||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 марта 2002 г. N 77-о02-10

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.,

судей Борисова В.П. и Ботина А.Г.

рассмотрела в судебном заседании 21 марта 2002 года дело по частному протесту на постановление судьи Липецкого областного суда от 4 февраля 2002 года, по которому уголовное дело Е. о совершении общественно опасного деяния, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. "в" УК РФ - направлено на дополнительное расследование.

Заслушав доклад судьи Ермилова В.М. и заключение прокурора Карасевой С.Н., поддержавшей частный протест, судебная коллегия

 

установила:

 

органы предварительного следствия пришли к выводу о том, что Е. в состоянии невменяемости совершил убийство малолетнего У.

Для решения вопроса о применении к Е. принудительных мер медицинского характера, дело направлено прокурором в областной суд.

Судья возвратил дело Е. прокурору для дополнительного расследования в связи существенным нарушением уголовно-процессуального закона органами предварительного следствия.

В постановлении судьи указывается, что ранее постановлением судьи дело Е. направлялось на дополнительное расследование в связи с необходимостью обеспечения Е. законным представителем. Однако судья считает, что постановление не выполнено. Следователь вынес постановление о признании законным представителем Е., его жены Е.М., 1925 года рождения. Однако, как видно из постановления, Е. отказалась его подписать, следовательно, не согласилась выполнять обязанности законного представителя Е., с материалами дела не знакомилась.

По мнению судьи, следователь не учел престарелый возраст Е.М., и что она находилась в неприязненных отношениях с Е., с которым проживала раздельно.

Поскольку, несмотря на это, следователь не признал законным представителем Е. другое лицо, то судья считает, что следователь реально не обеспечил Е. законным представителем, чем нарушено право Е. на защиту.

Кроме того, указывается о том, что в нарушение требований ст. 406 ч. 1 УПК РСФСР, в резолютивной части постановления следователем указывается о направлении дела Е. заместителю прокурора Липецкой области. Следователь обязан был самостоятельно принять решение о прекращении дела или направления дела в суд для применения мер медицинского характера. Только после этого прокурор был вправе принять решение в соответствии со ст. 406 ч. 3 УПК РСФСР.

Органам следствия предлагается устранить допущенные нарушения уголовно-процессуального закона.

В частном протесте заместителя прокурора области утверждается о том, что органами следствия не допущено нарушений уголовно-процессуального закона, на которые указывается в постановлении судьи, и ставится вопрос об отмене постановления и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы частного протеста, судебная коллегия находит протест подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В частном протесте правильно указывается на то, что после возвращения дела Е. на дополнительное расследование, постановлением следователя законным представителем Е. признана его жена Е.М., которой были разъяснены ее права. Е.М. была письменно уведомлена об окончании предварительного следствия по делу, и о возможности реализовать свое право на ознакомление с материалами уголовного дела. Кроме того, о возможности участвовать в деле в качестве законного представителя были уведомлены другие близкие родственники Е.

Отказ Е.М. подписать постановление следователя о признании ее законным представителем и от реализации своих прав, не может свидетельствовать о нарушении органами следствия права Е. на защиту.

Суд сам мог допустить к участию в деле лицо, в силу закона являющегося законным представителем Е.

Указание в частном протесте на то, что органами следствия в полном объеме выполнены требования ст. 405 УПК РСФСР, защитник был предоставлен Е. на всем протяжении предварительного следствия с момента предъявления ему обвинения и избрания в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу, в постановлении судьи не оспаривается.

При таких обстоятельствах в постановлении судьи неосновательно утверждается о нарушении права Е. на защиту.

Что касается ссылки в постановлении на нарушение следователем требований ст. 406 ч. 1 УПК РСФСР, то с этим нельзя согласиться.

Из материалов дела видно, что следователем по окончании предварительного расследования вынесено постановление о направлении уголовного дела в отношении Е. в суд для решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера. Указание в резолютивной части постановления о направлении дела прокурору, для принятия решения в соответствии с ч. 3 ст. 406 УПК РСФСР, не может расцениваться как существенное нарушение уголовно-процессуального закона. Согласно ч. 3 ст. 406 УПК РСФСР, следователь постановление вместе с делом направляет прокурору, который при согласии с постановлением передает дело в суд, что прокурором и было сделано.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

постановление судьи Липецкого областного суда от 4 февраля 2002 года в отношении Е. отменить, дело направить в тот же суд на новое судебное рассмотрение, со стадии назначения судебного заседания.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"