сфальсифицирован. Утверждает о том, что мошенничество не совершала, а только оказывала посреднические услуги потерпевшим в приобретении ими альтернативного жилья. Считает, что ее действия могут быть квалифицированы только по ст. 171 УК РФ как незаконное предпринимательство. Полагает, что органы следствия и суд безосновательно отказали ей в ходатайствах о допросе свидетелей и истребовании документов. По ее мнению, в основу приговора положены лишь противоречивые показания свидетелей Е., О., П. и В., которые оговорили ее, а свидетель В.И. является невменяемой. Полагает также, что при назначении ей наказания суд не учел ее семейное положение, наличие на ее иждивении четырех малолетних детей. Просит приговор изменить и смягчить ей наказание;

- адвокат Хоменко С.В. в защиту интересов осужденной Р.Т. указывает, что вывод суда о том, что Р.Т. обманывала участников сделок по продаже квартир, не основан на материалах дела, Р.Т. свои обязательства перед потерпевшими выполнила, все потерпевшие получили оговоренные суммы и альтернативное жилье. Полагает, что доводы Р.Т. о том, что деньги от продажи квартир ею не присваивались, ничем не опровергнуты. По ее мнению, действия Р.Т. носили характер гражданско-правовых сделок и не содержат состав мошенничества. Полагает, что действия Р.Т. могли быть квалифицированы по п. "а" ч. 2 ст. 171 УК РФ как незаконное предпринимательство. Просит приговор изменить, переквалифицировать действия Р.Т. по эпизодам в отношении Т., Л., А., К., К. и Ц. со ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на п. "а" ч. 2 ст. 171 УК РФ, а в остальной части приговор отменить и дело прекратить за отсутствием состава преступления. Просит также применить в отношении Р.Т. акт об амнистии и освободить ее от наказания;

- осужденный Х. считает, что приговор является незаконным и просит приговор отменить, а дело прекратить;

- адвокат Леонова Л.Ю. в защиту интересов осужденного Х. указывает, что вывод суда о виновности Х. в совершении мошенничества носит предположительный характер и не основан на материалах дела, показания потерпевшего П.З. являются противоречивыми, а к показаниям свидетелей М. и Ч. следует отнестись критически. По ее мнению, показания свидетелей С., И. и В. не свидетельствуют о том, что Х. не передал полученные за проданную квартиру деньги П.З., а показания свидетеля Е. противоречат показаниям других свидетелей. Указывает, что все потерпевшие написали заявления в правоохранительные органы лишь через длительный период времени 6, 11 месяцев и свыше года, показания свидетеля Т. содержат противоречия, а вывод суда о том, что приобретенные для потерпевших дома непригодны для проживания, опровергаются показаниями свидетелей и видеозаписью. Полагает, что показания потерпевших К. оглашены с нарушением закона, а показаниям других свидетелей не дана надлежащая оценка. Анализируя имеющиеся доказательства, делает вывод о недоказанности вины Х. в совершении мошенничества. Считает, что суд без достаточных оснований назначил Х. отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима. Просит приговор отменить и дело прекратить за отсутствием в действиях Х. состава преступления.

В возражениях на жалобы осужденных и их защитников потерпевшие К.С. и К.Н., указывая на несостоятельность изложенных в жалобах доводов, просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия находит вывод суда о виновности Р.Д., Р.Т., Б.В.Д. и Х. в совершении мошенничества в отношении К. основанным на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ которых содержится в приговоре.

Так, из показаний потерпевшей К.Т. следует, что К. (Р.Т.) предложила им продать трехкомнатную квартиру, а взамен купить однокомнатную квартиру, дом в деревне и получить доплату, забрала их документы на квартиру, паспорта. После заключения договора купли-продажи дома в д. Потапово, К. сказала, что их квартира продается за 30 тыс. долларов США, из которых 5 тыс. долларов она возьмет за работу, а за 25 тыс. долларов купит им однокомнатную квартиру. Однако, после продажи ее трехкомнатной квартиры, К. однокомнатную квартиру им не купила и деньги не отдала. Ее дети Ольга и Вадим ездили в Зеленоград, а когда вернулись, рассказали, что их отвезли в лес, Вадима избили, и под угрозой облить бензином и поджечь заставили написать расписку о получении денег за проданную квартиру.

Аналогичные показания дали потерпевшие К.О. и К.В., которые дополнили, что Х. вместе с К. занимался продажей их квартиры, возил их на машине за документами, присутствовал при заключении договора купли-продажи квартиры. Когда они приехали в Зеленоград, чтобы выяснить о доплате за квартиру, то их отвезли в лес, К.В. избили, и под угрозой облить бензином и поджечь потребовали написать расписку о получении денег за проданную квартиру.

Свои показания К.Т. и К.О. подтвердили на очной ставке с К., а К.О. и К.В. также и с Р.Д., дополнив, что именно Р.Д. вместе с Васей (Б.В.Д.) избили ее брата в лесу и требовали написать расписку.

Эти показания К.Т., К.О. и К.В. согласуются между собой и соответствуют другим приведенным в приговоре доказательствам: показаниям свидетелей Б., М., а также материалам дела: протоколам опознания К.О. и К.В. Р.Д., а К.В. и Б.В.Д. как лиц, которые вывозили их в лес и, угрожая поджечь, заставили написать расписку о получении денег за проданную квартиру; договору купли-продажи дома и земельного участка К. в д. Потапово; расписками К.; договору купли-продажи квартиры, заключенному между К. и Б.; актам почерковедческих экспертиз.

Оснований не доверять показаниям потерпевших К. у суда не имелось, о чем правильно указано в приговоре.

Нельзя признать состоятельными и доводы жалобы о том, что суд огласил показания потерпевших К., данные на предварительном следствии в нарушение закона.

Как видно из материалов дела суд принимал меры для обеспечения явки в судебное заседание указанных лиц. Поскольку установить место нахождения потерпевших не представилось возможным, суд обоснованно признал причину их неявки исключающей возможность их допроса в судебном заседании.

Оглашение судом показаний указанных выше потерпевших, данных ими в ходе предварительного следствия, в данном случае не противоречат требованиям ст. 286 УПК РСФСР.

Из показаний осужденного Х., данных на предварительном следствии, следует, что после подписания договора купли-продажи квартиры К. он привез документы в фирму "Ритак", где сотрудница фирмы передала ему деньги за квартиру в сумме 20 тыс. долларов, которые он передал К.

Доводы осужденных Р.Т. и Х. о том, что в сделке с квартирой К. они являлись только посредниками, деньги за квартиру К. не похищали и последних не обманывали, а также доводы осужденных Р.Д. и Б.В.Д. о их непричастности к этому преступлению, опровергаются приведенными выше доказательствами, в том числе показаниями свидетеля Е., из которых видно, что Х. обратился в фирму "Ритак" с предложением продать квартиру К. и именно ему он передал для продавцов деньги.

В обоснование вины осужденных в приговоре приведены также показания свидетелей Б., В., Щ., И., Ж., протокол опознания свидетелем М. К. и Р.Д. как лиц, участвовавших при купле-продаже квартир, в том числе квартиры К., а И. Р.Д., который приезжал для осмотра дома, приобретенного впоследствии для К.

Доводы Р.Д. о том, что его опознание проведено с нарушением закона, проверялись судом и получили надлежащую оценку в приговоре, не соглашаться с которой у судебной коллегии оснований не имеется.

Вывод суда о виновности Р.Т. и Х. в совершении мошенничества в отношении Т. основан на показаниях потерпевшего Т., свидетелей К., Л., а также материалах дела.

Как видно из показаний потерпевшего Т., К. и Б.В.Д. попросились пожить в его квартире, а затем предложили ему купить дачу, а квартиру сдавать на лето, обещая за это по 400 - 500 рублей ежемесячно. Он никогда не собирался продавать квартиру и, подписывая договор у нотариуса, был уверен, что приобретает дачу. После подписания договора К. и Х. отвезли его в частный дом в д. Осипово. Никаких денег он не получал.

Признавая эти показания Т. достоверными, суд правильно указал, что они согласуются с показаниями свидетеля Р. и соответствуют другим приведенным в приговоре доказательствам.

Так, из показаний свидетеля К. следует, что переговоры от имени продавца квартиры вел Х., который оформлял все сделки и которому он непосредственно передал за квартиру 10 тысяч долларов при заключении договора и 14 тысяч долларов после выписки из квартиры Т., а всего передал Х. 24 тысячи долларов.

Из показаний свидетеля Л. видно, что заявление на приватизацию квартиры Т. написала женщина, которую она впоследствии опознала как К., которая приходила вместе с Х. и интересовалась, когда будут готовы документы на квартиру.

Факт совершения посреднических действий при продаже квартиры Т. через фирму "Гранд" не отрицают и сами осужденные Х. и Р.Т.

В обоснование вины Р.Т. и Х. в приговоре приведены и другие доказательства: показания свидетелей Б., Т., М., К., Р., подробно изложенные в приговоре, а также материалы дела: договору купли-продажи дома и земельного участка Т. в д. Осипово; договор купли-продажи квартиры, заключенному между Т. и К.; актам почерковедческих экспертиз, и другие.

Доводы осужденного Х. о том, что деньги за проданную квартиру Т. последнему передал покупатель К., а также доводы Р.Т. об отсутствии у нее умысла на завладение имуществом Т. путем обмана, опровергаются приведенными выше доказательствами и обоснованно признаны несостоятельными.

Изменение свидетелем К. в судебном заседании своих первоначальных показаний, а также расписка о том, что Т. получил от К. 144 млн. руб., на которые ссылаются в жалобах защитники как доказательство передачи Т. денег, являлись предметом тщательного исследования в судебном заседании и получили надлежащую оценку в приговоре в совокупности с другими доказательствами.

Вместе с тем, вывод суда о причастности к данному преступлению Р.Д. и Б.В.Д. не основан на материалах дела, из которых следует, что никто из свидетелей не подтвердил тот факт, что в совершении указанных сделок с квартирой Т. принимали участие Р.Д. и Б.В.Д., которые также отрицают к этому свою причастность. Каких-либо доказательств, свидетельствующих об их причастности к мошенничеству в отношении Т., в материалах дела не имеется и в приговоре не приведено.

Поэтому приговор в части осуждения Р.Д. и Б.В.Д. по этому эпизоду подлежит отмене, а дело прекращению за недоказанностью вины.

Вывод суда о виновности Р.Т. и Б.В.Д. в совершении мошенничества в отношении Л. и А. основан на приведенных в приговоре показаниях потерпевших, свидетелей и материалах дела.

Как следует из показаний потерпевшей Л., в августе 1997 года К. и Б.В.Д. предложили им с мужем обменять их квартиру на дом в деревне с доплатой в сумме 15 тысяч долларов. К. стала собирать необходимые документы, а в сентябре 1997 года заключили договор купли-продажи полдома в д. Акатово. Со слов К. купленная часть дома стоила 90 млн. рублей, а их квартира оценена в 34 тысячи долларов, и доплата должна была составить 15 тысяч долларов. Однако Б.В.Д. отдал ей 3 млн. рублей, а мужу 4 млн. рублей. Впоследствии муж ей рассказал, что его заставили написать расписку о получении денег за проданную квартиру, хотя никаких денег не дали.

Потерпевший Л. дал аналогичные показания и дополнил, что после заключения договора купли-продажи квартиры его привезли в бар, где незнакомые ребята заставили его написать расписку о получении всех денег за проданную квартиру, хотя ему отдали 4 млн. рублей.

Из показаний свидетеля Е. видно, что интересы продавцов квартиры Л. представляла К., которая собрала необходимые документы и присутствовала при заключении договора купли-продажи. Квартира Л. была оценена в 30 тыс. долларов США и сумма доплаты Л. должна была составлять 80 млн. рублей. Деньги за проданную квартиру более 10 000 долларов США она передала К.

Признавая показания потерпевших Л. достоверными, суд обоснованно указал, что они согласуются между собой и соответствуют показаниям свидетелей Б., Н., подробно изложенным в приговоре; показаниям свидетеля Б. о том, что он по просьбе Б.В.Д. привез Л. в бар г. Гагарина, где их ждали двое ребят, которые заставили Л. написать расписку о получении всех денег за проданную квартиру, хотя он дал ему только 4 млн. рублей; показаниям свидетеля П. о том, что по требованию Б.В.Д. он поставил подпись на расписке Л., так как рассчитывал получить деньги за проданный им дом. Передавались ли Л. деньги за дом, он не видел и не знает.

Вывод суда о виновности Р.Т. и Б.В.Д. в совершении мошенничества в отношении А. подтверждается:

- показаниями потерпевшей А.Е. о том, что К. и Б.В.Д. предложили продать ее квартиру, а взамен купить дом и получить доплату в 80 млн. руб. Однако после покупки части дома и продажи их квартиры, К. и Б.В.Д. перевезли их в дом в д. Акатово, отдали им только 10 млн. руб., а остальные деньги в сумме 70 млн. руб. не отдали;

- аналогичными показаниями потерпевшего А., который дополнил, что деньги за часть дома отдал Б.В.Д. После продажи их квартиры К. передала ему 2 тысячи долларов, обещая оставшуюся часть в сумме 60 млн. рублей отдать через 2 недели, но деньги не отдала;

- показаниями потерпевшей А.Е. о том, что после подписания договора купли-продажи квартиры она по просьбе К. написала расписку о получении денег за квартиру, хотя последняя ей деньги не отдавала;

- показаниями свидетеля Е., из которых видно, что за квартиру А. было получено 40.500 долларов США, которые он передал К. и Р.Д. Из этих денег К. и Р.Д. отдали ему долг;

- показаниями свидетелей Б., Ю., Н., З. и Б., а также материалами дела, подробно изложенными в приговоре.

Доводы Р.Т. и Б.В.Д. о своей невиновности в совершении мошенничества в отношении Л. и А. опровергаются приведенными выше доказательствами и обоснованно признаны судом несостоятельными.

Показания свидетеля Ю. и Е. (О.) о передаче денег А., на которые ссылаются в жалобах осужденные, исследовались судом и получили надлежащую оценку в совокупности с другими доказательствами.

Вместе с тем, вывод суда о причастности к данному преступлению Р.Д. не основан на материалах дела, из которых следует, что никто из свидетелей не подтвердил тот факт, что в совершении указанных сделок принимал участие Р.Д., который также отрицает к этому свою причастность. Каких-либо доказательств, свидетельствующих о его причастности к мошенничеству в отношении Л. и А., в материалах дела не имеется и в приговоре не приведено.

Поэтому приговор в части осуждения Р.Д. по этим эпизодам подлежит отмене, а дело прекращению за недоказанностью вины.

Основан на материалах дела и вывод суда о виновности Р.Д. и Р.Т. в совершении мошенничества в отношении Ц., а Р.Т. также и в отношении К.

Как видно из показаний потерпевшей Ц., Р.Т. и Р.Д. часто давали ей деньги небольшими суммами по 10 - 15 рублей, приносили спиртное и уговаривали обменять ее квартиру на другую в Тверской области. Она отказывалась поменять квартиру, но Р.Д. потребовал от нее вернуть затраченные деньги в сумме 5 тысяч рублей, поэтому вынужденно согласилась на обмен с доплатой в 15 тысяч долларов США. Приватизацией и продажей ее квартиры занимались Р. вместе с В. и П. После подписания договора купли-продажи своей квартиры Р.Т. дала ей 3 тысячи долларов, из которых 1 тысячу Р.Т. взяла у нее в долг. По просьбе В. она написала расписку о получении денег, однако, после переезда в квартиру в п. Редкино Тверской области никаких денег больше не дали.

Из показаний свидетеля В. следует, что Р.Д. обратился к ней с просьбой помочь ему продать квартиру Ц., рассчитывая получить за нее 22 - 23 тысячи долларов. По договоренности с Р. она должна была найти покупателя, а Р. найти и купить квартиру для Ц. в Тверской области. Купив для Ц. квартиру в Тверской области на деньги Р., они продали квартиру Ц. в Зеленограде М. за 22 500 долларов США, которые она передала Р.Т. У нее дома Ц. написала расписку о получении за квартиру всех денег, хотя деньги были у Р.Т.

Свидетель П. подтвердил тот факт, что Р.Д. и Р.Т. принимали участие в сделке с квартирой Ц. как посредники, в том числе оплачивали долги за квартиру Ц., а свидетели М. подтвердили факт приобретения ими квартиры Ц.

Свидетель А. пояснил, что за квартиру в Тверской области Р.Т. заплатила ему 6 тысяч долларов США.

В обоснование вывода о виновности Р.Т. в мошенничестве в отношении К. суд привел показания потерпевшей К. о том, что Р.Т. предложила ей обменять квартиру в Москве на квартиру в Тверской области с доплатой в 5 тысяч долларов США. Поскольку Р.Т. (с ее слов) заплатила за нее 1 500 долларов, она согласилась. После продажи ее квартиры в Москве и покупки для нее квартиры в п. Озерки Тверской области, сотрудник фирмы, занимавшийся обменом, передал ей 5 тысяч долларов США; показания свидетелей Б.К.В. и Б.В.А., которые подтвердили факт покупки квартиры К. через фирму "Техинторг-риэлт" за 25 тысяч долларов, а свидетели А. и В. показали, что после подписания с К. договора об оказании услуг по продаже квартиры, они договорились с К., что доплата будет определена в размере разности между суммой продажи квартиры в Москве и приобретения квартиры в Тверской области. Стоимость квартиры К. составила 25 тысяч долларов; показания свидетеля А. о том, что за квартиру в пос. Озерки В. заплатил ему 3 800 долларов США, а также материалы дела, подробно изложенные в приговоре.

Факт своего участия в сделках с квартирами Ц. и К. не отрицает и сама Р.Т.

Доводы Р.Д. и Р.Т. о своей непричастности к совершению мошенничества в отношении Ц., а Р.Т. и в отношении К. опровергаются приведенными выше доказательствами и обоснованно признаны судом несостоятельными.

Органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений УПК РСФСР, влекущих отмену приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Квалификация действий Р.Д., Р.Т., Б.В.Д. и Х. по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ является правильной.

Вместе с тем, вывод суда о том, что Р.Т. и Р.Д. похитили имущество Ц. путем обмана и злоупотребления доверием в сумме 23 500 долларов США эквивалентных 145 700 руб., а Р.Т. также похитила имущество К. на сумму 25 000 долларов США, эквивалентных 605 750 руб. сделан без учета всех обстоятельств.

Так, из материалов дела видно, что часть вырученной от продажи квартиры Ц. суммы (по показаниям представителя продавца А. - 6 тысяч долларов, а по договору купли-продажи - 40 тысяч рублей) была израсходована на приобретение для Ц. квартиры в Тверской области, а 3 тысячи долларов были непосредственно передано Ц. Р.Т. Кроме того, (по показаниям потерпевшей К. и осужденной Р.Т.) из вырученной от продажи квартиры К. суммы 3 800 долларов США было затрачено на приобретение квартиры в Тверской области для К., и 5 тысяч долларов непосредственно передано Р.Т. К. в качестве доплаты.

При таких обстоятельствах, установленный судом размер похищенного Р.Д. и Р.Т. по эпизоду в отношении Ц. подлежит снижению до 14.500 долларов США, а Р.Т. по эпизоду в отношении К. до 16.200 долларов США.

Кроме того, приговор в части осуждения Х. в совершении мошенничества в отношении П.З.; Р.Т., Р.Д. и Б.В.Д. в покушении на мошенничество в отношении К.; Р.Т. и Р.Д. в отношении П.; приготовлении к мошенничеству Р.Д., Р.Т. и Б.В.Д. в отношении А. и Д., а Р.Т. в покушении на мошенничество в отношении Вей ко нельзя признать законным и обоснованным.

Как видно из материалов дела, в обоснование вины осужденных в совершении указанных преступлений суд сослался на показания потерпевших, свидетелей и материалы дела.

Вместе с тем, (по эпизоду в отношении П.З.) из показаний П.З. следует, что его избили, но кто не знает. Х. предлагал обменять квартиру на дом в деревне или продать квартиру. О том, что он подписывал договор купли-продажи своей квартиры, не помнит. В декабре 1996 года он узнал, что в его квартире проживают чужие люди.

Из показаний свидетелей И., В. и Е. видно, что в их фирму обратился Х. с предложением о продаже квартиры, принадлежащей П.З. После заключения договора купли-продажи квартиры П.З. Х. были переданы деньги за квартиру через их фирму, (какую сумму передали Х. не указывают).

Суд сделал вывод о том, что Х. присвоил переданные ему за квартиру П.З. деньги в сумме 25 тыс. долларов, исходя из того, что эта сумма была передана покупателем С. для покупки однокомнатной квартиры и хранилась в сейфе фирмы "Ритак".

Х. не отрицая факт посредничества при совершении сделки с квартирой П.З. через фирму "Ритак", указал, что после продажи этой квартиры Е. ему передал 13 тыс. долларов. При этом, ранее, для покупки дома в деревне для П.З. Е. ему дал 5 тыс. долларов в долг.

Из его же показаний следует, что 13 тыс. долларов он передал П.З., из которых 500 долларов П.З. дал ему за работу. Расписку от П.З. о получении 13 тыс. долларов он передал Е.

Из показаний свидетеля Б. следует, что при заключении договора купли-продажи квартиры присутствовал П.З., который сам подписал договор.

По заключению почерковедческой экспертизы подписи от имени П.З. в договоре выполнены, вероятно, П.З.

Таким образом, вывод суда о том, что Х. похитил 25 тыс. долларов путем обмана, носит предположительный характер и не основан на материалах дела. Доводы Х. о том, что он передал П.З. 13 тыс. долларов, ничем не опровергнуты.

По эпизоду в отношении К.

Все осужденные вину не признали.

Р.Т. показала, что К. хотела продать квартиру, купить дом и получить доплату. Она помогла К. оформить на последнюю часть дома в д. Воробьево и прописаться там.

Р.Д. и Б.В.Д. показали, что никакого отношения к сделкам с квартирами, в том числе К., они не принимали, с К. знакомы не были.

Из показаний свидетелей К.Н. и К.С. видно, что их мать К. сообщила, что ей предложили обменять квартиру на дом в деревне с доплатой. Через некоторое время узнали, что мать умерла.

Указав, что своими действиями Р.Т. намеревалась похитить имущество и приобрести право на имущество К. путем обмана и злоупотребления доверием, а также о причастности к данному преступлению Р.Д. и Б.В.Д., суд не привел в приговоре доказательства, свидетельствующие об этом. Не имеются они и в материалах дела.

По эпизоду в отношении А.

На предварительном следствии и в судебном заседании Р.Д. и Б.В.Д. отрицали свою причастность к совершению этого преступления, Р.Т. вину не признала и пояснила, что намеревалась провести законную сделку и поменять квартиру А. на свою квартиру с доплатой.

Из показаний потерпевшего А. следует, что К. и Б.В.Д. предлагали продать его квартиру или обменять на дом с большой доплатой.

Из показаний свидетелей К. и И., на которые сослался суд в приговоре, следует, что К. и Б.В.Д. привозили к ним домой из Зеленограда мужчину, которого поили водкой.

Таким образом, вывод суда о том, что Р.Т., Р.Д. и Б.В.Д. совершили действия, создающие условия для завладения имуществом потерпевшего А., однако не смогли довести свой умысел до конца по причинам, не зависящим от их воли, не основан на приведенных в приговоре доказательствах.

По эпизоду в отношении П.

Из показаний потерпевшей П. видно, что К. покупала ей водку, перевезла в деревню, убедила ее подписать договор купли-продажи дома и уговаривала остаться жить в деревне, а квартиру продать, обещая заплатить около 200 млн. руб.

Из показаний свидетеля Д. следует, что К. приходила к ней домой и просила уговорить дочь П. продать свою квартиру. От дочери ей известно, что К. спаивала П. водкой и уговаривала продать квартиру или поменять на дом в деревне с доплатой.

Указывая, что Р.Т. и Р.Д. не смогли довести свой умысел до конца по причинам, не зависящим от их воли, суд не привел никаких доказательств, обосновывающих данный вывод.

Как следует из материалов дела, Р.Т. и Р.Д. отрицают какую-либо причастность к совершению мошенничества, в том числе в отношении П., а каких-либо доказательств, свидетельствующих о том, что Р.Д. и Р.Т. намеревалась похитить имущество и приобрести право на имущество П., в материалах дела не имеется и в приговоре не приведено.

По эпизоду в отношении Д.

Р.Т., Р.Д. и Б.В.Д. вину не признали. Признали лишь факт своего знакомства с Д., а Б.В.Д. и совместное распитие спиртного.

Из приведенных в приговоре показаний потерпевшего Д. следует, что К., Р.Д. и Б.В.Д. говорили ему о том, что его мать желает разменять квартиру, продать свою часть и уехать жить в деревню. Они же отвезли его в незнакомую квартиру и несколько дней поили его водкой, после употребления которой он терял сознание. Через некоторое время ему сказали, что его мать умерла, и забрали у него ключи от квартиры и паспорт. Узнав, что в его квартире прописана сестра О., К., Р.Д. и Б.В.Д. ругались на него, возили на встречу с сестрой, от которой требовали выписаться.

Из показаний свидетеля О. видно, что К. сказала ей, что Д. женится и поэтому необходимо приватизировать их квартиру, чтобы разменять. Кроме того, К. требовала с нее 2 тысячи долларов за похороны ее матери, а также 15 тысяч долларов для покупки Д. квартиры. Впоследствии Д. рассказал ей, что его держали в чужой квартире, поили водкой и хотели добиться согласия на продажу квартиры.

Вывод суда о том, что Р.Т., Р.Д. и Б.В.Д. совершили действия, создающие условия для завладения имуществом потерпевшего Д., однако не смогли довести свой умысел до конца по причинам, не зависящим от их воли, носит предположительный характер и не основан на приведенных в приговоре доказательствах.

Из вышеприведенных показаний потерпевшего Д. и свидетеля О., которые положены в основу обвинительного приговора, нельзя сделать однозначный вывод о наличии у Р.Д., Р.Т. и Б.В.Д. умысла на похищение имущества Д., а других доказательств, подтверждающих этот вывод суда в материалах дела не имеется.

По эпизоду в отношении В.И.

Р.Т., не отрицая факт своего знакомства с В.И. и оказание ему помощи в погашении долга за квартиру, в то же время указывает, что намеревалась снять квартиру для проживания. Отрицает наличие у нее умысла на мошенничество.

Из показаний потерпевшего В.И. видно, что Р. предложили ему сдать квартиру в аренду или продать, но он отказывался. Поскольку Р.Т. погасила за него задолженность по квартплате, то он согласился выплачивать ей по 500 рублей ежемесячно.

В приговоре также приведены аналогичные показания свидетеля В.И., показания свидетеля Ч. о том, что в отдел приватизации обратился В.И., заявление от имени которого написала незнакомая женщина. Через некоторое время В.И. пришел к ним в нетрезвом состоянии и спрашивал, как ему поступить т.к. у него хотят отобрать квартиру.

Согласно протоколу обыска в квартире Р.Т. были обнаружены заявления В.И. и договоры о передаче в его собственность квартиры.

Обосновывая вывод о наличии у Р.Т. умысла на мошенничество на имущество В.И., суд указывает, что ее действия соответствуют схеме по совершению других эпизодов мошенничества, в том числе вхождение в доверие к лицам, испытывающим материальные затруднения, участие в заполнении документов на приватизации квартир, а также представление ею В.И. под именем Наташа.

Однако, вывод суда о покушении Р.Т. на мошенничество в отношении В.И. не соответствует приведенным в приговоре доказательствам, показаниям самого потерпевшего. Ни одно из указанных обстоятельств не доказывает, что умысел Р.Т. был направлен на хищение имущества В.И.

Кроме того, делая вывод о том, что преступление Р.Т. не было доведено до конца по независящим от ее воли обстоятельствам, суд не указал в приговоре эти обстоятельства.

При таких обстоятельствах приговор в части осуждения Х. в совершении мошенничества в отношении П.З.; Р.Т., Р.Д. и Б.В.Д. в покушении на мошенничество в отношении К.; Р.Т. и Р.Д. в отношении П.; приготовлении Р.Д., Р.Т. и Б.В.Д. к мошенничеству в отношении А. и Д., а Р.Т. в покушении на мошенничество в отношении В.И. подлежит отмене, а дело прекращению за недоказанностью вины.

С учетом внесенных в приговор изменений и уменьшения объема обвинения Р.Т., Р.Д. и Б.В.Д., назначенное им наказание по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ подлежит снижению.

По этим же основаниям Р.Т., Р.Д., Б.В.Д. и Х. следует исключить из приговора указание о назначении наказания по совокупности преступлений.

При назначении Х. вида исправительной колонии для отбывания наказания, суд допустил ошибку, указав строгий режим.

Поскольку Х. считается не имеющим судимости, о чем правильно указано в приговоре, и совершил тяжкое преступление, то в соответствии с п. "б" ст. 58 УК РФ для отбывания наказания ему следует назначить исправительную колонию общего режима.

В остальном жалобы осужденных и адвокатов удовлетворению не подлежат.

Руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 6 сентября 2001 года в части осуждения Р.Д., Р.Т. (К.), Б.В.Д. по ст. 30 ч. 3, ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ в отношении К.; Р.Д. и Р.Т. в отношении П.; Р.Д., Р.Т. и Б.В.Д. по ст. 30 ч. 1, ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ в отношении А. и Д.; в части осуждения Р.Д. и Б.В.Д. в отношении Т.; Р.Д. в отношении А. и Л., а также Х. по ст. 147 ч. 3 УК РСФСР в отношении П.З. отменить и дело прекратить за недоказанностью вины.

Тот же приговор в части осуждения Р.Д. и Р.Т. по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ в отношении Ц., а Р.Т. также в отношении К. изменить, снизить установленный судом размер похищенного по эпизоду в отношении Ц. до 14.500 долларов США, по эпизоду в отношении К. до 16.200 долларов США.

Тот же приговор в отношении Р.Д. и Б.В.Д. изменить, исключить из их осуждения по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ эпизоды

в части осуждения Р.Д. и Б.В.Д. - в отношении потерпевшего Т.;

в части осуждения Р.Д. - в отношении потерпевших Л. и Остаховых.

Смягчить назначенное по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ наказание:

Р.Д. и Б.В.Д. до 8 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества, каждому;

Р.Т. до 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Исключить из приговора указание о назначении Р.Т., Р.Д., Б.В.Д. и Х. наказания по совокупности преступлений.

Отбывание лишения свободы Х., назначенного по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ назначить в исправительной колонии общего режима.

В части удовлетворения исковых требований П.З. приговор отменить и дело прекратить.

Тот же приговор в части оправдания Р.Д. по ст. 210 ч. 1 УК РФ; Р.Т. и Б.В.Д. по ст. 210 ч. 2 УК РФ; Р.Д. и Р.Т. по ст. 163 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ и в остальном о них, а также в отношении Х. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и адвокатов - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"