||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 марта 2002 г. N 44-о01-195

 

Председательствующий: Айвазян С.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Журавлева В.А.

судей Коваля В.С. Колышкина В.И.

рассмотрела в судебном заседании 22 марта 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных П., М. на приговор Пермского областного суда от 18 сентября 2001 года, по которому

П., <...>, судимый 4 апреля 1998 года по ст. 144 ч. 2, ст. 109 ч. 1, ст. 103 УК РФ на семь лет лишения свободы, освобожден 6 июля 2000 года по п. 7 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 26 мая 2000 года,

осужден к лишению свободы по:

ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на двенадцать лет с конфискацией имущества;

ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ на шестнадцать лет;

ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "з", "н" УК РФ на четырнадцать лет;

ст. 111 ч. 4 УК РФ на пятнадцать лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено двадцать три года лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

М., <...>, судимый:

1. 25 июня 1992 года по ст. 108 ч. 2 УК РСФСР на пять лет лишения свободы, освобожден 22 марта 1997 года по отбытии срока наказания;

2. 4 ноября 1997 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ на три года лишения свободы, освобожден 16 июня 2000 года на основании п. 7 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 26 мая 2000 года;

3. 27 марта 2001 года по ст. 213 ч. 2 п. "б" УК РФ на три года 4 месяца лишения свободы;

4. 27 июня 2001 года по ст. 111 ч. 3, ст. 69 ч. 5 УК РФ на восемь лет лишения свободы,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на двенадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества; ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на семнадцать лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено двадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений назначено двадцать пять лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

По делу осужден В., приговор в отношении которого не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коваля В.С., объяснения осужденных П., М., поддержавших доводы кассационных жалоб, заключение прокурора Кравца Ю.Н. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

П. и М. осуждены за разбойное нападение на М.А. и ее малолетнюю дочь М.Н., с причинением тяжкого вреда здоровью М.А., убийство М.А., совершенное группой лиц, сопряженное с разбоем, а П. и неоднократно.

Кроме того, П. осужден за покушение на убийство М.Н., совершенное в отношении лица, находящегося в беспомощном состоянии, сопряженное с разбоем, неоднократно, а также за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей Т.

Преступления совершены ими 21 и 23 марта 2001 года в г. Губахе Пермской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде М. вину признал частично, П. вину не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный П. просит приговор отменить, дело направить на новое расследование, указывая, что к убийству М.А., которую убил ножом М., он не причастен; малолетнюю М.Н. не душил, а унес в другую комнату, чтобы она не видела случившееся. Признает лишь хищение спирта и денег из квартиры потерпевших. Кроме того, отмечает, что потерпевшую Т. избил не он, а ее сожитель Ш. Считает, что уголовное дело в отношении его фальсифицировано, судебное разбирательство проведено с обвинительным уклоном, а М. оговорил его;

осужденный М. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение либо отменить приговор в части его осуждения по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ и переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на ст. 105 ч. 1 УК РФ, снизить наказание, указывая, что по просьбе П. пошел с ним для приобретения спирта, при этом с собой взял нож, чтобы расправиться с П., с которым ему изменила сожительница. Когда П. зашел в квартиру, он сначала ждал его на лестничной площадке, а затем также зашел в квартиру. Находившаяся в квартире М.А. бросилась на него и стала оскорблять. Так как женщина мешала ему ударить ножом П., то он нанес ей несколько ударов ножом, порезав себе руку. П. в это время унес малолетнюю девочку на кухню, затем отдал ему канистру. После этого они ушли из квартиры. Считает, что он не совершал разбоя. Кроме того, отмечает, что в связи с неприязненными отношениями оговорил на предварительном следствии П. Считает, что ему необоснованно было отказано в проведении судебно-психиатрической экспертизы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Доводы жалоб о том, что П. не причастен к убийству М.А., покушению на убийство ее дочери, и причинению тяжкого вреда здоровью Т., а также доводы М. о том, что разбойного нападения не совершал, не могут быть признаны состоятельными.

Как следует из показаний М., в том числе допрошенного в качестве обвиняемого с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, с участием адвоката, когда П. позвал сходить его за спиртом, то предложил взять нож. Перед тем как П. зашел в квартиру потерпевших, то сказал ему, чтобы он зашел после него, дверь будет открыта. Когда он зашел в квартиру, то увидел, что П. душит женщину, которая пыталась от него вырваться. В это время закричала маленькая девочка, и П. кинулся к ней, крикнув ему, чтобы он убивал женщину. После этого он стал наносить удары ножом женщине, видел, что П. стал душить девочку. Так как при нанесении ударов женщине он порезал себе палец, то не смог вытащить нож из ее тела, о чем сказал П. Тогда П. вытащил нож из тела женщины, которая застонала и зашевелилась, после чего П., сказав, что "она уже свое отжила" нанес ей удар ножом под лопатку. Затем П. зашел в комнату, откуда вынес канистру со спиртом и отдал ему, а сам, уходя из квартиры, закрыл двери на ключ. После этого он от П. узнал, что тот взял в квартире еще и деньги.

Каких-либо оснований, считать, что М. оговорил себя и П. не имеется, поскольку его показания подтверждаются совокупностью других доказательств, исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре.

В частности из показаний малолетней потерпевшей М.Н. следует, что в квартиру приходили двое мужчин. Она слышала громкий крик мамы, с которой невысокий мужчина стащил свитер. Высокий мужчина брал ее руками за шею. После этого она ничего не помнит.

Как установлено судом, рост М. - 175 см, а рост П. - 190 см.

Согласно заключениям судебно-медицинских экспертиз:

- у малолетней М.Н. обнаружены кровоподтеки на лице шее, правом плече, на грудной клетке справа и левом бедре, которые возникли от неоднократных ударно-компрессионных воздействий твердыми тупыми предметами, что могло иметь место при обстоятельствах и в срок, указанных в постановлении следователя (эти обстоятельства установлены и судом);

- смерть М.А. наступила от проникающих колото-резаных ранений груди и живота, причем в момент причинения проникающего ранения груди слева потерпевшая, вероятнее всего, была обращена к ударявшему задней поверхностью тела.

Свидетели С. и М.Л. пояснили, что вечером П. и М. попросили 13 рублей денег, как они выразились, "на вход" и ушли. Вернувшись, принесли с собой канистру со спиртом и ввернули деньги, которые брали.

Как следует из материалов дела и бесспорно установлено судом, обнаружив после употребления спиртных напитков пропажу наручных часов и, подозревая в этом Т., П. нанес ей два удара ногой в голову, причинив тяжкий вред здоровью, повлекший смерть потерпевшей 7 мая 2001 года во время нахождения в больнице.

С доводами П. о том, что он ударов ногами потерпевшей не наносил, также согласиться нельзя.

О том, что именно П. нанес удары ногой по голове Т., после которых она осталась лежать на полу и даже не реагировала на то, что В. подвергал ее воздействию электротоком, пояснил свидетель Б.

О нанесении П. ударов потерпевшей ногами пояснял и осужденный В. при допросе в качестве обвиняемого с участием адвоката.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть Т. наступила в результате тяжелой тупой сочетанной травмы тела, сопровождавшейся тяжелым ушибом головного мозга со сдавлением его острой субдуральной гематомой справа травматическим отеком и набуханием головного мозга с длительным коматозным периодом.

При таких обстоятельствах П. и М. обоснованно признаны виновными в совершении разбойного нападения и убийства М.А., совершенного группой лиц, а П., кроме того, в покушении на убийство малолетней М.Н. и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Т., их действиям дана правильная юридическая оценка.

Каких-либо нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства не допущено.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, обстоятельств дела, данных о личности.

Оснований для его смягчения не имеется.

Руководствуясь ст. 332, ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Пермского областного суда от 18 сентября 2001 года в отношении П. и М. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"