||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 марта 2002 года

 

Дело N 66-Г02-7

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                          Потапенко С.В.,

                                                     Горохова Б.А.

 

рассмотрела в судебном заседании от 26 марта 2002 г. гражданское дело по заявлению прокурора Иркутской области о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению отдельных положений Закона Иркутской области "О местном самоуправлении в Иркутской области" по кассационному протесту прокурора Иркутской области на решение Иркутского областного суда от 1 февраля 2002 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Потапенко С.В., выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Гермашевой М.М., полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

прокурор Иркутской области просит о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению отдельных положений Закона Иркутской области "О местном самоуправлении в Иркутской области". Прокурор области указывает на то, что абзацем 2 части 1 п. 3 ст. 32 указанного Закона области установлено, что к собственным доходам местного бюджета относятся неналоговые доходы, включающие в себя: доходы от использования имущества, находящегося в муниципальной собственности; доходы от платных услуг, оказываемых бюджетными учреждениями, находящимися в ведении органов местного самоуправления; средства, полученные в результате применения мер гражданско-правовой, административной и уголовной ответственности, в том числе штрафы, конфискации, компенсации, а также средства, полученные в возмещение вреда, причиненного муниципальному образованию, иные суммы принудительного изъятия. Прокурор области полагает, что данная норма в части отнесения к собственным доходам местного бюджета средств, полученных в результате применения мер гражданско-правовой, административной, уголовной ответственности, в том числе штрафов, конфискаций, компенсаций, а также иных сумм принудительного изъятия, противоречит федеральному налоговому законодательству, так как в ней отсутствует оговорка о том, что указанные виды доходов являются собственными доходами местных бюджетов только в части, установленной федеральным и областным законодательством.

Представители Законодательного Собрания и губернатора Иркутской области требования прокурора области просили оставить без удовлетворения.

Решением Иркутского областного суда от 1 февраля 2002 г. в удовлетворении заявления прокурора Иркутской области отказано.

В кассационном протесте прокурор Иркутской области, указывая, что судом неправильно истолкован и применен материальный закон, просит об отмене решения суда первой инстанции и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного протеста прокурора, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к ее удовлетворению.

Как видно из материалов дела, п. 3 ст. 32 Закона Иркутской области "О местном самоуправлении в Иркутской области" к собственным доходам местного бюджета отнесены неналоговые доходы, включающие в себя средства, полученные в результате применения мер гражданско-правовой, административной и уголовной ответственности, в том числе штрафы, конфискации, компенсации, а также средства, полученные в возмещение вреда, причиненного муниципальному образованию, иные суммы принудительного изъятия.

При этом в оспариваемой норме областного Закона действительно специально не оговорено, что указанные средства являются собственными доходами местных бюджетов в части, установленной федеральным и областным законодательством. Однако на этот счет суд обоснованно отметил, что ст. 32 Закона области "О местном самоуправлении в Иркутской области" содержит норму о том, что формирование местного бюджета осуществляется в соответствии с федеральным и областным законодательством, и на этой основе сделал правильный вывод, что оспариваемые прокурором области положения абзаца 2 части 1 пункта 3 ст. 32 не противоречат ни ст. 41 Бюджетного кодекса РФ, устанавливающей виды доходов бюджетов, ни ст. 46 Бюджетного кодекса РФ, регулирующей порядок зачисления в бюджеты штрафов и иных сумм принудительного изъятия, ни ст. 30 Бюджетного кодекса РФ, устанавливающей принцип разграничения доходов и расходов между уровнями бюджетной системы Российской Федерации.

Выводы суда основаны на исследованных материалах, мотивированы и соответствуют действующему законодательству.

Доводы, изложенные в кассационном протесте, были проверены судом при разбирательстве дела и обоснованно по мотивам, изложенным в решении, отвергнуты как не основанные на законе и не подтвержденные материалами дела. Суд правильно применил нормы материального и процессуального права, и оснований к отмене решения не установлено.

Руководствуясь п. 1 ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Иркутского областного суда от 1 февраля 2002 г. оставить без изменения, а кассационный протест прокурора Иркутской области - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"