||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 марта 2002 г. N 1-о01-9

 

Председательствующий: Харитонов И.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Пелевина Н.П.,

судей - Рудакова С.В. и Куменкова А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 21 марта 2002 года дело по кассационным жалобам осужденной Р. и адвоката Мартюшева В.И. на приговор Архангельского областного суда от 14 сентября 2001 года, по которому

Р., <...>, русская, с неполным средним образованием, ранее не судимая,

осуждена по ст. 105 ч. 2 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснение осужденной Р., поддержавшей жалобы по их доводам, заключение прокурора Хомицкой Т.П., полагавшей приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

Р. признана виновной в убийстве своей малолетней дочери Р.А., 27 февраля 1999 года рождения, заведомо для виновной находившейся в беспомощном состоянии.

Преступление совершено 28 апреля 2000 года в пос. Савинский Плесецкого района Архангельской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Р. виновной себя не признала.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденная Р. указывает, что обвинение и приговор основаны на противоречивых данных и ее самооговоре на предварительном следствии. Первоначальные ее доводы о смерти дочери в результате несчастного случая не были приняты во внимание, хотя и не опровергнуты. Выводы судебно-медицинского эксперта, отрицавшего наступление смерти потерпевшей от несчастного случая, являются немотивированными и противоречат другим доказательствам. Ее первоначальные показания на следствии из дела пропали, а ходатайство о их приобщении к делу было необоснованно отклонено. Мотив преступления основан на предположениях органов следствия. Следователь С. шантажировал ее, но суд не дал оценки ее доводам, не учел показаний ряда свидетелей в ее защиту, не принял во внимание ее доводы о недозволенных методах ведения следствия. Судебное следствие проведено неполно и необъективно, необоснованно отказано в рассмотрении дела судом присяжных, действиям дана неверная юридическая оценка. Просит приговор отменить, дело направить на новое расследование, изменив ей меру пресечения на подписку о невыезде.

В кассационной жалобе и дополнении к ней адвокат Мартюшев В.И. указывает, что осужденная Р. на следствии оговорила себя, а ее доводы о смерти дочери в результате несчастного случая не получили оценки в приговоре. В судебном заседании не была допрошена лечащий врач ребенка, которая на следствии показывала, что наличие у ребенка заболеваний могло способствовать несчастному случаю. Не были изъяты и осмотрены подушки, вес которых имеет существенное значение для разрешения дела и проверки правильности выводов судебно-медицинской экспертизы, которая проведена без учета этих данных. В нарушение ст. 126 УПК РСФСР следствие проводилось не следователем, а помощником прокурора, не правомочным расследовать дела, в связи с чем доказательства, добытые им, не имеют юридической силы. Р. не была реально обеспечена защитой на следствии, ее отказ от защиты был вынужденным ввиду отсутствия денежных средств. Необоснованно отклонено ходатайство о допросе следователя Ш., протокол допроса Р. в качестве подозреваемой из дела изъят. На следствии она оговорила себя под принуждением заинтересованных лиц и вследствие психотравмирующей ситуации, в связи с чем Р. придумала версию об убийстве ею ребенка. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Р. основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Доводы осужденной Р. о смерти ребенка вследствие несчастного случая, которые она дала в ходе судебного разбирательства, не соответствуют ее собственным показаниям в стадии предварительного следствия, которым дана мотивированная оценка в совокупности с другими доказательствами.

Из заявления явки с повинной, написанной Р. собственноручно, усматривается, что она призналась в убийстве своего ребенка и указала, что во время сна она вытащила у дочери соску и стала душить ее, зажав рот и нос носовым платком, пока не наступила ее смерть. Об убийстве дочери она сообщила К. и другим гражданам (т. 1 л.д. 13).

Об обстоятельствах убийства дочери Р. подробно рассказала при проведении следственного эксперимента с ее участием в качестве подозреваемой (т. 1 л.д. 63 - 64), а также добровольно выдала органам следствия носовой платок, которым задушила дочь, и который признан вещественным доказательством (т. 1 л.д. 73 - 74, 79).

При допросе в качестве обвиняемой Р. показала, что она хотела создать новую семью с К.А., который в последнее время охладел к ней. Она подумала, что им мешает ее дочь Р.А., испугалась потерять его и невозможности одной содержать дочь, в связи *** и решила убить ее. Она закрыла ей нос и рот носовым платком, который удерживала около 15 минут, хотя ребенок пытался вырваться. После этого пыталась произвести имитацию несчастного случая, выбрав ребенку соответствующую позу (т. 1 л.д. 18 - 22).

Причинам последующего изменения показаний осужденной суд дал надлежащую оценку и мотивированно признал несостоятельными ее доводы о написании явки с повинной под угрозами со стороны К. и оговора ее свидетелями К., К.С., К.И., К.Т., признав их показания достоверными и допустимыми.

Из показаний свидетеля К. видно, что осужденная призналась ему в убийстве своей дочери путем удушения носовым платком из желания жить вместе с ним, после чего его родственники уговорили ее написать явку с повинной. Никакого давления на нее никто не оказывал.

Аналогичные показания дали свидетели К.С., К.И. и К.Т. на предварительном следствии, показания которой оглашены в порядке ст. 286 УПК РСФСР (т. 1 л.д. 45, 220 - 221).

О добровольности написания Р. явки с повинной показал свидетель Л.

Факт обнаружения трупа ребенка и вещественных доказательств подтверждается протоколом осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 8 - 11), а причина смерти Р.А. от асфиксии подтверждена заключением судебно-медицинского эксперта, исключившего причину ее смерти без постороннего воздействия, в результате несчастного случая (т. 1 л.д. 76 - 77).

Приведенные выше доказательства в их совокупности свидетельствуют о несостоятельности доводов кассационных жалоб о смерти потерпевшей в результате несчастного случая, необъективности исследования доказательств и их собирания с применением недозволенных методов ведения следствия. При доказанности причины смерти потерпевшей ее состояние здоровья накануне смерти правового значения не имеет. На все доводы кассационных жалоб в приговоре содержатся мотивированные ответы, не вызывающие сомнения.

При таких обстоятельствах юридическая квалификация действий Р. по ст. 105 ч. 2 п. "в" УК РФ является законной, обоснованной и правильной.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, на что указано в жалобах, фактически по делу не имеется.

Назначенное Р. наказание соответствует содеянному, данным о ее личности и не является чрезмерно суровым. Оснований для удовлетворения жалоб по их доводам и смягчения наказания не имеется.

Ввиду изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Архангельского областного суда 14 сентября 2001 года в отношении Р. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Н.П.ПЕЛЕВИН

 

Судьи

С.В.РУДАКОВ

А.В.КУМЕНКОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"