||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 марта 2002 г. N 81-о01-141

 

Председательствующий: Пронин М.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего: Вячеславова В.К.

судей: Дубровина Е.В., Чакар Р.С.

рассмотрела в судебном заседании от 21 марта 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного Л., потерпевшей Н. на приговор Кемеровского областного суда от 22 июня 2001 года, которым

Л., <...>, русский, образованием 9 классов, женат, не работавший, проживавший в Кемеровской области, городе Юрге <...>, ранее судим:

1. 12 марта 1998 года Осинниковским городским судом Кемеровской области по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы

- освобожден 31 мая 2000 года, условно-досрочно на неотбытый срок 3 месяца 25 дней; осужден:

- по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 12 (двенадцати) годам лишения свободы, с конфискацией имущества;

- по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "з" УК РФ к 16 (шестнадцати) годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно Л. назначено наказание в виде лишения свободы, сроком на 18 (восемнадцать) лет, с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Л.О., <...>, русская, со средним специальным образованием, замужняя, работающая дежурной складских и бытовых помещений в цехе N 34 ОАО "Юргинский абразивный завод", проживающая в Кемеровской области, городе Юрге <...>, ранее не судима; осуждена:

- по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 2 (двум) годам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ, условно, с испытательным сроком на 3 (три) года

В соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 97; п. "а" ч. 1 ст. 99, 100 УК РФ Л.О. назначена принудительная мера медицинского характера - амбулаторное принудительное наблюдение и лечение от алкоголизма у психиатра.

Л.Е., <...>, русская, со средним специальным образование, не замужем, работающая техничкой в цехе N 31 ОАО "Юргинский абразивный завод", проживающая в Кемеровской области, Юргинском районе, д. Талая <...>, ранее не судима;

осуждена:

- по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 2 (двум) годам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ, условно, с испытательным сроком на 3 (три) года.

По приговору суда с Л., Л.О., Л.Е. взыскано в пользу Н., солидарно, 33.479 рублей - в счет возмещения материального ущерба, 2.000 рублей - в счет оплаты услуг адвоката.

Изучив материалы дела, судебная коллегия

 

установила:

 

Л., Л.О., Л.Е. осуждены за то, что они совершили:

Л. разбой, т.е. нападение на Н.С., в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

- Кроме того Л. совершил убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку - Н.С., сопряженное с разбоем.

- Л.О., Л.Е. кражу, т.е. тайное похищение чужого имущества.

Преступления ими были совершены 14 октября 2000 года в городе Юрге, Кемеровской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Подсудимые Л. в судебном заседании виновным себя признал частично, Л.О., Л.Е. виновными себя не признали.

В кассационных жалобах:

- осужденный Л. считает приговор суда в отношении него незаконным, необоснованным, так как на предварительном следствии им, Л., были даны неправильные, не соответствующие действительности показания, на него со стороны работников милиции было оказано физическое и моральное воздействие, показания данные в судебном заседании суд истолковал не разобравшись с материалами дела.

Суд, в нарушение требований ст. 20 УПК РСФСР не принял мер для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, не выявил в полном объеме обстоятельства, смягчающие ответственность, не дал оценки его поведению во время совершения преступления.

Выводы суда, изложенные в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, умысла на убийство потерпевшей Н.С. у него, Л., не было, данное убийство совершено, в связи с тем ему со стороны потерпевшей было нанесено оскорбление.

Разбойного нападения на потерпевшую Н.С. он, Л., не совершал, после удушения потерпевшей с места происшествия ушел, не взяв из квартиры, что-либо из имущества, принадлежащего потерпевшим, находящегося в доме.

С выводами судебно-психиатрической экспертизы он, Л., не согласен, заключение этой экспертизы является необъективным, потому что в течение многих лет он состоял на учете у психиатра.

Кроме того Л. считает, что приговор суда постановлен на материалах предварительного следствия, не нашедших своего подтверждения в судебном заседании, не на точно установленных фактических обстоятельствах дела, а на предположениях, не подтвержденных другими доказательствами по делу, которые противоречивы.

На основании изложенного осужденный Л. просит внимательно разобраться с делом, вынести справедливое решение приговор суда в отношении него отменить.

- Потерпевшая Н. с приговором суда, в части квалификации действий осужденных Л.Е. и Л.О. и назначенной им мерой наказания не согласна, так как суд необоснованно пришел к выводу, что Л.Е. с Л.О. пришли в дом для осмотра замков, при этом умысла на открытое завладение имуществом у них не было, но после убийства Л. потерпевшей Н.С. они по указанию Л. стали собирать вещи.

Исходя из показаний Л.О., Л.Е., Л.А. на которые суд ссылается в приговоре потерпевшая Н. считает судом не учтено, что сговор осужденных на похищение вещей состоялся заранее, для осуществления сговора они под предлогом позвонить проникли в дом, для этой цели Л. убил ее дочь, дал команду собирать вещи.

Причем Л.О. и Л.Е. не препятствовали Л. совершить убийство, согласились с тем, что таким образом он препятствия для совершения задуманного, поэтому действия Л.О. и Л.Е. следовало бы квалифицировать по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ.

Действиями Л.О. и Л.Е. ей, Н. причинен ущерб в крупном размере, наказание им назначено чрезмерно препятствия для совершения задуманного, поэтому действия мягкое, учитывая изложенное выше потерпевшая Н. просит приговор суда отменить, дело возвратить на дополнительное расследование.

Заслушав доклад судьи Дубровина Е.В., проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденного Л., потерпевшей Н., выслушав заключение прокурора Смирновой Е.Е., полагавшей приговор суда в отношении Л., Л.О., Л.Е. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Судебная коллегия считает, что приговор суда, в отношении Л., Л.О., Л.Е. постановлен законно и обоснованно, доказательства, положенные в основу приговора, были полно исследованы в судебном заседании, приведены в приговоре, судом им дана надлежащая оценка.

Доводы, изложенные в кассационных жалобах осужденного Л., потерпевшей Н. несостоятельны, поскольку не нашли своего подтверждения в судебном заседании, они опровергаются совокупностью доказательств, тщательно исследованных судом и приведенных в приговоре.

Допрошенные на предварительном следствии:

- Л. показал, что 14 октября 2000 года, около 10 часов утра, он проник за ограду дома <...> по ул. Никитина г. Юрги для того, чтобы совершить кражу.

Он, Л., видел, как из дома вышли девушка, впоследствии оказавшейся Н.С., с братом Н.А., они дошли до калитки, девушка проводила мальчика и пошла в дом, но, увидев его побежала, он, Л., вслед за ней забежал в дом, в это время Н.С. звонила по телефону.

После этого он, Л., накинул Н.С. на шею веревку, затянул концы, когда потерпевшая перестала сопротивляться, он затащил Н.С. в ванную комнату, затем из дома похитил имущество, часть которого передал Л.О. и Л.Е., о совершенном преступлении рассказал Л.А.

Л.О., Л.Е. дали аналогичные показания, дополнив, что в дом Н. и Н.С., где находилась Н.С., они пришли не для похищения имущества, а для осмотра замков, чтобы потом в отсутствие проживающих похитить имущество.

После того, как Л. в их отсутствие, по своей инициативе, неожиданно для них, задушил Н.С., хотя договоренности об этом между ними не было, они стали собирать чужое, принадлежащее Н. и Н.С. имущество, которое впоследствии поделили поровну.

Суд правильно отметил в приговоре, что Л., Л.О., Л.Е. в первоначальной стадии предварительного следствия не только признавали свою вину в совершенном, но и давали подробные показания, на основании которых были установлены фактические обстоятельства дела, изложенные в приговоре.

Они являются достоверными, поскольку подтверждаются другими доказательствами и содержат такую информацию, которая, в тот период времени, не была известна ни работникам милиции, ни следователям.

Предварительное следствие и судебное заседание были проведены в соответствии с требованиями УПК РСФСР, ст. 51 Конституции Российской Федерации им, Л., Л.О., Л.Е. разъяснялась, право на защиту их нарушено не было, допрашивались они в присутствии адвокатов, никто, никакого воздействия на них не оказывал.

Свидетели Н.О., Л.А.В. - работники милиции, допрошенные в судебном заседании показали, что после задержания по подозрению в убийстве Н.С. и похищению имущества Л., Л.О., Л.Е., последние добровольно давали подробные показания о совершенных ими преступлениях, никто, никакого воздействия на них не оказывал.

Свидетель Л.А. в суде пояснил, что 14 октября 2000 года Л. рассказал ему о совершенном им убийстве девушки в г. Юрге, как впоследствии оказалось Н.С., Л.Е. дополнила, что после убийства потерпевшей они, Л.Е., Л.О., Л., похитили имущество из квартиры убитой.

Показания свидетелей Н.О., Л.А.В., Л.А. являются достоверными, соответствующими действительности, поскольку они последовательны, не противоречивы, подтверждаются другими доказательствами, приведенными судом в приговоре.

Причем эти показания свидетели Н.О., Л.А.В., Л.А. давали добровольно, ст. 51 Конституции Российской Федерации им разъяснялась, право на защиту их нарушено не было, допрашивались они в присутствии адвокатов, никто, никакого воздействия на них не оказывал.

Изменение своих показаний в дальнейшем Л., Л.О., Л.Е. суд правильно расценил, как их попытку смягчить ответственность за содеянное.

В подтверждение вины Л., Л.О., Л.Е. по совершенным преступлениям, суд в приговоре обоснованно сослался: на показания потерпевшей Н., свидетелей Н.А., З., К., Ф., Л.А., И., С., признав их достоверными, соответствующими действительности, потому что они подтверждаются другими доказательствами, приведенными судом в приговоре,

Помимо этого суд в приговоре правильно сослался на протоколы: осмотра места происшествия, следственных экспериментов, выемки, изъятий осмотров и опознаний вещественных доказательств, заключения судебно-медицинских экспертиз, и другие доказательства по делу, дав им надлежащую оценку, приведя в приговоре анализ всем доказательствам по делу.

Оценив собранные по делу доказательства, правильно установив фактические обстоятельства дела, суд обоснованно пришел к выводу, что Л. совершил разбой, т.е. нападение на Н.С., в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья с применением предмета используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Кроме того Л. совершил убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку - Н.С., сопряженное с разбоем.

Л.О., Л.Е. совершили кражу, т.е. тайное похищение чужого имущества.

Ссылка Л. на то, что он разбойного нападения на потерпевшую Н.С. не совершал, никаких вещей из квартиры Н. и Н.С. не брал опровергаются собранными по делу доказательствами из которых видно: Л., имея умысел на похищение имущества Н. и Н.С." напал на Н.С., с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением, предмета используемого в качестве оружия веревки, причинил ей тяжкий вред здоровью, завладел имуществом Н. и Н.С.

Об умысле Л. направленном на убийство потерпевшей Н.С., свидетельствуют его фактические действия.

Так он, Л., набросив петлю из веревки на шею Н.С., затягивая ее, производя удушение, сознавал, что в результате его действий наступит смерть потерпевшей, желал и сознательно допускал ее наступления, при этом Н.С. на него не нападала, Л. от нее не оборонялся.

Во время этого убийства Л. не находился в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), потому что со стороны потерпевшей Н.С., в отношении него, Л., не было насилия, издевательства, тяжкого оскорбления, иных противоправных, аморальных действий, психотравмирующей ситуации, которая могла бы возникнуть в связи с систематическим противоправным, аморальным поведением потерпевшей, однако такой ситуации не было.

Психическое состояние Л., Л.О., Л.Е. проверялось судом, который правильно признал их вменяемыми, в отношении инкриминируемых им деяний, так как они психическим расстройством не страдали и не страдают.

В момент совершения правонарушения они каких-либо признаков временного болезненного расстройства душевной деятельности не обнаруживали, могли отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Все по делу экспертизы, в том числе и судебно-психиатрическая в отношении Л., проведены высококвалифицированными врачами-экспертами, составлены в соответствии с требованиями закона и у судебной коллегии сомнений не вызывают.

Утверждение потерпевшей Н. о том, что действия Л.О., Л.Е. неправильно квалифицированы судом, как тайное похищение чужого имущества, потому они что совершили открытое нападение на завладение имуществом Н. и Н.С. является несостоятельным, не нашедшим своего подтверждения в судебном заседании.

Суд, правильно указал в приговоре, что Л.О., Л.Е. в дом Н. и Н.С. проникли не с целью завладения имуществом, а для того, чтобы осмотреть замки квартиры, умысла на разбойное нападение и предварительного сговора на похищение имущества у них не было, поскольку после совершения Л. разбоя и убийства Н.С., они во исполнение его указаний стали искать ценные вещи и деньги, которые после обнаружения похитили.

Обоснованно придя к выводу о доказанности вины Л., в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 п. "в"; 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "з" УК РФ, Л.О., Л.Е., в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 1 УК РФ, суд назначил им наказание, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, фактических обстоятельств дела, их семейного положения, наличия у Л.О., Л.Е. на иждивении несовершеннолетних детей, состояния здоровья, данных, характеризующих личность, обстоятельств, как отягчающих, так и смягчающих наказание.

Исходя из вышеизложенного судебная коллегия не усматривает оснований к отмене, изменению приговора в отношении Л., Л.О., Л.Е., как в части квалификации их действий, так и в части назначенного им наказания.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Кемеровского областного суда от 22 июня 2001 года в отношении Л., Л.О., Л.Е. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"