||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 марта 2002 г. N 81-о01-185

 

Председательствующий: Яковлев Е.Н.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Вячеславова В.К.

судей - Дубровина Е.В., Чакар Р.С.

рассмотрела в судебном заседании от 21 марта 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Д., Д.Д., А., Р., К., адвоката Бронниковой В.Е., - в защиту интересов осужденного Д.Д., возражениям потерпевшей А.А.М. на кассационные жалобы осужденных Д., Д.Д., А., Р., К., адвоката Бронниковой В.Е., - в защиту интересов осужденного Д.Д., на приговор Кемеровского областного суда от 25 мая 2001 года, которым

Д., <...>, русский, со средним образованием, холостой, не работавший, проживавший <...>, ранее судим: 1. 02 июня 2000 года Кемеровским областным судом по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ к 5 годам лишения свободы;

осужден:

- по ст. 209 ч. 1 УК РФ к 11 (одиннадцати) годам лет лишения свободы, с конфискацией имущества;

- по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 11 (одиннадцати) годам лишения свободы, с конфискацией имущества;

- по ст. 161 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 9 (девяти) годам лишения свободы с конфискацией имущества;

- по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 (трем) годам лишения свободы;

- по ст. 223 ч. 2 УК РФ к 4 (четырем) годам лишения свободы,

- по ст. 226 ч. 4 п. п. "а", "б" УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы, с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, Д. назначено наказание в виде лишения свободы, сроком на 13 (тринадцать) лет 6 (шесть) месяцев, с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначенного по настоящему приговору и приговору Кемеровского областного суда от 02 июня 2000 года, окончательно Д. назначено наказание в виде лишения свободы, сроком на 15 (пятнадцать) лет, с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

На основании п. 3 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР дело в части обвинения Д. по ст. ст. 222 ч. 4; 325 ч. 2; 327 ч. ч. 1, 3 УК РФ производством прекращено, за истечением сроков давности.

Д.Д., <...>, русский, со среднетехническим образованием, женат, имеет на иждивении ребенка 1999 года рождения, работавший охранником в ТОО "Кузбасскровля", проживавший по адресу <...>, ранее судим:

1. 14 марта 1997 года Кемеровским районным судом по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ к 2 годам лишения свободы, условно, с испытательным сроком на 2 года;

2) 22 октября 1997 года Центральным районным судом города Кемерово по ст. 161 ч. 2 п. "а", "в", "г", "д" УК РФ, 40 ч. 3 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, условно, с испытательным сроком на 3 года; осужден:

- по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 11 (одиннадцати) годам 3 (трем) месяцам лишения свободы, с конфискацией имущества;

- по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 11 (одиннадцати) годам 3 (трем) месяцам лишения свободы, с конфискацией имущества;

- по ст. 161 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 9 (девяти) годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний Д.Д. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 13 (тринадцать) лет, с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 74 ч. 5 УК РФ условное осуждение в отношении Д.Д. отменено.

На основании ст. 70 ч. 1 УК РФ к наказанию, назначенному Д.Д. по настоящему приговору, частично, присоединена не отбытая часть наказания, назначенная ему по приговору Центрального районного суда города Кемерово от 22 октября 1997 года и окончательно по совокупности приговоров Д.Д. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 14 (четырнадцать) лет, с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Д.Д. оправдан по ст. ст. 222 ч. 3; 223 ч. 3; 327 ч. 1 УК РФ, за недоказанностью его участия в этих преступлениях, а по ст. ст. 325 ч. 2, 327 ч. 3 УК РФ, за отсутствием в его действиях состава преступления.

А., <...>, русский, со средним образованием, холостой, работавший разнорабочим в ООО "Хелп", проживавший по адресу <...>, ранее не судим;

осужден:

- по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 9 (девяти) годам лишения свободы, с конфискацией имущества;

- по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 9 (девяти) годам лишения свободы, с конфискацией имущества;

- по ст. 161 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 7 (семи) годам лишения свободы, с конфискацией имущества;

- по ст. 226 ч. 4 п. "а", "б" УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы, с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно А. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 11 (одиннадцать) лет, с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

А. оправдан по ст. ст. 222 ч. 4, 327 ч. 1 УК РФ, за не доказанностью его участия в этих преступлениях, по ст. ст. 325 ч. 2, 327 ч. 3 УК РФ, за отсутствием состава преступления.

Р., <...>, русский, со среднетехническим образованием, холостой, не работавший, проживавший по адресу <...>, ранее не судим;

- осужден:

- по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 9 (девяти) годам лишения свободы, с конфискацией имущества;

- по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы, с конфискацией имущества;

- по ст. ст. 33, 161 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ к 4 (четырем) годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно Р. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 9 (девять) лет, с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

К., <...>, русский, образованием 9 классов, холостой, занимавшийся частным извозом, проживавший <...>, ранее судим:

1. 18 марта 1992 года Заводским районным судом города Кемерово по ст. ст. 144 ч. 2, 15, 89 ч. 3 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы, с отсрочкой исполнения приговора на 1 год 6 месяцев;

2. 20 января 1993 года Заводским районным судом города Кемерово по ст. ст. 17, 145 ч. 3, 41 УК РСФСР к 3 годам 6 месяцам лишения свободы - освобожден 19 апреля 1997 года по отбытии срока; осужден:

- по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы, с конфискацией имущества;

- по ст. 162 ч. 3 п. п. "а" УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы, с конфискацией имущества;

- по ст. 161 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 6 (шести) годам лишения свободы, с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно К. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 9 (девять) лет, с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По делу также осуждены Ф., А.А. приговор суда в отношении, которых не обжалован и не опротестован.

Этим же приговором суда взыскано:

- с Д., Д.Д., А.А., Р., А., солидарно, в возмещение материального ущерба в пользу Е. 21.090 рублей.

- С Д., Д.Д., Р., солидарно, в возмещение материального ущерба в пользу Ф.Б. 77.850 рублей.

- С Д., Ф., солидарно, в возмещение материального ущерба в пользу А.А.М. 85.080 рублей и в возмещение морального вреда по 1.500 рублей, с каждого.

- С Д., Ф., солидарно, в возмещение материального ущерба в пользу К.Р. 67.320 рублей.

- С Д., Ф., А., солидарно, в возмещение материального ущерба в пользу З. 71.050 рублей. Согласно, приговора суда признано за П. и М. право на удовлетворение иска и вопрос о его размерах передано на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, иски М.Я., С., Д.В. оставлены без рассмотрения.

Изучив материалы дела, судебная коллегия

 

установила:

 

Д., Д.Д., А., Р., К. осуждены за то, что они совершили: Д., в целях нападения на граждан, создал устойчивую вооруженную группу и в дальнейшем руководил этой бандой, участие в которой принимали Ф., Д.Д., А.А., А., К., Р., а также лицо, материалы в отношении, которого выделены в отдельное производство, при этом указанные лица совершили ряд разбойных нападений и грабежей.

Р. на первом этапе своей преступной деятельности, еще не являясь участником банды, совершил пособничество в открытом хищении чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, сначала в отношении имущества потерпевшей Е., а затем в отношении имущества потерпевших К.М., предоставив для совершения хищений свой автомобиль для перевозки под личным управлением.

Кроме того, Д. совершил незаконное приобретение газового оружия, незаконное изготовление огнестрельного оружия и боеприпасов неоднократно, незаконное приобретение и хранение боеприпасов, а также похищение у гражданина паспорта, подделку официального документа и использование заведомо подложного документа.

Преступления ими были совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Подсудимые Д., А., Р., К. в судебном заседании свою вину признали частично, Д.Д. виновным себя не признал.

В кассационных жалобах:

- осужденный Д., не оспаривая фактических обстоятельств дела, установленных судом, правильности квалификации его действии указывает, что с приговором суда в отношении него не согласен, так как в нем не точно отражены его сведения об образовании, срок отбытия наказания ему и Ф., исчислен неправильно.

Помимо этого с него необоснованно взыскан материальный ущерб, причиненный ряду потерпевших, без учета лица принимавшего с ними участие, дело в отношении, которого выделено в отдельное производство.

На основании изложенного осужденный Д. просит приговор суда в отношении изменить, привести в соответствие с учетом требований УПК РСФСР.

- Осужденный Д.Д. с приговором суда в отношении него не согласен, потому что никаких преступлений он не совершал, на предварительном следствии дал неправильные показания по происшедшим событиям, оговорил себя, хотя на самом деле активное участие в совершенных преступлениях принимал не он, а Г.

Помимо этого на него, Д.Д., со стороны, привлеченных с ним по делу лиц было оказано физическое воздействие, которые пытались обвинить его, Д.Д., в совершенных ими преступлениях, при этом выгородить настоящего лидера банды Г. и лицо принимавшего с ними участие, дело в отношении, которого выделено в отдельное производство.

В судебном заседании он, Д.Д., давал правдивые показания, но суд необоснованно им не поверил, предварительное следствие и судебное заседание проводились с нарушением УПК РСФСР, допрашивался он без адвоката, ряд следственных действий совершено также в отсутствие защитника, чем было его право на защиту, однако все эти нарушения уголовно-процессуального закона судом, при вынесении приговора не учтены.

Наказание ему, Д.Д., назначено чрезмерно суровое, без учета фактических обстоятельств дела, его семейного положения, данных, характеризующих личность, обстоятельств, смягчающих наказание, а поэтому просит разобраться с делом, приговор суда в отношении него отменить.

- Адвокат Бронникова В.Е. приговор суда в отношении Д.Д. считает незаконным, необоснованным, так как он никаких преступлений не совершал, на предварительном следствии давал неправильные показания по вмененным ему преступлениям оговорил себя, активное участие в совершенных преступлениях принимал не он, а Г.

В ходе предварительного следствия на Д.Д. было оказано психическое и физическое воздействие, как со стороны работников милиции, так и лиц, привлеченных с ним по данному уголовному делу, причем последние которые пытались обвинить его, Д.Д., в совершенных ими преступлениях, преследуя цель выгородить настоящего лидера банды Г. и лицо принимавшего с ними участие, дело в отношении, которого выделено в отдельное производство.

Д.Д. в судебном заседании давал правдивые показания, о том, что Д., Г. Ш. неоднократно приезжали к нему, предлагали совершать совместно с ними преступления, но он, Д.Д., от этих предложений отказался, однако суд необоснованно не поверил этим показаниям.

В деле нет доказательств, совершение Д.Д. преступлений, за которые он осужден, некоторые потерпевшие, допрошенные на предварительном следствии и в судебном заседании Д.Д., как лица совершившего в отношении них преступные действия не опознали.

Показания потерпевшей П. свидетеля В. о том, что они опознали Д.Д., который совершал преступные действия, не соответствуют действительности, потому что при указанных ими ситуациях Д.Д. практически опознать было невозможно.

Вместе с тем адвокат Бронникова В.Е. считает, что наказание Д.Д. назначено чрезмерно суровое, без учета фактических обстоятельств дела, его семейного положения, данных, характеризующих личность, обстоятельств, смягчающих наказание.

Учитывая изложенное выше адвокат Бронникова В.Е. просит, в случае непризнания Д.Д. виновным в совершении преступлений, за которые он осужден, приговор суда в отношении него отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства, а если судебная коллегия согласится с выводами суда, то данный приговор суда просит изменить, смягчить Д.Д. наказание.

- Осужденный А. с приговором суда в отношении него не согласен, так как в деле нет доказательств совершение им преступления, предусмотренного ст. 226 ч. 4 п. "а", "б" УК РФ, поскольку он не принимал участия в хищении и изготовлении оружия, с целью его применения, в преступном сообществе находился под психологическим воздействием со стороны руководителей этого сообщества.

Наказание ему, А., назначено чрезмерно суровое, без учета фактических обстоятельств дела, данных, характеризующих личность, обстоятельств, смягчающих наказание, а поэтому просит разобраться с делом, приговор суда в отношении него отменить, дело возвратить на дополнительное расследование, либо этот же приговор суда изменить, вынести справедливое решение, смягчить наказание, с применением ст. ст. 64, 73 УК РФ.

- Осужденный Р. приговор суда в отношении него считает незаконным, необоснованным, так как не знал, что Д., занимается преступной деятельностью, о существовании банды, ее вооруженности ему ничего не было известно, ни с кем из участников этой группы лиц отношений не поддерживал, участия в банде при ее нападениях не принимал.

Примерно в 1997 году он, Р., познакомился с А.А., затем с Д.Д., Д., А. с ними по просьбе Д. ездил на своей автомашине по различным адресам, после каждой поездки с ним расплачивались деньгами, туалетной водой, золотыми кольцами, цепочками.

По эпизоду от 10 сентября 1998 года умысла на совершение разбойного нападения у него, Р., не было, он хотел тайно похитить чужое имущество, так как в тот период времени у него было затруднение в материальном положении.

О том, что в квартире будет находиться хозяин и наличии у нападавших оружия не знал, оружие увидел, при выходе из квартиры потерпевшего, данное преступление им, Р., было совершено под угрозами и принуждением Д.

Кроме того, наказание ему, Р., назначено чрезмерно суровое, без учета фактических обстоятельств дела, его семейного положения, состояния здоровья, данных, характеризующих личность, обстоятельств, смягчающих наказание.

На основании изложенного осужденный Р. просит внимательно разобраться с делом, вынести справедливое решение, приговор суда в отношении него изменить, смягчить наказание с применением ст. 64 УК РФ.

- Осужденный К., не оспаривая квалификации действий по ст. ст. 162 ч. 3 п. п. "а"; 161 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ, установленных судом вместе с тем с приговором суда в отношении него, в части осуждения его по ст. 209 ч. 2 УК РФ не согласен.

Ни с кем из участников банды, ни в каких отношениях он, К., не был, о планах нападений на граждан не знал, в подготовке этих нападений и в самих нападениях участия не принимал, при этом находился в материальной зависимости от Д. и лица дело, в отношении которого выделено в отдельное производство, причем указанные лица оказывали на него физическое воздействие.

Помимо этого наказание ему, К., назначено чрезмерно суровое, без учета фактических обстоятельств дела, его семейного положения, состояния здоровья, данных, характеризующих личность, обстоятельств, смягчающих наказание.

Учитывая, изложенное выше, осужденный К. просит внимательно разобраться с делом, вынести справедливое решение, приговор суда в отношении него изменить, смягчить наказание с применением ст. 64 УК РФ.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных Д., Д.Д., А., Р., К., адвоката Бронниковой В.Е., - в защиту интересов осужденного Д.Д., потерпевшая А.А.М. указывает, что с приговором Кемеровского областного суда от 25 мая 2001 года она полностью согласна, претензий к нему не имеет.

Заслушав доклад судьи Дубровина Е.В., проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденных Д., Д.Д., А., Р., К., адвоката Бронниковой В.Е., - в защиту интересов осужденного Д.Д., возражений потерпевшей А.А.М. на кассационные жалобы осужденных Д., Д.Д., А., Р., К., адвоката Бронниковой В.Е., - в защиту интересов осужденного Д.Д.

Выслушав заключение прокурора Лушпы Н.В., полагавшей приговор суда в отношении Д., Д.Д., А., Р., К., оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Судебная коллегия считает, что приговор суда, в отношении Д., Д.Д., А., Р., К. постановлен законно и обоснованно, доказательства, положенные в основу приговора, были полно исследованы в судебном заседании, приведены в приговоре, судом им дана надлежащая оценка.

Доводы, изложенные в кассационных жалобах осужденных Д., Д.Д., А., Р., К., адвоката Бронниковой В.Е., - в защиту интересов осужденного Д.Д. несостоятельны, поскольку не нашли своего подтверждения в судебном заседании, они опровергаются совокупностью доказательств, тщательно исследованных судом и приведенных в приговоре.

Допрошенный в ходе предварительного следствия Д.Д., давал показания по всем эпизодам совершенных им преступлений, признавал себя виновным полностью, рассказывал такие обстоятельства содеянного, которые лицам, проводящим предварительное расследование не были известны и они впоследствии нашли свое подтверждение.

Так Д.Д. первый из задержанных по делу лиц сообщил следствию о совершенных нападениях на квартиры М. и М.Я., еще до обращения этих потерпевших в милицию (т. 1 л.д. 224 - 225).

При проверке показаний на месте (т. 3 л.д. 15) Д.Д. не только рассказал, как было совершено преступление в квартире потерпевшей Е., но и указывал, что в квартире с момента совершения преступления произошла перестановка и отсутствует столик, за которым лежал потерпевший.

Данное обстоятельство подтвердила в суде потерпевшая Е., пояснив, что на момент проверки показаний Д.Д. на месте в ее квартире производился ремонт, поэтому в квартире произошла перестановка мебели.

Следователь С.О., оперативные работники Ф.М. и М.А., в судебном заседании пояснили, что подсудимые в ходе предварительного следствия не только давали показания добровольно, без какого-либо незаконного воздействия, но и указали, что в совершении преступлений принимали участие А.А. и К., как следует, в том числе и из показаний Д.Д., о чем впервые стало известно следствию.

Это обстоятельство подтверждается письменными материалами дела, так как, согласно протоколов допросов Д.Д. действительно первый дал показания о том, что в совершении преступлений принимали участие А.А. и К. (т. 1 л.д. 222).

Д. в суде утверждал, что других адресов родственников Д.Д., кроме как в Иркутской области и на проспекте <...> он не знал.

Однако в ходе предварительного следствия Д. неоднократно утверждал, что похищенную у потерпевшего М. автомашину они отогнали в поселок Пионер к родителям Д.Д., там же он хранил обрез в доме отца Д.Д., что имущество похищенное у потерпевшего Ф.Б. увезли и делили у родителей Д.Д. в поселке Пионер (т. 1 л.д. 102, т. 3 л.д. 44, 51, 53).

В судебном заседании Д.Д. подтвердил, что его родители действительно проживали в поселке Пионер.

Подсудимый Р., утверждавший, что в записанных с его слов на предварительном следствии показаниях неверным является только имя Д.Д., за которого принимал Г., вместе с тем он же давал на предварительном следствии показания о том, что летом 1998 года А.А. познакомил его с Д.Д., о котором он знал, что тот служил в Чечне.

Кроме того, Р. давал показания, что перед совершением преступления он заезжал за Д.Д. к его дому <...>, а похищенное они отвозили к родителям Д.Д. в поселок Пионер (т. 2 л.д. 167, т. 3 л.д. 21 - 22).

Как установлено в суде, все эти указанные Р. данные соответствуют подсудимому Д.Д., ранее ни в ходе предварительного расследования, ни в предыдущем судебном заседании никто из подсудимых о Г. не упоминал.

В одном из судебных заседаний Д. и А. поясняли, что преступления совершили с Д.Д., сам Д.Д. вину признавал частично (т. 4 л.д. 120 - 170), кроме того, потерпевшая П. опознала подсудимого Д.Д., как одного из нападавших на ее квартиру.

Допрошенный в ходе предварительного следствия Ф. показывал, что осенью 1997 года он встречался со своим школьным товарищем Д., освободившимся из СИЗО и приехавшим с ним Д.Д., который находился в СИЗО вместе с Д., они стали вместе тесно общаться.

С начала 1998 года у них появилась нужда в деньгах и они договорились добывать деньги грабежами, похищая деньги, золото и дорогие вещи, Д. сказал, что он достанет оружие, при обсуждении предстоящих грабежей они решили, что для того чтобы избежать сопротивления хозяев, будут заходить в дома под видом сотрудников милиции, использовать маски и оружие, если потерпевшие будут оказывать сопротивление.

За информацией об адресах жертв они обратились к знакомому Д.Д. - К., который жил недалеко от Д.Д., К., согласился давать информацию о жертвах предстоящих ограблений, Д. принес газовый пистолет, при этом у последнего также имелась обложка красного цвета.

Ближе к весне 1998 года они обратились к А., с предложением давать информацию о жертвах для предстоящих ограблений, А. согласился и знал, что на ограбления они будут брать с собой оружие, по информации К. и А. они совершили несколько нападений на граждан.

В конце февраля 1999 года они, Ф. и Д., вместе сняли подвал <...> и договорились, как ранее совершать ограбления, Д., принес два комплекта камуфляжа и купил скрывающие лица маски, представил два газовых пистолета, которые затем переделал под боевой патрон.

Д., говорил, что пистолеты пригодны для стрельбы, эти пистолеты он также показывал А. и Ш. поясняя им, что переделал их под боевой патрон, у Д., было удостоверение сотрудника милиции, в котором на фотографии он был в форме капитана милиции, эту форму они взяли у Р., Д. говорил, что форма нужна для совершения преступлений.

В апреле 1999 года он, Ф. вместе с Д. совершил 5 нападений на квартиры граждан, по предложению Д. в этих нападениях также принимали участие А. и Ш.

В квартиры потерпевших они входили под видом сотрудников милиции, используя при этом имевшуюся у них форму и поддельное удостоверение, у Д. был постоянно с собой переделанный под огнестрельный пистолет (т. 3 л.д. 30 - 36).

Эти показания Ф. об отношении к совершению преступлений, как к форме профессиональной деятельности, подтверждаются данными в суде показаниями Д., который, перекладывал бремя ответственности на некого Г., что признано судом не соответствующим действительности.

При этом Д., пояснял, что сначала они пытались вымогать деньги у торговцев, но это приносило недостаточный доход, тогда договорились совершать нападения на квартиры граждан - для этого он предложил А. и А.А. заниматься с ними преступной деятельностью и те согласились.

Для совершения более квалифицированных нападений они стали приобретать оружие, весной 1998 года он, Д., забрал у Ф. мелкокалиберную винтовку и в доме своего отца в деревне Тебеньки изготовил из нее обрез, у своего знакомого К.А. приобрел газовый пистолет, еще один газовый пистолет был приобретен у знакомых, также была приобретена граната Ф-1.

Из двух газовых пистолетов в марте 1999 года он, Д., в доме отца в деревне Тебеньки, путем передела стволов изготовил два пистолета пригодных для стрельбы боевыми патронами, также в деревне Тебеньки и в арендованном подвале <...> из газовых изготовил несколько боевых патронов, отливая для них пули, подсыпая в патроны порох.

Гранату он, Д., хранил в доме своего отца в деревне Тебеньки, весной 1999 года он забрал у Р. милицейскую форму, сфотографировался в ней и эта фотокарточка была вклеена в имевшееся удостоверение сотрудника милиции на имя Б., позже эту форму и удостоверение поддельное он использовал для проникновения в квартиры граждан при совершении нападений в апреле 1999 года.

В приобретении газовых пистолетов, гранаты, хранении гранаты, изготовлении огнестрельных пистолетов и патронов к ним свою вину Д. также признавал и в ходе предварительного следствия, поясняя, что все участвующие в нападениях лица, в том числе Д.Д., А., Р., К., знали о наличии у него оружия, при этом ни с кем посторонним они деньгами, информацией не делились.

Перед нападениями происходили обсуждения информации, при чем решалось, на какой адрес они поедут, на какой машине, брать ли на дело оружие и другое снаряжение (т. 3 л.д. 43 - 44).

К., допрошенный на предварительном следствии показывал что все участники нападений прислушивались к Д., который неоднократно говорил, что, если он узнает, об утечке информации по поводу совершения ими преступлений, то он просто убьет того человека, из похищенного первым выбирал Д., у него постоянно с собой было оружие.

Д. носил с собой гранату и говорил, что этой гранатой собирается взорвать милицейскую машину, если его будут задерживать, всем оружием распоряжался Д., он распоряжался и оружием и формой у него был пистолет, переделанный под боевой патрон и обрез "мелкашки".

Все преступления совершались по предложению и решению Д., система была следующей: кто-либо из парней получал информацию о какой-нибудь квартире, сообщал эту информацию Д., а он уже окончательно решал, совершать грабеж им или нет, после этого он сообщал парням, что есть "работа", назначал время и место встречи, не было случая, чтобы кто-либо из парней отказался, никто не говорил ему ничего против (т. 1 л.д. 293, 312).

Допрошенный в ходе предварительного следствия А.А. показывал, что в их компании Д. был лидером, он же, Д., являлся организатором нападений, у последнего хранилось оружие и камуфляжная форма.

При обсуждении предстоящих нападений мнение Д. было решающим, делали все, как он решал, вопрос о том, кто будет участвовать в преступлении решал также Д., никто не отказывался от его предложений.

При совершении нападений существовали роли, которые оставались постоянными: Д. и Д.Д., как правило, первыми заходили в квартиру, оружие было у Д., они укладывали на пол хозяев, после чего в квартиру заходили все остальные, задачей его и Р. был поиск, в квартире ценностей, Д. без оружия на нападение не ходил, у Д. был обрез и пистолет (т. 1 л.д. 81; т. 3 л.д. 81 - 83).

Суд правильно отметил в приговоре, что Д., Д.Д., А., Р., К., А.А., Ф. в первоначальной стадии предварительного следствия не только признавали свою вину в совершенном, но и давали подробные показания, на основании которых были установлены фактические обстоятельства дела, изложенные в приговоре.

Они являются достоверными, поскольку подтверждаются другими доказательствами и содержат такую информацию, которая, в тот период времени, не была известна ни работникам милиции, ни следователям.

Предварительное следствие и судебное заседание были проведены в соответствии с требованиями УПК РСФСР, ст. 51 Конституции Российской Федерации им, Д., Д.Д., А., Р., К., А.А., Ф. разъяснялась, право на защиту их нарушено не было, допрашивались они в присутствии адвокатов, никто, никакого воздействия на них не оказывал.

Изменение своих показаний Д.Д., А., Р., К. в дальнейшем суд обоснованно расценил, как их попытку смягчить ответственность за совершенное.

В подтверждение вины Д., Д.Д., А., Р., К., по совершенным преступлениям, суд в приговоре обоснованно сослался: на показания потерпевших, свидетелей, в том числе и на показания потерпевшей П. свидетеля В., опознавших Д.Д., как участника нападений, признав их достоверными, соответствующими действительности, потому что они подтверждаются другими доказательствами, приведенными судом в приговоре.

Помимо этого суд также в приговоре правильно сослался на протоколы: осмотров мест происшествий, следственных экспериментов, выемки, изъятий осмотров и опознаний вещественных доказательств, заключения баллистических, криминалистических, физико-технических, почерковедческих, химических экспертиз и другие доказательства по делу, дав им надлежащую оценку, приведя в приговоре анализ этим доказательствам.

Оценив собранные по делу доказательства, правильно установив фактические обстоятельства дела, суд обоснованно пришел к выводу, что Д., в целях нападения на граждан, создал устойчивую вооруженную группу и в дальнейшем руководил этой бандой, участие в которой принимали Ф., Д.Д., А.А., А., К., Р., а также лицо, материалы, в отношении которого выделены в отдельное производство, при этом указанные лица совершили ряд разбойных нападений и грабежей.

Р. на первом этапе своей преступной деятельности, еще не являясь участником банды, совершил пособничество в открытом хищении чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, сначала в отношении имущества потерпевшей Е., а затем в отношении имущества потерпевших К.М., предоставив для совершения хищений свой автомобиль для перевозки под личным управлением.

Кроме того, Д. совершил незаконное приобретение газового оружия, незаконное изготовление огнестрельного оружия и боеприпасов неоднократно, незаконное приобретение и хранение боеприпасов, а также похищение у гражданина паспорта, подделку официального документа и использование заведомо подложного документа.

Суд правильно пришел к выводу, что в период с весны до лета 1998 года Д. создал вооруженную устойчивую группу (банду), в которую вовлек своих знакомых Ф., А., Д.Д., Р., А.А., К. для совместного нападения на граждан, путем приискания соучастников, их сплочения путем постановки в зависимое положение и приобретение оружия для банды.

Руководство бандой Д. заключалось в координации деятельности банды, утверждении объектов нападения, выборе из числа членов банды непосредственных участников нападения, их вооружении и обеспечении формой, позволяющей действовать под видом сотрудников милиции, вовлечении в банду новых членов.

Кроме того, Д. сам принимал участие в совершаемых бандой нападениях, во время нападений Д. руководил соучастниками банды.

В процессе нападений Д. вместе с Д.Д., а позже с Ф. составлял ударную группу банды, первыми проникали в квартиры граждан, подавляли волю потерпевших к сопротивлению.

Задачей А.А., Р., А., К. являлась, как правило, поиск ценностей в квартирах, а у А., кроме того, являлось добывание интересующей банду информации об объектах нападения.

Об устойчивости банды свидетельствует стабильность ее состава, а если кто-то из членов банды не участвовал в конкретном нападении, то это происходило в силу достаточности меньшего количества членов банды для нападения.

Когда же требовалось большее количество нападающих, например по эпизоду нападения на квартиру П., собирались все члены банды, которые, как установлено не могли отказать Д. в его предложении совершить преступление.

Помимо этого об устойчивости банды свидетельствуют тесная взаимосвязь между ее членами, как установлено они заранее объединялись для совершения нападений на граждан в будущем, знали друг у друга телефоны и адреса, вместе проводили досуг, согласованность действий членов банды выражалось в том, что в банде существовало вышеуказанное распределение ролей, длительность существования банды с лета 1998 года по апрель 1999 года, большое количество совершенных преступлений.

Психическое состояние Д., Д.Д., А., Р., К., проверялось судом, который правильно признал их вменяемыми, в отношении инкриминируемых им деяний, так как они психическим расстройством не страдали и не страдают.

В момент совершения правонарушений они Д., Д.Д., А., Р., К., каких-либо признаков временного болезненного расстройства душевной деятельности не обнаруживали, могли отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Обоснованно, придя к выводу о доказанности вины Д., Д.Д., А., Р., К., в совершенных преступлениях суд назначил им наказание, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, фактических обстоятельств дела, их семейного положения, состояния здоровья, данных, характеризующих личность, обстоятельств, смягчающих наказание.

Исходя, из вышеизложенного судебная коллегия не усматривает оснований к отмене, изменению приговора в отношении, Д.Д., А., Р., К., как в части переквалификации их действий, так и в части смягчения назначенного им наказания.

Кроме того в приговоре правильно: отражены сведения об образовании Д., исчислен срок отбытия наказания, взыскан материальный ущерб.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Кемеровского областного суда от 25 мая 2001 года в отношении Д., Д.Д., А., Р., К., оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"