||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 марта 2002 г. N 73-о01-45

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Вячеславова В.К.

судей Верховного Суда РФ Чакар Р.С. и Линской Т.Г.

Рассмотрела в судебном заседании от 21 марта 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Ч.А., Е., Ч., М., Ч.С. - законного представителя несовершеннолетней осужденной Ч.А., М.Н. - законного представителя несовершеннолетней осужденной Е. на приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 27 апреля 2001 года, которым

Ч. <...>, ранее судимый: 24 февраля 1999 года по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года; 31 декабря 1999 года по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года, -

при признании в действиях особо опасного рецидива осужден: по п. п. "б", "в", "г" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы с конфискацией имущества; по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 (четырнадцати) годам лишения свободы; по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 17 (семнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

По ч. 4 ст. 150 УК РФ оправдан за недоказанностью участия в преступлении.

Ч.А. <...>, не судимая, -

осуждена, по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы; по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 9 (девяти) годам лишения свободы; по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 9 (девяти) годам и 3 месяцам лишения свободы в воспитательной колонии.

М. <...>, не судимая, -

осуждена: по п. п. "б" и "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы с конфискацией имущества, по п. п. "ж", "з" ч. 105 УК РФ к 10 (десяти) годам лишения свободы; по совокупности преступлений, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ частичным сложением наказаний к 12 (двенадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Е. <...>, не судимая, -

осуждена: по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы; по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 9 (девяти) годам лишения свободы; по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 9 (девяти) годам и 3 месяцам лишения свободы в воспитательной колонии.

Приговором постановлено взыскать с Ч., М., законных представителей, несовершеннолетних осужденных Е. и Ч.А., М.Н. и Ч.С. в пользу законного представителя потерпевшего С.Н. 7000 (семь тысяч) рублей в счет возмещения материального ущерба и 100000 (сто тысяч) рублей в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Линской Т.Г., объяснения осужденных Ч.А. и М. по доводам своих кассационных жалоб, заключение прокурора Соломоновой В.А. об отмене приговора в части гражданского иска, с направлением дела на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства; об исключении из приговора указание об осуждении Ч. по п. "г" ч. 3 ст. 162 УК РФ и за совершение разбойного нападения по признаку неоднократности с заменой Ч. режим отбывания лишения свободы с особого на строгий и об оставлении в остальной части приговора без изменения, кассационных жалоб - без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ч., М., Е. и Ч.А. осуждены за умышленное убийство С., совершенное по предварительному сговору группой лиц, сопряженное с разбоем и за разбойное нападение, совершенное, по предварительному сговору группой лиц, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, с применением предметов, используемых в качестве оружия, в целях завладения чужим имуществом в крупном размере. Ч., кроме того, признан виновным в совершении разбойного нападения по признаку неоднократности.

Преступление совершено ночью 21 июня 2000 года в г. Гусиноозерске Республики Бурятия при обстоятельства изложенных в приговоре.

В судебном заседании:

Ч. отказался от ранее данных им показаний. Он пояснил, что умысла на убийство потерпевшего и завладение его имуществом он не преследовал. Он узнал о том, что С. изнасиловал М. и отреагировал неадекватно на это обстоятельство. Когда С. сидел на месте водителя он сначала накинул на шею потерпевшего шнур, который соскользнул с шеи. С. в связи с сильным алкогольным опьянением не реагировал на его действия. Поэтому он взял нож и заставил Е. помочь ему. Ч.А., увидев его действия, разбудила М., и вместе с нею выскочила из машины. После этого он вложил в руку Е. нож и ее рукой стал наносить удары ножом потерпевшему. Потом он вытащил С. из машины и сбросил труп в погреб. М. вернулась, после того как он выехал на машине из гаража. А Ч.А. ушла домой, и он ее больше не видел.

М. дала показания аналогичные вышеприведенным показаниям Ч.

Е. и Ч.А. отказались от дачи показаний в судебном заседании, подтвердив свои показания, данные ими в предыдущем судебном заседании. Ч.А. показала, что явку с повинной она изложила под диктовку следователя, под угрозой применения дубинки.

В кассационных жалобах:

Осужденный Ч. утверждает, что он не совершал убийство по предварительному сговору с целью хищения чужого имущества. Он ссылается на то, что своими последовательными, честными и правдивыми показаниями он способствовал скорейшему раскрытию преступления. В суде он вынужден был изменить показания.

Осужденная М. считает, что расследование по делу проведено не полно и не объективно. Утверждает, что она не виновна, однако ее показания не были проверены надлежащим образом, что за основу ее обвинительно приговора были приняты ложные показания осужденных. В жалобе обращается внимание на неправомерное поведение потерпевшего, который, воспользовавшись ее беспомощным состоянием, в связи с сильным алкогольным опьянением изнасиловал ее. Кроме того, М. в жалобе указывает, что о совершенном преступлении она не могла сообщить правоохранительным органам потому, что к нему была причастна ее племянница.

Осужденная Ч.А. просит об отмене приговора, с направлением дела на новое расследование в связи с нарушением требований ст. 20 УПК РСФСР. Ссылается на применение в отношении нее противозаконных мер, под воздействием которых она оговорила себя. Поэтому она считает, что суд не должен был рассматривать эти показания, как доказательство ее вины. По ее мнению, предварительное и судебное следствие проведены с нарушением закона, необъективно, с обвинительным уклоном. При решении вопроса о наказании, она просит учесть ее молодость, первую судимость, данные положительно характеризующие ее.

Законный представитель несовершеннолетней осужденной Ч.А. ее отец Ч.С. просит об отмене приговора с направлением дела на новое расследование считает приговор чрезмерно суровым, что наказание Ч.А. назначено без учета того, что его дочь совершила преступление впервые, в несовершеннолетнем возрасте и ее состояния здоровья. По его мнению, в стадии судебного следствия не было добыто достаточных доказательств, подтверждающих вину его дочери. Он полагает, что первоначальные показания его дочерью, в том числе и явка с повинной были даны под воздействием противозаконных мер. Считает, что суд дал неправильную оценку собранным по делу доказательствам, оставив без проверки и оценки существенные противоречия в них. Также Ч.С. высказывает в жалобе сомнения относительно правильности квалификации преступления по ст. 162 ч. 3 УК РФ.

Осужденная Е. обращает внимание на свой несовершеннолетний возраст, в силу которого она неправильно воспринимала или не понимала в достаточной степени события, происходящие около нее и в отношении нее. Этим она объясняет неправильное отражение в материалах дела ее первоначальных показаний, которые, по ее мнению, необоснованно были учтены судом при постановлении обвинительного приговора.

Законный представитель несовершеннолетней осужденной Е. ее мать М.Н. просит об изменении приговора в части назначенного наказания ее дочери. Она просит учесть несовершеннолетний возраст дочери. Обращает внимание на неправомерное поведение потерпевшего в отношении несовершеннолетних. Считает, что в отношении осужденных и, в частности, в отношении ее несовершеннолетней дочери в период расследования дела оказывалось психологическое воздействие со стороны оперативных работников, повлекшее самооговор. В жалобе также утверждается, что психологическое воздействие на дочь было оказано и Ч.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению.

Вина осужденных в совершении ими преступления при обстоятельствах изложенных в приговоре материалами дела подтверждена. Квалификацию их действий за преступления предусматривающих ответственность за совершение умышленного убийства по предварительному сговору группой лиц в процессе разбойного нападения следует признать правильной.

Из дела видно, что все приведенные в кассационных жалобах доводы являлись предметом исследования судебного следствия и обоснованно были признаны судом не состоятельными.

Суд обоснованно признал достоверными, и принял за основу доказательств вины осужденных те показания Ч., Ч.А. и Е., которые при проверке нашли свое объективное подтверждение в других материалах дела.

В период предварительного расследования дела Ч. показывал, что удары ножом потерпевшему наносили в грудь и живот, по очереди М., Е. и Ч.А. Каждая из них нанесла не менее 15 ударов. Он же в это время, с целью облегчения осуществления умысла на убийство С., удерживал его на водительском месте в салоне автомашины. Согласно его показаниям, убийство было совершено из чувства мести за то, что С. совершил половой акт с М. Между тем, он не оспаривал того, что они договаривались о совершении убийства и о том, что после убийства С. он автомашину заберет себе. Эти показания Ч. подтвердил при выходе на место происшествия.

В предыдущем судебном заседании Ч. дал аналогичные показания, но отрицал наличие у него умысла на завладение автомашиной.

Е. в период предварительного следствия показывала, что удары ножом наносили она, М. и Ч.А., что каждая из них нанесла около 15 ударов в грудь и живот протерпевшего. Согласно ее показаниям, совершить убийство им предложил Ч., который сказал, что после убийства они заберут машину С., уедут на ней в г. Улан-Удэ, там продадут ее, а деньги поделят между собой. В предыдущем судебном заседании Е. дала аналогичные показания.

Из показаний Ч.А., данных ею в период предварительного следствия видно, что Ч. предложил убить С., а автомашину последнего забрать. Они с Е. согласились, решили на машине уехать в г. Улан-Удэ, там ее продать, а деньги поделить между собой. После этого она разбудила М. и сказала ей, что они хотят убить С. и забрать машину. Кроме того, она сообщила М., что С. изнасиловал ее, в то время когда она спала. М. согласилась принять участие в убийстве потерпевшего. После этого Ч. взял шнур и стал удерживать С. на водительском месте, а М. первая стала наносить удары С. ножом в грудь и живот. После М. удары в грудь и живот С. стала наносить она, а после нее удары ножом в грудь и живот С. нанесла Е. Когда Е. наносила удары ножом, она и М. вышли из гаража. Когда вернулись, увидели, что Ч. и Е. уже опустили С. в подвал. После совершенного убийства все решили уехать в г. Улан-Удэ. Ее отправили за сигаретами, но она ушла и не вернулась.

Поскольку Е. и Ч.А. заявили о том, что в отношении них в период расследования дела применялись недозволенные методы, суд принял меры к проверке указанного заявления.

Материалы судебного следствия позволили суду прийти к обоснованному выводу о несостоятельности вышеуказанного заявления. В приговоре правильно отмечено, что допрашивались осужденные в присутствии своих защитников, каких-либо данных, которые давали бы основание полагать, что к кому-либо из несовершеннолетних осужденных применялись недозволенные методы следствия по делу не выявлены. Сами осужденные в судебном заседании показали, что по поводу применения в отношении них противозаконных мер, они никаких заявлений не делали, не сообщали об этом ни своим защитникам, ни прокурору, ни законным представителям.

Показания подсудимых Ч., Ч.А. и Е. об обстоятельствах совершенных ими преступлений находятся в полном соответствии с данными о характере и локализации телесных повреждений у потерпевших и о причине его смерти, отраженными в акте судебно-медицинской экспертизы, с данными зафиксированными в протоколах осмотра места происшествия, вещественных доказательств и автомашины.

Обоснованно суд сослался в подтверждение вины осужденных на показания свидетелей А., М.У. и протокол опознания последним М., на выводы дактилоскопической экспертизы, предметом исследования которой явились изъятые с места происшествия отпечатки следов рук.

Соглашаясь с выводами суда, как в части доказанности вины осужденных, так и в части юридической оценки их действий, судебная коллегия считает, что назначенное им наказание соответствует тяжести совершенного ими преступления и данным характеризующим их личность. При решении этого вопроса суд учел обстоятельства, отягчающие и смягчающие ответственность осужденных, в том числе и те, на которые содержатся ссылки в жалобах. Поэтому оснований к изменению приговора в этой части судебная не усматривает.

Вместе с тем, судебная коллегия считает, что в части осуждения Ч. по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в", "г" УК РФ приговор подлежит изменению с исключением из приговора указания об осуждении Ч. по п. "г" ч. 3 ст. 162 УК РФ, предусматривающей ответственность за разбой, совершенный лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство. Поскольку прежние судимости Ч., в данном конкретном случае, не могут быть учтены в связи с тем, что он, как лицо, осуждавшееся к наказанию до трех лет лишения свободы условно, подпадал под акт "Об амнистии". С учетом указанных изменений подлежит замене режим места отбывания Ч. лишения свободы с особого на строгий.

Судебная коллегия также считает, что подлежит отмене приговор в части гражданского иска с направлением дела на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Разрешая гражданский иск, суд постановил: "Взыскать с Ч., М., законных представителей несовершеннолетних Е. и Ч.А. - М.Н. и Ч.С. в пользу С.Н. 7000 (семь тысяч рублей) в счет возмещения материального ущерба и 100 000 (сто тысяч рублей) в счет компенсации морального вреда.". Такое решение противоречит нормам уголовно-процессуального и гражданско-процессуального законодательства.

В соответствии с законом 314 УПК РСФСР, в приговоре должны содержаться мотивы, обосновывающие решение суда в части разрешения гражданского иска или возмещения материального ущерба, причиненного преступлением. Данное требование закона судом не выполнено.

В соответствии со ст. 1074 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях. При рассмотрении гражданского иска суду следовало иметь в виду, что если ущерб явился результатом совместных преступных действий нескольких лиц, то осужденные из числа как взрослых, так и несовершеннолетних лиц, при наличии у них достаточного заработка, несут солидарную материальную ответственность. Граждане, в том числе законные представители несовершеннолетних осужденных, привлеченные в предусмотренных законах случаях к участию в деле в качестве гражданских ответчиков за ущерб, причиненный несовершеннолетним осужденным, возмещают его в долях. Долевая ответственность может быть возложена на осужденных, если суд признает, что такой порядок взыскания соответствует интересам истца и обеспечивает возмещение ущерба.

При рассмотрении гражданского иска по настоящему делу суд не счел нужным определить порядок возмещения материального ущерба.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 332 и 339 УПК РСФСР, судебная

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 27 апреля 2001 года в отношении Ч. изменить.

Исключить из приговора указание об осуждении Ч. по п. "г" ч. 3 ст. 162 УК РФ и за совершение разбойного нападения по признаку неоднократности. Заменить Ч. режим отбывания лишения свободы с особого на строгий.

Этот же приговор в отношении Ч., Ч.А., М. и Е. в части гражданского иска отменить и дело в этой части направить на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

В остальной части приговор оставить без изменения, кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"