||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 марта 2002 г. N 47-о02-14

 

Предс.: Петрухов Г.М.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Журавлева В.А.

судей - Хинкина В.С. и Мезенцева А.К.

рассмотрела в судебном заседании от 21 марта 2002 г. дело по кассационному протесту государственного обвинителя на приговор Оренбургского областного суда от 27 декабря 2001 года, которым

М., <...>, несудимая, -

оправдана по ст. ст. 285 ч. 1, 290 ч. 4 п. "б" УК РФ за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Мезенцева А.К., заключение прокурора Шиховой Н.В., поддержавшей протест, объяснения оправданной М., полагавшей протест отклонить, приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

органами расследования М. обвинялась в злоупотреблении должностными полномочиями и в получении взяток неоднократно при следующих обстоятельствах.

М., работая начальником жилищной группы Тоцкой КЭЧ района, являясь должностным лицом, в нарушение своих функциональных обязанностей, утвержденных начальником Тоцкой КЭЧ района, обязывающих начальника жилищной группы вести сводный учет военнослужащих, рабочих и служащих РА, не обеспеченных жилой площадью, выдавать в установленном порядке ордера на заселение квартир, использовала свои полномочия вопреки интересам службы из корыстной и иной заинтересованности.

В частности, в мае 1998 года прапорщик в/части 40426 Ч., проживавший по адресу <...> и майор этой же части Т., проживавший по адресу <...>, обратились к командованию части с ходатайством об обмене равноценными квартирами. Командиром части данное ходатайство было удовлетворено, после чего Ч. передал все необходимые документы в жилищную группу Тоцкой КЭЧ района для утверждения начальником гарнизона на получение обменных ордеров.

В течение месяца жена Ч. - Ч.Е. неоднократно обращалась к М. с просьбой выдать обменные ордера, однако под различными предлогами получала отказ.

В конце мая 1998 г. Ч.Е., желая ускорить решение вопроса с обменом квартир, передала М. в качестве взятки бутылку шампанского стоимостью 28 рублей, коробку конфет за 18 руб., банку кофе за 18 руб., кофейный сервиз за 50 руб., а всего на сумму 114 рублей.

Получив от Ч.Е. взятку, М. выдала Ч. и Т. обменные ордера.

В ноябре 1998 года Ф. подала в Тоцкую КЭЧ района заявление о выдаче ее семье государственного жилищного сертификата. В период с декабря 1998 г. по март 1999 г. Ф. неоднократно обращалась к М. по вопросу выдачи сертификата, но под различными надуманными предлогами получала отказ.

Опасаясь, что сертификат ей могут не выдать Ф. обратилась к М. с вопросом о том, что необходимо сделать для положительного решения проблемы.

М. предложила приобрести жидкость после бритья и Ф., купив в магазине указанную жидкость "ХА", стоимостью 380 руб., передала ее М., которая 22 марта 1999 г. выдала Ф. жилищный сертификат.

Весной 1998 года служащая РФ в/части 96504 С. обратилась с ходатайством к командиру в/части об отмене занимаемой ею квартиры по адресу <...> на равноценную в связи с неудовлетворительными санитарными условиями.

Ходатайство С. было удовлетворено и все необходимые документы были направлены в жилищную группу Тоцкой КЭЧ района. В период с августа по декабрь 1998 года С. неоднократно обращалась к М. с просьбой решить вопрос с обменом квартиры, однако под различными предлогами получала отказ.

В декабре 1998 г. С., с целью положительного решения ее вопроса, передала М. в качестве взятки бутылку шампанского за 50 рублей, бутылку коньяка за 50 рублей, коробку конфет за 40 руб., а всего на сумму 140 рублей, после чего М. пообещала оказать необходимое содействие.

В начале марта 1998 года С., опасаясь получить отказ, вновь обратилась к М. с вопросом о том, что необходимо для ускорения положительного решения вопроса с обменом. М. порекомендовала приобрести в магазине бижутерию "набор невесты". С. купила данный набор стоимостью 270 руб. и передала его М., а 24 июня 1999 г. последняя выдала ей ордер на другую квартиру.

В декабре 1998 г. П.Л. обратилась с просьбой к М. оказать содействие в получении государственного жилищного сертификата в связи с тем, что ее муж был уволен с военной службы, имея ее продолжительность более 10 лет.

М., заявив, что сертификат П.Л. и П. положен, но у нее возникнут "командировочные расходы", кроме того, необходимо, чтобы все члены семьи П.Л. и П. были зарегистрированы в п. Тоцкое-2.

Уточнив у М., что в связи с поездкой у нее возникнут "расходы" в сумме 2500 руб., опасаясь, что та может воспрепятствовать получению сертификата, П.Л. передала ей в качестве взятки 2500 рублей. В середине марта 1999 года М. выдала П.Л. государственный жилищный сертификат.

Указанные действия органами следствия были квалифицированы как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы из корыстной и иной личной заинтересованности, что повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства и получение взяток должностным лицом за действия, которые входят в ее служебные полномочия, по признаку неоднократности.

Постановив оправдательный приговор, суд указал, что в действиях М. отсутствует один из признаков состава преступления предусмотренного ст. 285 ч. 1 УК РФ - существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

В частности, по эпизодам передачи М. свидетелями Ч.Е., Ф. и С. указанных выше материальных ценностей, по мнению суда, не имело места существенного нарушения прав и законных интересов граждан.

Кроме того, суд в приговоре сослался на положения ст. 575 ГК РФ, позволяющей государственным и муниципальным служащим получать подарки, стоимостью не свыше пяти минимальных окладов в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей.

С учетом размера минимальной заработной платы в 1998 - 1998 гг., стоимость материальных ценностей, полученных М. в указанный период при изложенных обстоятельствах, значительно меньше пятикратного размера минимума зарплаты.

Одновременно суд, сославшись на положения ч. 2 ст. 14 УК РФ, полагал, что по эпизодам, связанным с Ч.Е., Ф. и С. в действиях М. отсутствует состав преступления в силу малозначительности содеянного.

Кроме того, по мнению суда, в ходе расследования допущены нарушения положений ст. ст. 144, 205 УПК РСФСР, поскольку при описании преступных деяний не указано место, время их совершения, конкретные действия, совершенные М. при получении взяток.

Далее в приговоре указывается, что из показаний свидетелей Ч.Е., С., Ф., П.Л. и других следует, что каких-либо препятствий по выдаче ордеров и сертификатов М. не чинила.

В приговоре ставится под сомнение и утверждения свидетелей Ч.Е., Ф., С. и П.Л. о добровольном заявлении в правоохранительные органы относительно дачи ими взяток М.

Как полагает суд, по эпизоду передачи С. шампанского, коньяка, конфет, "набора невесты" на общую сумму 410 рублей обвинение М. основывалось только на показаниях самой С. При таких обстоятельствах оснований для признания М. виновной по данному эпизоду не имеется.

Что касается эпизода, связанного с передачей П.Л. 2500 руб. М. за оформление жилищного сертификата, то суд в приговоре также указал, что кроме показаний П.Л., П. вина М. какими-либо иными доказательствами не подтверждена.

В приговоре указывает, что прокурором Тоцкого гарнизона нарушены положения ст. 129 Конституции РФ и превышены свои полномочия при формировании следственной группы по настоящему уголовному делу.

В связи с этим допросы свидетелей П. и П.Л. (т. 1 л.д. 317 - 321) проведены работниками милиции, не имеющими на то соответствующих полномочий.

По мнению суда, протокол допроса Ф. (т. 1 л.д. 252 - 264) не соответствует видеозаписи указанного допроса, при воспроизводстве видеозаписи не отмечено, предупреждена ли свидетель за дачу ложных показаний, чем нарушены положения ст. ст. 141, 158, 160 УПК РСФСР, с нарушениями процессуальных положений (ст. ст. 164, 165 УПК РСФСР) проведены опознания предметов взяток свидетелями Ч. и Ф. (т. 1 л. 313, 316), последние не допрошены относительно примет опознаваемых предметов на видеозаписи не отражено, что понятые подписывают протокол опознания, что свидетели предупреждены об уголовной ответственности.

При таких обстоятельствах суд полагал, что данные доказательства добыты с нарушением уголовно-процессуальных положений и в соответствии со ст. 69 ч. 3 УПК РСФСР не могут быть положены в основу обвинения.

В кассационном протесте и в дополнениях к нему ставится вопрос об отмене приговора в отношении М. и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение в тот же суд, в ином составе судей.

Указывается, что приговор является незаконным и необоснованным ввиду односторонности и неполноты судебного следствия, несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела.

По мнению государственного обвинителя, существенных процессуальных нарушений по делу не допущено, органами расследования представлены доказательства, свидетельствующие о виновности М. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 285 ч. 1, 290 ч. 4 п. "б" УК РФ, однако данные доказательства не были исследованы и не получили полной и обоснованной оценки.

Оправданная М. и адвокат Бабичев Н.С. в возражениях на кассационный протест просят приговор оставить без изменения, а кассационный протест отклонить. По мнению М. и адвоката, судом установлено, что в действиях оправданной отсутствует объективная сторона состава преступления, доказательства по делу судом исследованы всесторонне и в полном объеме, получили надлежащую оценку.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в протесте и в дополнениях к нему, в возражениях на протест, заключении прокурора и объяснениях М., судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 314 УПК РСФСР в описательной части оправдательного приговора излагается сущность обвинения, по которому обвиняемый был предан суду; обстоятельства дела, установленные судом; приводятся доказательства, послужившие основанием для оправдания подсудимого с указанием мотивов, объясняющих, почему суд отвергает доказательства, на которых было основано обвинение.

Указанные требования закона по настоящему делу судом нарушены.

Важные обстоятельства и доказательства по делу исследованы поверхностно и односторонне, не получили надлежащей и полной оценки.

В частности, как следует из материалов дела, выводы органов следствия о неоднократном получении М. взяток основаны в первую очередь на показаниях в ходе расследования и в суде свидетелей Ч.Е., Ч., С., Ф., П.Л., П.

Так, в судебном заседании Ф. подтвердила, что она неоднократно обращалась к М. с вопросом о времени выдачи жилищных сертификатов, по согласованию с М. купила последней мужской одеколон "ХА", передала ей в знак благодарности.

Из показаний С. в суде следует, что действительно первоначально она передавала М. бутылку шампанского, коньяк, конфеты, а затем, чтобы ускорить и положительно решить вопрос с обменом - бижутерию "набор невесты".

Свидетель Ч.Е. подтвердила в суде, что М. по ее вопросу должна была выписать обменные ордера. Чтобы документы были оформлены быстрее, передала М. набор посуды, шампанское, кофе, конфеты.

Данные обстоятельства подтвердил в суде свидетель Ч.

Как показала свидетель П.Л., она действительно передавала М. 2500 руб. по согласованию с ней, перед поездкой последней за жилищными сертификатами, чтобы исключить возможность срыва этой поездки.

Факт передачи указанной суммы денег М. подтвердил и свидетель П.

Сама М. на следствии и в суде отрицала указанные факты передачи ей материальных ценностей и денег.

Показания же свидетелей Ч.Е., Ч., П.Л., П., С., Ф., в ходе расследования и в суде являются последовательными.

Вместе с тем, в приговоре не приведено убедительных мотивов, почему суд признал недостоверными, в частности, показания С. и П.Л и П.А. относительно передачи ими материальных ценностей М.

Из приговора следует, что суд пришел к выводу о том, что факты передачи материальных ценностей М. от Ч. и Ф. имели место.

Однако при таких обстоятельствах в приговоре не получили какой-либо оценки показания самой М., которая вообще отрицала, что получала материальные ценности от кого-либо из указанных лиц.

В приговоре не содержится выводов, признаны ли указанные показания М. объективными или же суд отклонил их, как недостоверные.

С учетом конкретных обстоятельств настоящего дела, характера содеянного, положений и смысла ст. 14 УК РФ, судебная коллегия полагает, что в приговоре не приведено убедительных доводов о том, что по эпизодам получения взяток М. от Ч., Ф. и С. "в силу малозначительности содеянного отсутствует состав преступления".

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы в приговоре об отсутствии в содеянном М. состава преступления по данным эпизодам получения материальных ценностей и в связи с положениями ст. 575 ГК РФ.

В данном случае суду следовало руководствоваться положениями ст. 290 УК РФ и смыслом указанного закона, из которого вытекает, что независимо от размера незаконное вознаграждение должностного лица за выполнение им действия (бездействия) с использованием служебного положения должно расцениваться как взятка в тех случаях, если вознаграждение (или соглашение о нем) имело характер подкупа, обусловливало соответствующее, в том числе и правомерное поведение должностного лица или если вознаграждение передавалось лицу за незаконные действия (бездействие).

Вместе с тем, при рассмотрении настоящего дела суд надлежащим образом не исследовал и не дал оценки тому, при каких обстоятельствах и какими действиями М. были обусловлены факты передачи ей материальных ценностей и денег П.Л., Ч., Ф. и С., что надлежит выяснить при новом рассмотрении дела.

В соответствии с положениями ст. 20 УПК РСФСР, суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, обязаны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие, смягчающие и отягчающие ответственность обвиняемого обстоятельства.

Эти требования закона судом также нарушены.

Указав в приговоре о том, что в силу нарушения уголовно-процессуального закона, допросы П.Л. и П. (т. 1 л.д. 252 - 317 - 321), Ф. (т. 1 л.д. 252 - 264) не могут иметь доказательственного значения, суд не учел, что данные свидетели допрашивались неоднократно на следствии и в суде.

Вместе с тем, эти показания, а также аналогичные показания Ч. и С. в приговоре не получили фактически какой-либо оценки.

Судебная коллегия полагает несостоятельными доводы в приговоре о том, что при опознании предметов, изъятых у М. были допущены нарушения, поскольку Ч. и Ф. не допрошены об индивидуальных приметах и особенностям опознаваемых предметов.

Как следует из материалов дела, Ч.Е., Ч. и Ф. (т. 1 л.д. 250 - 263, 288 - 292) до указанных опознаний были подробно допрошены, в том числе и о приметах опознаваемых ими в последующем предметах.

Судебная коллегия полагает, что, как следует из протоколов опознаний (т. 1 л.д. 313 - 316), порядок предъявления для опознания, предусмотренный ст. 165 УПК РСФСР соблюден, понятые и свидетели предупреждены об уголовной ответственности.

Необоснованными являются утверждения в приговоре о нарушениях в ходе расследования положений ст. ст. 144, 205 УПК РСФСР.

Из материалов дела следует, что в постановлении о предъявлении обвинения и в обвинительном заключении указаны место, время и другие обстоятельства совершения преступлений, в которых обвиняется М., имеющие значение для дела, уголовный закон, предусматривающий данное преступление.

Как правильно указано в протесте, вопросы о соблюдении органами следствия положений ст. ст. 144, 205 УПК РСФСР уже были предметом рассмотрения кассационной инстанции 23 марта 2001 года, таких нарушений, о которых утверждается в приговоре, Верховный Суд РФ не усмотрел (т. 4 л.д. 148 - 149).

Безосновательными являются утверждения в приговоре о том, что военный прокурор Тоцкого гарнизона превысил свои полномочия при организации следственной группы по настоящему делу.

Каких-либо доводов в обоснование данного утверждения в приговоре не приведено.

Необоснованными судебная коллегия находит выводы в приговоре о том, что свидетели Ч., С., Ф. и П.Л. написали заявления в милицию, которые "нельзя считать их добровольным волеизъявлением".

Как на следствии, так и в суде указанные лица неоднократно поясняли, что заявления и последующие показания ими давались добровольно.

Доводы в приговоре о том, что еще до подачи заявлений указанными лицами следствие располагало соответствующими сведениями, не свидетельствуют об оказании на упомянутых лиц в ходе расследования какого-либо давления.

В связи с тем, что при рассмотрении настоящего дела судом допущены односторонность и неполнота судебного следствия, существенные нарушения уголовно-процессуального закона, приговор нельзя признать законным и обоснованным и он подлежит отмене.

При новом рассмотрении дела суду следует всесторонне, полно и объективно исследовать доказательства и обстоятельства дела, проверить и дать надлежащую оценку доводам, изложенным в кассационном протесте и дополнениях к нему, в возражениях на протест и принять решение в соответствии с законом.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Оренбургского областного суда от 27 декабря 2001 года в отношении М. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

 

Председательствующий

ЖУРАВЛЕВ В.А.

 

Судьи

ХИНКИН В.С.

МЕЗЕНЦЕВ А.К.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"