||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 марта 2002 г. N 45-О01-144

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Говорова Ю.В.

судей - Грицких И.И. и Сергеева А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 25 марта 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Ш., С., Г., М., Ж., М.Н., Л., Ж.В., П. и адвокатов Вотинцевой Г.В., Шадриной Ю.В., Марковой Л.П., Жилина Ф.Р., Ипатова В.В. на приговор Свердловского областного суда от 8 июня 2000 года, которым

Б., <...>, -

оправдан:

по ст. 15 УК РСФСР и п. п. "а", "в", "г", "з", "е", "и", "н" ст. 102 УК РСФСР и

осужден:

по п. п. "а", "в", "г", "е", "з", "и", "н" ст. 102 УК РСФСР к 15 годам лишения свободы с отбыванием первых 14 лет в тюрьме;

по ч. 3 ст. 144 УК РСФСР - к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 3 ст. 145 УК РСФСР - к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР - к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 4 ст. 148-1 УК РСФСР - к 6 годам лишения свободы;

по ч. 1 ст. 149 УК РСФСР - к 3 годам лишения свободы;

по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ - к 5 годам лишения свободы;

по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ - к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 1 ст. 209 УК РФ - к 14 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 1 ст. 222 УК РФ - к 3 годам лишения свободы,

а на основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР - к 15 годам лишения свободы с отбыванием первых 14 лет в тюрьме, а остального срока в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества;

Ш., <...>, -

оправдан:

по п. п. "г", "и" ст. 102 УК РСФСР;

ст. 15 УК РСФСР и п. п. "а", "в", "е", "з", "и", "н" ст. 102 УК РСФСР;

осужден:

по п. п. "а", "в", "е", "з", "н" ст. 102 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы;

по ч. 3 ст. 144 УК РСФСР - к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 3 ст. 145 УК РСФСР - к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР - к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ - к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 3 ст. 33 УК РФ и п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ - к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 1 ст. 209 УК РФ - к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 1 ст. 222 УК РФ - к 3 годам лишения свободы;

а на основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР - к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества;

Ш.С., <...>, -

оправдан:

по п. п. "г", "з", "и", "н" ст. 102 УК РСФСР;

ст. 15 УК РСФСР и п. п. "г", "и", "н" ст. 102 УК РСФСР;

осужден:

по п. п. "а", "в", "е", ст. 102 УК РСФСР к 14 годам лишения свободы;

по ст. 15 УК РСФСР и п. п. "а", "в", "е", "з" ст. 102 УК РСФСР - к 10 годам лишения свободы;

по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР - к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 4 ст. 148-1 УК РСФСР - к 6 годам лишения свободы;

по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ - к 4 годам лишения свободы;

по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ - к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 2 ст. 209 УК РФ - к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 1 ст. 222 УК РФ - к 3 годам лишения свободы;

а на основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР - к 14 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества;

С., <...>, -

оправдан:

по п. п. "а", "в", "е", "и", "н" ст. 102 УК РСФСР;

ст. 15 УК РСФСР и п. п. "а", "в", "е", "з", "и", "н" ст. 102 УК РСФСР;

осужден:

по ч. 3 ст. 144 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР - к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 2 ст. 209 УК РФ - к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

на основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР - к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, а на основании ст. 41 УК РСФСР - к 8 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Г., <...>, -

оправдан:

по п. п. "а", "в", "е", "н" ст. 102 УК РСФСР;

ст. 15 УК РСФСР и п. п. "а", "в", "е", "з", "и", "н" ст. 102 УК РСФСР;

осужден:

по ч. 3 ст. 144 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР - к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 2 ст. 209 УК РФ - к 3 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 1 ст. 222 УК РФ - к 3 годам лишения свободы;

на основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР - к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества, а на основании ч. 3 ст. 40 УК РСФСР - к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества;

У., <...>, -

оправдан:

по п. п. "а", "г", "е", "н" ст. 102 УК РСФСР;

ст. 15 УК РСФСР и п. п. "а", "в", "г", "е", "з", "и", "н" ст. 102 УК РСФСР;

осужден:

по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР с применением ст. 64 УК РФ к 6 годам лишения свободы без конфискации имущества;

по ч. 4 ст. 148-1 УК РСФСР - к 5 годам лишения свободы;

по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ - к 3 годам лишения свободы;

по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ - к 5 годам лишения свободы без конфискации имущества;

по ч. 2 ст. 209 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ - к 5 годам лишения свободы без конфискации имущества;

на основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР - к 6 годам лишения свободы без конфискации имущества, а на основании ст. 41 УК РСФСР - к 6 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима без конфискации имущества;

К., <...>, -

осужден:

по ч. 3 ст. 144 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 3 ст. 145 УК РСФСР - к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР - к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ - к 3 годам лишения свободы;

по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ - к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 1 ст. 209 УК РФ - к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

на основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР - к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, а на основании ч. 3 ст. 40 УК РСФСР - к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Я., <...>, -

осужден:

по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 1 ст. 209 УК РФ - к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

на основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР - к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, на основании ч. 3 ст. 40 УК РСФСР - к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

М., <...>, -

осужден:

по п. п. "а", "в", "е", "з", "н" ст. 102 УК РСФСР к 11 годам лишения свободы;

по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР - к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 2 ст. 209 УК РФ - к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

а на основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества;

Ж., <...>, -

осужден:

по п. п. "а", "в", "е", "з", "н" ст. 102 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы;

по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР - к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 2 ст. 209 УК РФ - к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

а на основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР - к 11 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества;

М.Н., <...>, -

оправдан:

по п. "и" ст. 102 УК РСФСР;

ст. 15 УК РСФСР и п. п. "а", "в", "е", "з", "и", "н" ст. 102 УК РСФСР;

осужден:

по п. п. "а", "в", "е", "з", "н" ст. 102 УК РСФСР к 14 годам лишения свободы;

по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР - к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ - к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 1 ст. 222 УК РФ - к 3 годам лишения свободы;

по ч. 1 ст. 209 УК РФ - к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

а на основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР - к 14 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества;

Х., <...>, -

оправдан:

по п. п. "а", "в", "е", "з", "и", "н" ст. 102 УК РСФСР;

ст. 15 УК РСФСР и п. п. "а", "в", "е", "з", "и", "н" ст. 102 УК РСФСР;

осужден:

по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ - к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 2 ст. 209 УК РФ - к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

а на основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР - к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества;

Л., <...>, -

оправдан по ст. 77 УК РСФСР;

осужден по ч. 5 ст. 33 УК РФ и п. п. "а", "б", "в", "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества;

Ж.В., <...>, -

осужден:

по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы;

по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ - к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 1 ст. 209 УК РФ - к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

а на основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР - к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

П., <...>, -

оправдан по ст. 77 УК РСФСР;

осужден;

по ч. 3 ст. 144 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 3 ст. 145 УК РСФСР - к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 1 ст. 318 УК РФ - к 3 годам лишения свободы;

а на основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР - к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Этим же приговором осуждены Ф., Б.А., Щ. и Г.Р., приговор в отношении которых не обжалован и не опротестован.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним, поданных Ш. и адвокатом Вотинцевой в его защиту, говорится о недоказанности вины Ш. в преступлениях, за которые он осужден. Утверждается об оговоре его К., Х., М., Г., С. и Ш.С. Отрицается вина Ш. в организации банды и использовании оружия. Содержатся просьбы о прекращении дела, в том числе в связи с отсутствием состава преступления. Ставится также вопрос об отмене конфискации имущества в связи с необоснованным ее применением.

С. в кассационной жалобе и дополнении к ней считает приговор незаконным и просит его отменить. При этом утверждает о самооговоре на предварительном следствии в результате оказанного на него "давления", о незаконности следственного эксперимента с его участием, проведенного одновременно с допросом Ш.С. Полагает, что незаконно содержался под стражей с 30 августа 1996 года по 27 января 1997 года и с 30 апреля по 1 июля 1997 года. По мнению С., судья незаконно установил ему срок ознакомления с материалами дела в судебном заседании, 10 марта 2000 года разбирательство дела судом проходило без защищавшего его адвоката Айшпора, в порядке, предусмотренном ст. 264 УПК РСФСР, он был ознакомлен лишь с частью материалов судебного заседания.

В поданных Г. кассационной жалобе и дополнениях к ней утверждается, что в ходе предварительного следствия допускались нарушения закона. В частности, его незаконно содержали под стражей с 18 февраля по 31 июня 1997 года, а по окончании предварительного следствия не ознакомили полностью с материалами дела. Суд необъективно рассмотрел дело и недостаточно тщательно исследовал обстоятельства совершения преступлений. Считает, что не был обеспечен защитой, так как адвокат присутствовал в судебном заседании не каждый день. Переквалифицировав его действия со ст. 77 УК РСФСР на ст. 209 УК РФ, суд завысил тяжесть содеянного. Отрицает участие в банде, ссылаясь на то, что не был знаком с большинством других осужденных, и просит исключить осуждение по ст. 209 УК РФ за отсутствием состава преступления. Осуждение по ст. 222 УК РФ просит исключить за истечением срока давности. Отрицает участие в краже из пищеблока больницы и просит дело в этой части прекратить. По эпизоду кражи имущества у Г.Ф. также просит прекратить дело или квалифицировать его действия как скупку краденного. Разбои просит переквалифицировать на ст. 145 УК РСФСР. Просит смягчить наказание или направить дело на новое судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе и дополнении к ней, поданных М., и кассационной жалобе, поданной в его защиту адвокатом Шадриной, отрицается участие М. в банде и говорится о необоснованном осуждении за убийство Ч. и П.Г. М. также считает, что изложенные в приговоре показания допрошенных лиц не соответствуют протоколу судебного заседания, а показания свидетеля К.А. на предварительном следствии судом не исследованы. М. считает, что в срок наказания не включено время его содержания под стражей с 30 сентября по 3 октября 1994 года, просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение. Адвокат просит исключить из приговора обвинение по ч. 2 ст. 209 УК РФ и п. п. "а", "г", "е", "з", "н" ст. 102 УК РСФСР.

Ж. и адвокатом Марковой в его защиту поданы кассационные жалобы и дополнения к ним, в которых говорится о недоказанности участия Ж. в совершенных преступлениях. В жалобах утверждается об оговоре осужденного Б. и незаконном оглашении показаний свидетеля К.А., данных на предварительном следствии. Ж. просит прекратить дело за недоказанностью его вины и уменьшить срок наказания. Адвокат ставит вопрос о прекращении дела за недоказанностью обвинения.

М.Н. в кассационной жалобе и дополнениях к ней утверждает, что предварительное следствие проводилось необъективно и с нарушениями закона. В частности, он не был ознакомлен со всеми материалами дела по окончании предварительного следствия. Суд, по мнению М.Н., рассмотрел дело с обвинительным уклоном, положив в основу приговора показания осужденных на предварительном следствии, а не в судебном заседании. Просит направить дело на новое судебное рассмотрение. В то же время просит оправдать в бандитизме, отрицая организацию банды и участие в совершаемых ею нападениях, оправдать в незаконных действиях с оружием, поскольку таковых не совершал. Разбой в отношении Д. просит квалифицировать как покушение на вымогательство, а в других разбойных нападениях просит оправдать, так как в них не участвовал.

В кассационной жалобе и дополнении к ней, поданных Л., а также кассационной жалобе, поданной в его защиту адвокатом Жилиным, содержатся просьбы об отмене приговора и прекращении дела. В обоснование жалоб утверждается, что Л. преступных действий не совершал и не знал о намерении других осужденных совершить преступление, вина его не доказана. Квалифицирующие признаки, предусмотренные п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 161 УК РФ, вменены ему необоснованно, а конфискация имущества применена незаконно. Назначенное Л. наказание является чрезмерно суровым.

Ж.В. и адвокатом Ипатовым в его защиту поданы кассационные жалобы, в которых анализируются доказательства и утверждается, что вина Ж.В. в преступлениях, за которые он осужден, не доказана, в связи с чем приговор подлежит отмене, а дело прекращению.

П. в кассационной жалобе и дополнениях к ней утверждает, что не знал о преступном характере совершаемых действий. Полагает, что на предварительном следствии и в суде было нарушено его право на защиту: по окончании предварительного следствия его ознакомили не со всеми материалами дела, не вручили приложение к обвинительному заключению, адвокат присутствовал в судебном заседании не каждый день. В основу приговора суд положил показания осужденных на предварительном следствии, а не в судебном заседании. Протокол судебного заседания неправильно отражает показания допрошенных лиц и ход судебного разбирательства дела. Осужденный просит применить в отношении него положения ст. 64 УК РФ, отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение.

В отношении Б., Ш.С., У., К., Я. и Х. дело рассматривается в порядке, предусмотренном ст. 332 УПК РСФСР.

Заслушав доклад судьи Сергеева А.А., объяснения адвоката Шпатова В.В. и осужденного С., поддержавших доводы своих кассационных жалоб, заключение прокурора Асанова В.Н. о частичной отмене и изменении приговора, Судебная коллегия считает, что приговор подлежит отмене и изменению в следующих частях.

Давая юридическую оценку действиям осужденных по отдельным эпизодам преступлений, суд квалифицировал совершенную Б., Ш. и К. кражу имущества Н. и совершенную Б. и Ш. кражу имущества со складов пищеблока центральной городской клинической больницы N 1 по ч. 1 ст. 209 УК РФ, а совершенную Б., Ш., С. и Г. кражу имущества Г.Ф. по ст. 77 УК РСФСР, указав, что виновные участвовали в совершенных бандой нападениях.

С таким выводом суда нельзя согласиться. Под нападением понимаются действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия к потерпевшим либо создания реальной угрозы немедленного применения к ним насилия. Судом же установлено, что указанные преступления совершены в отсутствие потерпевших и других лиц. По своему характеру эти хищения являются тайными, не связанными с нападениями на потерпевших. С учетом этого обстоятельства квалификация действий виновных по ч. 1 ст. 209 УК РФ и ст. 77 УК РСФСР является неправильной и подлежит исключению из приговора.

Кроме того, действия Б. по эпизоду кражи имущества Н. подлежат переквалификации с ч. 3 ст. 144 УК РСФСР на ч. 6 ст. 17 УК РСФСР и ч. 3 ст. 144 УК РСФСР, так как он непосредственно в краже не участвовал, но, в соответствии с приговором, сообщил остальным участникам преступления сведения об имуществе Н., месте нахождения их квартиры и времени отсутствия в ней потерпевших.

Я. осужден по ч. 1 ст. 209 УК РФ как один из создателей банды и участник совершенных этой бандой нападений. Доказательств же действий Я. по созданию банды в приговоре не приведено, а К., на показания которого, данные на предварительном следствии, ссылается суд, не называл Я. в числе лиц, создавших банду. Руководителем банды Я. не признан. При таких обстоятельствах его действия подлежат переквалификации с ч. 1 ст. 209 УК РФ на ч. 2 ст. 209 УК РФ, так как его участие в банде и совершаемых ею нападениях подтверждается приведенными в приговоре доказательствами.

По эпизоду разбойного нападения на Г.Д. и А. суд квалифицировал действия Х. по ч. 1 ст. 209 УК РФ, но указал признаки преступления, предусмотренного ч. 2 той же статьи: участие в банде и совершаемых ею нападениях. С учетом этого обстоятельства, а также того, что в создании банды и руководстве ею Х. не признан виновным, Судебная коллегия считает необходимым переквалифицировать его действия с ч. 1 ст. 209 УК РФ на ч. 2 ст. 209 УК РФ.

По эпизодам убийств Е., К.В., П.Г. и Ч. действия Б., наряду с другими квалифицирующими признаками, квалифицированы по п. п. "а", "е" ст. 102 УК РСФСР (убийства, совершенные из корыстных побуждений с целью скрыть другое преступление и облегчить его совершение). По этим же признакам квалифицированы действия Ш., М.Н., М. и Ж. по эпизоду убийств П.Г. и Ч. Однако квалификация по п. "е" ст. 102 УК РСФСР противоречит квалификации по п. "а" ст. 102 УК РСФСР, так как предусматривает иную цель преступления, в связи с чем подлежит исключению из приговора.

Действия Ш.С. по эпизоду убийства Т. и покушения на убийство Р.Е. квалифицированы по ст. 15 УК РСФСР и п. п. "а", "в", "е", "з" ст. 102 УК РСФСР, а также по п. п. "а", "в", "е" ст. 102 УК РСФСР. Принимая во внимание то, что квалификация по п. "а" ст. 102 УК РСФСР противоречит квалификации тех же действий по п. п. "в", "е" ст. 102 УК РСФСР, предусматривая иные мотив и цель убийства, квалификация действий Ш.С. по ст. 15 УК РСФСР и п. п. "в", "е" ст. 102 УК РСФСР, а также по п. п. "в", "е" ст. 102 УК РСФСР подлежит исключению из приговора.

К. признан виновным и осужден по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР, однако в приговоре не указано, какие именно преступные действия К. квалифицированы подобным образом. При таких обстоятельствах приговор в этой части следует отменить за отсутствием события преступления.

По эпизоду преступлений, совершенных в отношении К.В., Ш. признан виновным в организации разбойного нападения. Его действия квалифицированы по ч. 3 ст. 33 УК РФ и п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ и выразились, по мнению суда, в предложении совершить преступление и предоставлении другим участникам преступления информации о наличии ценного имущества у потерпевшего, а также в обеспечении их безопасности во время совершения преступления и быстрого отхода с места совершения преступления.

Между тем, показания К., свидетелей П.Р., И. и Р., на которые ссылается суд, не дают оснований полагать, что Ш. совершены указанные выше действия. Иных доказательств его пособничества в разбое по данному эпизоду в приговоре не приведено. Поэтому Судебная коллегия приходит к выводу о необходимости отмены приговора в этой части и прекращении дела за недоказанностью участия Ш. в преступлении.

Действия Л. в отношении Д. квалифицированы судом по ч. 5 ст. 33 УК РФ и п. п. "а", "б", "в", "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ. Квалификация по признаку совершения преступления группой лиц по предварительному сговору (п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ) является излишней. Суд признал Л. пособником других участников преступления, а пособничество возможно только при наличии предварительного сговора с ними на совершение преступления. Нельзя согласиться и с квалификацией содеянного Л. по признаку неоднократности. Как следует из материалов дела, в 1990 году он был осужден по ч. 2 ст. 145 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора, и эта судимость погашена. Осуждение Л. в 1995 году по ст. 15 УК РСФСР и ч. 2 ст. 144 УК РСФСР также не является основанием для признания неоднократности преступлений, поскольку это преступление совершено позже нападения на Д. Принимая во внимание изложенные обстоятельства, Судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора квалификацию действий Л. по ч. 5 ст. 33 УК РФ и п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Б. осужден по ч. 1 ст. 149 УК РСФСР, по которой давность привлечения к уголовной ответственности составляла пять лет. Учитывая, что преступление совершено 18 сентября 1994 года, а также положения ч. 2 ст. 78 УК РФ о самостоятельном исчислении срока давности по каждому преступлению, Судебная коллегия считает, что приговор в части осуждения Б. по ч. 1 ст. 149 УК РСФСР подлежит отмене, а дело прекращению за истечением срока давности.

По эпизодам совершения преступлений в отношении К.Л. и К.З. действия Б. квалифицированы по ч. 1 ст. 218 УК РСФСР. Так же квалифицированы действия Б., Ш. и Ш.С. по эпизоду совершения преступлений в отношении Б.Р. С учетом того, что санкция ч. 1 ст. 222 УК РФ за те же действия предусматривает более мягкое наказание, и на основании положений ст. 10 УК РФ, касающихся обратной силы закона, Судебная коллегия переквалифицирует действия Б., Ш. и Ш.С. по указанным эпизодам с ч. 1 ст. 218 УК РСФСР на ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Б., Ш., Ш.С. и Г. осуждены по ч. 1 ст. 222 УК РФ. Преступления, ответственность за совершение которых предусмотрена этой нормой, относятся к категории преступлений средней тяжести, срок давности за совершение которых равен шести годам. Поскольку действия, предусмотренные ч. 1 ст. 222 УК РФ, совершены указанными лицами в период 1994 - 1995 года, приговор в части их осуждения по ч. 1 ст. 222 подлежит отмене, а дело прекращению за истечением срока давности.

Приговор подлежит отмене и в части осуждения М.Н. по ч. 1 ст. 222 УК РФ, так как по эпизодам незаконного приобретения, хранения, ношения и сбыта огнестрельного оружия в период до 8 июня 1994 года он освобожден от уголовной ответственности за истечением срока давности, а по другим эпизодам преступной деятельности совершение им незаконных действий, предусмотренных ч. 1 ст. 222 УК РСФСР, не установлено. Дело в этой части подлежит прекращению за отсутствием события преступления.

Обстоятельством, отягчающим наказание Б., Ш., Ш.С., С., Г., К., Я., М.Н., Х. и Ж.В. суд признал неоднократность преступлений. Однако в период совершения ими преступлений такое отягчающее обстоятельство в УК РСФСР указано не было. В соответствии с положениями ст. 10 УК РФ указанное отягчающее обстоятельство подлежит исключению из приговора.

По подозрению в совершении преступления, за которое он осужден приговором от 8 июня 2000 года, М. задерживался 30 сентября 1994 года и был освобожден 3 октября 1994 года в связи с избранием меры пресечения в виде подписки о невыезде, что подтверждается имеющимися в деле документами. Указанный срок содержания М. под стражей подлежит зачету в срок назначенного ему лишения свободы.

Л. суд назначил по ч. 5 ст. 33 УК РФ и п. п. "а", "б", "в", "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ дополнительное наказание - конфискацию имущества. В связи с тем, что конфискация имущества санкцией ч. 2 ст. 161 УК РФ не предусмотрена, она подлежит исключению из приговора.

Назначая наказание суд признал возможным применить в отношении У. положения ст. 64 УК РФ, однако при назначении наказания по ч. 4 ст. 148-1 УК РСФСР и п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ не сделал этого, в связи с чем приговор подлежит соответствующему изменению.

В остальном приговор изменению или отмене не подлежит. Вина осужденных в совершенных преступлениях подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами, подробно изложенными в приговоре по каждому эпизоду преступной деятельности. Нарушений норм уголовного процесса, влекущих отмену приговора, в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства дела не допущено.

Ш., М.Н. и Ж.В. обоснованно признаны виновными в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 209 УК РФ, а С., Г., М. и Ж. - в преступлениях, предусмотренных ч. 2 ст. 209 УК РФ. Доводы кассационных жалоб, отрицающие наличие банды, несостоятельны.

Создание банды подтверждается показаниями К., согласно которым в 1993 году произошло объединение Ш., М.Н., Ж.В. и других лиц, после чего началась целенаправленная деятельность по совершению тяжких преступлений с целью хищения чужого имущества. При отсутствии явного лидера бандой руководили постоянные участники преступлений, в том числе Ш. и М.Н.

Об устойчивости банды свидетельствует длительный период ее преступной деятельности (со второй половины 1993 года по август 1995 года), стабильность ее основного состава, тесная взаимосвязь ее членов и согласованность их действий, большое количество преступлений, постоянство форм и методов деятельности. То обстоятельство, что не все участники банды знали друг друга, не влияет на квалификацию их действий.

Вооруженность банды подтверждается показаниями Б., Ш.С., К.Р. и С.Н. о приобретении Б. огнестрельного оружия, в том числе и для других участников банды, а также показаниями осужденных и потерпевших об использовании огнестрельного оружия участниками банды при совершении разбойных нападений.

Руководство Ш. и М.Н. бандой выразилось в планировании преступлений и распределении ролей между участниками конкретных преступлений.

Участие С., Г., М., Ж., Ж.В. в банде и совершаемых ею нападениях подтверждается доказательствами, приведенными в приговоре по каждому эпизоду таких нападений.

Участие Ш. в совершении преступлений подтверждается показаниями К., Х. Щ., У., П., Б., М.Н., Ш.С., С., Г., свидетелей Ч.С., Д.Л. и других, изобличающих его в содеянном.

Вина Г. в кражах, за которые он осужден, подтверждается его собственными показаниями на предварительном следствии, показаниями С., Г., свидетелей Ч.С., Д.Л. и других, изобличающих его в содеянном.

Вина Г. в кражах, за которые он осужден, подтверждается его собственными показаниями на предварительном следствии, показаниями С., протоколом опознания Г. похищенного имущества.

М. обоснованно осужден за убийство П.Г. и Ч. Непосредственными исполнителями этого преступления были Б. и М.Н., действовавшими в составе банды, в которую входил также и М. Убийство потерпевших, согласно показаниям Б., совершено по предложению М. и Ж., опасавшихся разоблачения. Поскольку убийство потерпевших совершено бандой, действия всех ее участников правильно квалифицированы как соисполнительство.

Участие Ж. в разбойном нападении на П.Г. и Ч. и их убийстве подтверждается показаниями Б. и М.Н.

Доводы о непричастности М.Н. к разбойным нападениям опровергаются показаниями К., Л., Х., Б., М., С., Ш.С., а также его собственными показаниями на предварительном следствии, в которых он признавал свое участие в разбойном нападении и убийстве П.Г. и Ч.

Утверждения Л. о незнании намерения других осужденных похитить имущество Д. и непричастности к этому преступлению опровергаются его собственными показаниями о том, что он подвозил на автомобиле других участников этого преступления по указанному ими адресу и по их разговору догадывался о преступном характере их действий. Из показаний К. следует, что Л. сказал, как нужно представиться, чтобы Д. впустил в квартиру.

Доводы о непричастности Ж.В. к совершенным преступлениям опровергаются показаниями Я. и К. об участии Ж.В. в разбойных нападениях на Г.З., Э. и П.Л.

Вина Ж.В. в преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 108 УК РСФСР, также нашла подтверждение. Из показаний свидетеля М.Ю. следует, что она являлась очевидцем преступления, а из показаний свидетеля К.Г., - что Ж.В. признавался в избиении А.Н.

Доводы П. о непонимании преступного характера своих действий опровергаются показаниями К. о характере действий П., свидетельствующем об умысле на хищение: проникновение в ночное время в квартиру Н. и вывоз из нее имущества.

Допрошенный на предварительном следствии по обстоятельствам хищения имущества из дома С.Т., К. показал, что он, П. и другие участники этого преступления направились туда по предложению одного из них с целью совершения хищения.

Просьба М.Н. о переквалификации разбоя в отношении Д. на вымогательство удовлетворению не подлежит. Учитывая, что насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшего применено для непосредственного завладения его имуществом, содеянное правильно квалифицировано как разбой.

Отсутствуют основания и для переквалификации на грабеж действий Г., квалифицированных как разбой. В процессе нападений на Д.М., а также на Т. и Р.Е. применялось насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевших, а также угроза применения такого насилия, что является признаком разбоя.

Доводы Ш. и Ж. об оговоре их другими осужденными Судебная коллегия считает несостоятельными, так как вина Ш. и Ж. подтверждается не только показаниями названных в кассационных жалобах лиц, но также показаниями других осужденных, свидетелей и иными доказательствами, приведенными в приговоре. Изменению в судебном заседании некоторыми подсудимыми показаний суд дал надлежащую оценку.

Утверждения С. о самооговоре на предварительном следствии в результате оказанного на него "давления" проверялись в судебном заседании и признаны несостоятельными, опровергающимися видеозаписью его допроса, свидетельствующей о добровольном характере данных им показаний.

Доводы кассационных жалоб о необъективности предварительного следствия не могут быть приняты, так как основные выводы органов предварительного расследования подтвердились и в судебном заседании.

В отношении оспариваемого в кассационной жалобе протокола следственного эксперимента С. в судебном заседании показал, что такой эксперимент с его участием имел место. С учетом этих показаний суд обоснованно не исключил протокол следственного эксперимента с участием С. из числа доказательств. Кроме того, обстоятельства, установленные в результате эксперимента, подтверждаются и другими изложенными в приговоре доказательствами.

Содержание С. и Г. под стражей в указанные в их жалобах периоды не повлияло на законность и обоснованность приговора.

По окончании предварительного следствия М.Н. и П. были ознакомлены с материалами уголовного дела, о чем свидетельствуют записи, сделанные ими в протоколах предъявления им материалов дела. При назначении дела к рассмотрению М.Н. была предоставлена возможность дополнительного ознакомления с материалами дела. В судебном заседании М.Н. и П. ходатайств о предоставлении дополнительного времени для ознакомления с делом не заявляли. С учетом изложенного, оснований считать, что право на защиту М.Н. и П. нарушено, не имеется.

Утверждение П. о невручении ему приложения к обвинительному заключению со списком лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, не является основанием к отмене приговора, так как ст. 327 УПК РСФСР не предусматривает вручение подсудимому приложения к обвинительному заключению.

В связи с утверждением С. о неполном ознакомлении с материалами дела по окончании предварительного следствия, при назначении дела к рассмотрению ему была обеспечена возможность ознакомления с делом в срок не более 10 дней. С. знакомился с материалами дела в течение 9 дней и в судебном заседании ходатайств о дополнительном ознакомлении не заявлял. При таких обстоятельствах его право на защиту, связанное с ознакомлением с материалами дела, не нарушено, а установление срока ознакомления с делом не является нарушением закона.

Содержащиеся в кассационных жалобах С. и Г. утверждения об отсутствии в ряде судебных заседаний адвокатов, осуществлявших их защиту, материалами дела не подтверждаются.

Показания свидетеля К.А. на предварительном следствии были оглашены в судебном заседании 12 января 2000 года. При этом нарушений закона допущено не было.

Ссылаясь на показания допрошенных в процессе судебного разбирательства дела лиц, суд правильно раскрыл в приговоре содержание их показаний, изложенных в протоколе судебного заседания.

Доводы П. о неправильном отражении в протоколе судебного заседания показаний допрошенных лиц и хода рассмотрения дела не могут быть приняты, поскольку его замечания на этот протокол рассмотрены в установленном порядке и полностью отклонены.

Не могут быть приняты и доводы С. о неполном ознакомлении с материалами судебного заседания. Из имеющихся в деле документов усматривается, что он неоднократно отказывался от получения копии протокола судебного заседания и не давал конкретного ответа на вопрос о том, какие материалы судебного следствия ему нужны.

Переквалифицировав, в соответствии с положениями ст. 10 УК РФ, действия Г. со ст. 77 УК РСФСР на ч. 2 ст. 209 УК РФ, суд не "завысил обвинение", поскольку ст. 77 УК РСФСР, как допускающая наказание в виде смертной казни, является более тяжкой по сравнению со ст. 209 УК РФ, не предусматривающей такое наказание.

С учетом тяжести совершенных преступлений, наказание, назначенное Г., Ж., Л. и П. смягчению не подлежит.

Конфискация имущества назначена Ш. в соответствии с санкциями ч. 3 ст. 144 УК РСФСР, ч. 3 ст. 145 УК РСФСР, ч. 3 ст. 146 УК РСФСР, ч. 2 ст. 162 УК РФ, ч. 1 ст. 209 УК РФ и оснований для ее отмены не имеется.

Отсутствуют и предусмотренные законом основания для направления дела на новое расследование или новое судебное рассмотрение.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Свердловского областного суда от 8 июня 2000 года в отношении К. в части осуждения по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР, а также в отношении М.Н. в части осуждения по ч. 1 ст. 222 УК РФ отменить и дело прекратить за отсутствием события преступления;

в отношении Ш. в части осуждения по ч. 3 ст. 33 УК РФ и п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ отменить и дело прекратить за недоказанностью обвинения;

в отношении Б. в части осуждения по ч. 1 ст. 149 УК РСФСР и ч. 1 ст. 222 УК РФ, а также в отношении Ш., Ш.С. и Г. в части их осуждения по ч. 1 ст. 222 УК РФ отменить и дело прекратить за истечением сроков давности.

Тот же приговор изменить.

Переквалифицировать действия Б. по эпизоду кражи имущества Н. с ч. 3 ст. 144 УК РСФСР на ч. 6 ст. 17 УК РСФСР и ч. 3 ст. 144 УК РСФСР, назначив четыре года лишения свободы с конфискацией имущества.

Переквалифицировать действия Я. с ч. 1 ст. 209 УК РФ на ч. 2 ст. 209 УК РФ, по которой назначить с применением ст. 64 УК РФ шесть лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Переквалифицировать действия Х. по эпизоду разбойного нападения на Г.Д. и А. с ч. 1 ст. 209 УК РФ на ч. 2 ст. 209 УК РФ, оставив назначенное по ней наказание.

Переквалифицировать действия Б. по эпизодам разбойного нападения на К.Л. и убийства К.З., а также действия Б., Ш. и Ш.С. по эпизоду разбойного нападения и убийства Б.Р. с ч. 1 ст. 218 УК РСФСР на ч. 1 ст. 222 УК РФ, отменив приговор и прекратив дело в этой части за истечением срока давности.

Исключить квалификацию по ч. 1 ст. 209 УК РФ действий Б., Ш. и К. на эпизоду кражи имущества Н., действий Б. и Ш. по эпизоду кражи имущества со складов пищеблока центральной городской клинической больницы N 1.

Исключить квалификацию по ст. 77 УК РСФСР действий Б., Ш., Г. и С. по эпизоду кражи имущества Г.Ф.

Исключить квалификацию действий Ш., М.Н., М. и Ж. по п. "е" ст. 102 УК РСФСР.

Исключить квалификацию по п. "е" ст. 102 УК РСФСР действий Б. по эпизодам убийств Е., К.В., П.Г. и Ч.

Исключить квалификацию действий Ш.С. по ст. 15 УК РСФСР и п. п. "в", "е" ст. 102 УК РСФСР.

Исключить квалификацию действий Л. по ч. 5 ст. 33 УК РФ и п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 161 УК РФ, а также конфискацию его имущества, считая его осужденным по ч. 5 ст. 33 УК РФ и п. п. "в", "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима без штрафа.

Исключить указание о признании неоднократности преступлений обстоятельствами, отягчающими наказание Б., Ш., Ш.С., С., Г., К., М.Н., Х., Я. и Ж.В.

С учетом положений ст. 64 УК РФ,, смягчить назначенное У. по ч. 4 ст. 148-1 УК РСФСР наказание до четырех лет лишения свободы, а наказание, назначенное по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ - до одного года шести месяцев без штрафа.

Зачесть М. в срок назначенного наказания в виде лишения свободы время его содержания под стражей с 30 сентября 1994 года по 3 октября 1994 года.

На основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР назначить Б. пятнадцать лет лишения свободы с отбыванием первых четырнадцати лет в тюрьме, а остального срока в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества, Ш. - тринадцать лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества, Ш.С. - четырнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества, Г. - двенадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества, У. - шесть лет лишения свободы без конфискации имущества, К. - восемь лет лишения свободы с конфискацией имущества, Я. - восемь лет лишения свободы с конфискацией имущества, М. - двенадцать лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества, Ж. - одиннадцать лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества, М.Н. - четырнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

На основании ч. 3 ст. 40 УК РСФСР назначить Г. тринадцать лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества, К. - восемь лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества, Я. - восемь лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

На основании ст. 41 УК РСФСР назначить У. шесть лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима без конфискации имущества.

В остальном тот же приговор в отношении Б., Ш., Ш.С., С., Г., У., К., Я., М., Ж., М.Н., Х., Л., Ж.В. и П. оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

 

Председательствующий

ГОВОРОВ Ю.В.

 

Судьи

ГРИЦКИХ И.И.

СЕРГЕЕВ А.А.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"