||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 марта 2002 г. N 88-о02-5

 

Председательствующий: Крючков М.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Колесникова Н.А.

судей - Мезенцева А.К., Хинкина В.С.

рассмотрела в судебном заседании от 21 марта 2002 г. дело по кассационным жалобам осужденных К. и П., кассационному протесту государственного обвинителя Пудовкина В.В. на приговор Томского областного суда от 29 октября 2001 года, которым

К., <...>, судимый 29.07.1999 года Северским городским судом Томской области по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ к 2 годам лишения свободы, освобожден от наказания на основании акта амнистии от 26.05.2000 года,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "з" УК РФ к 17 годам лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ К. назначено 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии особого режима.

Постановлено взыскать с К. в пользу К.Н. в возмещение ущерба 10000 руб. и компенсацию морального вреда в сумме 4000 руб.

П., <...>, не судимый,

осужден по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 10 годам лишения свободы; по ст. ст. 33 ч. 5, 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ к 2 годам лишения свободы.

По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ П. назначено 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со ст. ст. 97, 99 УК РФ назначены принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра К. от наркомании, П. от алкоголизма.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Колесникова Н.А., судебная коллегия

 

установила:

 

К. признан виновным и осужден за умышленное убийство 2-х лиц, сопряженное с разбоем и за разбойное нападение с целью завладения чужим имуществом с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших, по предварительному сговору группой лиц.

П. осужден за пособничество в умышленном убийстве, сопряженном с разбоем; за пособничество в разбое, по предварительному сговору группой лиц, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших и за кражу чужого имущества, по предварительному сговору группой лиц, с причинением значительного ущерба гражданину.

Преступные действия осужденными совершены в г. Северске Томской области 15 июля 2000 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании осужденные виновными себя признали частично.

В кассационных жалобах:

Осужденный К., не соглашаясь с приговором суда, просит разобраться в обстоятельствах дела. Он указывает, что П. к убийству и разбойному нападению не причастен. По мнению осужденного его действия квалифицированы неправильно. Просит учесть его состояние здоровья. Он страдает эпилепсией и тяжелой формой туберкулеза.

В дополнительной кассационной жалобе осужденный К. указывает, что его психическое состояние надлежащим образом не исследовано.

Осужденный П. просит приговор суда изменить, считает, что его действия квалифицированы неправильно. Он указывает, что у него не было предварительного сговора с К. на убийство К.О. и П.О. и завладения деньгами. Он не держал дверь квартиры во время убийства потерпевших. Умысла на убийство и разбойное нападение у него не было.

В дополнительной кассационной жалобе осужденный П., ссылаясь на те же доводы, просит пересмотреть дело, снизить ему назначенную меру наказания, учитывая его положительные характеристики, первую судимость.

В кассационном протесте ставится вопрос об отмене приговора суда в части осуждения П. по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "з", 33 ч. 5, 162 ч. 3 п. "в", 158 ч. 2 УК РФ и направлении дела на новое судебное рассмотрение. Кроме того, ставится вопрос об исключении из приговора указания на квалифицирующий признак "совершение разбоя группой лиц по предварительному сговору в отношении К. Прокурор ссылается на то, что суд правильно установив фактические обстоятельства по делу, дал неправильную оценку действиям П. По мнению прокурора, суд необоснованно исключил у П. квалифицирующий признак - пункт "а" ст. 105 ч. 2 УК РФ. Прокурор также считает, что из обвинения К. должен быть исключен квалифицирующий признак разбоя - предварительный сговор группой лиц.

Выслушав прокурора Филимонову С.Р. об оставлении кассационного протеста без удовлетворения, исключении из приговора у осужденных квалифицирующего признака разбоя - совершения преступления группой лиц по предварительному сговору, обсудив доводы кассационных жалоб, кассационного протеста, проверив материалы уголовного дела, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим частичному изменению.

Суд правильно установил фактические обстоятельств по делу.

Из материалов уголовного дела видно, что 15 июля 2000 года П. распивал спиртные напитки, договорился с неустановленным лицом совершить кражу чужого имущества. С этой целью П. и неустановленное лицо взломали дверь в комнату С. в г. Северске, проникли в комнату Л. и похитили его холодильник, стоимостью 3000 руб., который П. затем продал П.А. за 500 руб.

К., проживая с двоюродной бабушкой П.О., 1912 года рождения, зная о том, что 17 августа она получила пенсию и ушла к своей соседке К.О., решил завладеть пенсией бабушки. О своем намерении он решил сообщить П., который высказал сомнение в том, что бабушка добровольно отдаст деньги. Тогда К. предложил П. убить П.О. и К.О. и завладеть деньгами.

К. распределил роли. Он первым зашел в квартиру К.О. и со словами: "Баба К.О., а почему у Вас открыта дверь?" стал наносить К.О. удары отверткой в область шеи и груди. От причиненного тяжкого вреда здоровью потерпевшей наступила ее смерть.

П., находясь на лестничной клетке, услышав крик в квартире, зная, что в квартире находится П.О., об убийстве которой они договорились, стал удерживать дверь квартиры, когда П.О. пыталась выйти из квартиры.

Не имея возможности выйти из квартиры, П.О. побежала в комнату, но К. догнал ее и нанес отверткой не менее 3-х ударов в шею и грудь потерпевшей, причинив тяжкий вред ее здоровью. От причиненных телесных повреждений П.О. скончалась на месте совершения преступления.

Завладев деньгами в сумме 1250 руб., осужденные с места совершения преступления скрылись.

Вина К. и П. в совершении указанных преступных действий установлена совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре, а именно: показаниями потерпевших К.Н., К.В.; показаниями свидетеля Р.В.; протоколом осмотра места происшествия; заключениями судебно-медицинской, криминалистической, трасологической, судебно-биологической экспертиз; собственными показаниями осужденных на предварительном следствии, в которых они подробно рассказали об обстоятельствах совершения преступлений.

Суд обоснованно показания К. и П. на предварительном следствии признал достоверными, поскольку они соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным в суде, получены с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства и подтверждены другими доказательствами по делу, указанными в приговоре суда.

Утверждение в кассационных жалобах о том, что П. не причастен к убийству потерпевших и разбойному нападению на них, противоречит имеющимся в деле доказательствам, в том числе собственным показаниям осужденных на предварительном следствии.

Суд всесторонне, полно и объективно исследовав имеющиеся по делу доказательства, оценив их, пришел к правильному выводу о доказанности вина К. и П. в совершении преступных действий в отношении потерпевших К.О. и П.О.

Нельзя согласиться с доводами осужденного К. о том, что его психическое состояние надлежащим образом не исследовано.

Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы К. в отношении инкриминируемых ему деяний признан вменяемым. Оснований для назначения повторной судебно-психиатрической экспертизы в отношении него не имеется.

Судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора квалифицирующий признак разбоя - совершение преступления группой лиц по предварительному сговору у осужденных К. и П., поскольку П. не являлся соисполнителем преступления, а выполнял роль пособника.

В остальном правовая оценка преступным действиям осужденных дана правильно.

Нельзя согласиться с доводами кассационного протеста о том, что суд необоснованно признал отсутствие в действиях П. квалифицирующего признака - пункта "а" ст. 105 ч. 2 УК РФ.

Суд пришел к правильному выводу, что П. не может нести уголовной ответственности по пункту "а" ст. 105 ч. 2 УК РФ, поскольку, как установил суд, изначально умыслом осужденных не охватывалось соисполнительство в убийстве 2-х лиц.

Мера наказания осужденным назначена в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, обстоятельств дела, смягчающих наказание и данных о личности.

Оснований для смягчения меры наказания осужденным судебная коллегия не находит.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Томского областного суда от 29 октября 2001 года в отношении К. и П. изменить, исключить из него квалифицирующий признак разбоя - совершение преступления группой лиц по предварительному сговору у осужденных К. и П.

В остальном приговор о них оставить без изменения, а кассационные жалобы и кассационный протест без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"