||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 марта 2002 г. N 25-О02-12

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.

судей Ботина А.Г. и Борисова В.П.

рассмотрела в судебном заседании от 21 марта 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного К.М.Ю., потерпевших М.Д.А. и К.М.С., адвоката Боровковой Д.Б. на приговор Астраханского областного суда от 21 декабря 2001 года, по которому

К.М.Ю., 4 октября 1975 года рождения, уроженец с. Черный Яр Черноярского района Астраханской области, несудимый -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с К.М.Ю. в пользу М.Д.А., М.Н.В., К.М.С., К.К.Д. в счет компенсации морального вреда по 75 тысяч рублей.

Заслушав доклад судьи Ермилова В.М., заключение прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей приговор изменить, переквалифицировать действия К.М.Ю. ст. 105 ч. 2 п. "а" на ст. 108 ч. 1 УК РФ, по которой назначить ему наказание и снизить взыскание с него размера компенсации потерпевшим морального вреда, судебная коллегия

 

установила:

 

К.М.Ю. признан виновным в том, что 24 июня 2001 года в с. Черный Яр совершил убийство двух лиц при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный К.М.Ю. вину признал частично.

В кассационных жалобах:

осужденный К.М.Ю. не согласен с приговором, просит приговор изменить, переквалифицировать его действия на ст. 108 ч. 1 УК РФ и назначить ему наказание в соответствии с этой квалификацией;

в дополнительной жалобе К.М.Ю. указывает, что на предварительном следствии и в судебном заседании он утверждал, что удары ножом нанес К. и М. после того, как услышал с их стороны угрозу лишить его жизни и в ответ на их непрекращающиеся удары по телу и лицу. В тот момент он воспринял их угрозу как действительную, поскольку был один против двоих, и они не собирались прекращать избиение. Лишь только применение им ножа остановило их. По его мнению, он находился в состоянии необходимой обороны и имел право защищать свою жизнь даже таким способом. Просит приговор отменить и дело в отношении него производством прекратить по основаниям п. 2 ст. 5 УПК РСФСР;

потерпевший К.М.С. считает, что К.М.Ю. назначено слишком мягкое наказание, не соответствующее тяжести совершенного преступления и фактическим обстоятельствам по делу установленным судом. Утверждает, что его 17-летний сын К. был спокойным мальчиком, который вообще никого не мог обидеть. Ссылается на слова К.М.Ю., из которых, по его мнению, видно, что он заранее намеревался убить. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение;

потерпевший М.Д.А. также считает, что К.М.Ю. назначено слишком мягкое наказание. Указывает, что К.М.Ю. убил двух молодых людей. Считает, что его сын не мог ударить К.М.Ю. Утверждает, что когда пьяный К.М.Ю. пришел с ножом на дискотеку, то заранее запланировал и совершил хладнокровное убийство. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение;

адвокат Боровкова в защиту интересов потерпевших считает, что с приговором нельзя согласиться. По ее мнению, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, назначенное судом наказание не соответствует тяжести совершенного преступления и личности осужденного. Полагает, что судом не установлено противоправное поведение потерпевших, учтенное судом как обстоятельство, смягчающее наказание осужденного. Утверждает, что телесные повреждения К.М.Ю. причинены неизвестно кем и неизвестно в какой период. Анализирует показания свидетелей и считает, что причинение М. и К. телесных повреждений К.М.Ю. достоверно не установлено. Также полагает, что суд необоснованно признал в качестве смягчающих обстоятельств то, что К.М.Ю. выдал нож - орудие преступления. Указывает, что К.М.Ю. убил двух несовершеннолетних подростков, причинив невосполнимый ущерб не только родителям, но и обществу. Считает, что К.М.Ю. назначено чрезвычайно мягкое наказание, что он заслуживает более суровое наказание за содеянное. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражении на кассационную жалобу осужденного К.М.Ю. адвокат Боровкова просит оставить жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит жалобы потерпевших и адвоката в их защиту, а также частично жалобу осужденного не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Вывод суда о том, что К.М.Ю. совершил умышленное убийстве М. и К., основан на неправильной оценке фактических обстоятельств, установленных судом.

Так, осужденный К.М.Ю. на предварительном следствии и в судебном заседании последовательно показывал, что 24 июня 2001 года, после проводов А., около 23 часов он пришел на дискотеку в парке села Черный Яр, где подошел к группе ребят, среди которых был знакомый Б., и поздоровался с ними, предложил им дружить с ним. В ответ М. стал оскорблять его, выражался нецензурной бранью, а он, в свою очередь, стал успокаивать Б. Однако тот отозвал его в сторону туалета и начал бить кулаками по лицу. К ним подошли человек пять ребят, один из которых сказал ему, что за М. он его изобьет. После этого М. отозвал его дальше в парк, и вновь стал бить его кулаками по лицу. В это время к ним подошел один парень, который без слов стал его избивать кулаками. От ударов он упал, и, подумав, что они его убьют, достал нож, которым ударил сначала одного, а потом другого его избивавших, после чего убежал.

Показания К.М.Ю. о нанесении ему побоев потерпевшими подтверждаются совокупностью доказательств по делу: показаниями свидетелей В., Г., П.; заключением судебно-медицинской экспертизы и другими доказательствами.

Так, свидетель П. пояснил, что пришел домой около 2 часов ночи 25 июня 2001 года, там увидел К.М.Ю. На его вопрос о том, что случилось, К.М.Ю. ответил, что на дискотеке подрался с двумя ребятами. Они стали его избивать, а он их порезал ножом. На губах у К.М.Ю. была кровь, обе щеки были опухшими.

Из показаний свидетелей также видно, что потерпевшие первыми стали наносить побои К.М.Ю.

Из заключения судебно-медицинского эксперта видно, что К.М.Ю. причинены множественные ссадины слизистой верхней и нижней губ, кровоизлияния в слизистую верхней и нижней губ, ссадина внутренней поверхности правого локтевого сустава, повлекшие легкий вред здоровью.

Обстоятельства дела, как они установлены судом, дают основание сделать вывод, что потерпевшие совершили на осужденного реальное нападение без какого-либо повода с его стороны.

Суд признал, что их поведение, предшествующее совершению К.М.Ю. преступления, было противоправным. Этот вывод суда подтверждается вышеизложенными доказательствами, поэтому нельзя согласиться с доводами жалобы адвоката о том, что судом не установлено противоправное поведение потерпевших.

Из заключений судебно-медицинского эксперта видно, что как М., так и К. было нанесено по одному колото-резаному ранению соответственно в область живота и грудной клетки, повлекших смерть. Каких-либо следов борьбы на их трупах не обнаружено. Концентрация алкоголя в крови трупа М. соответствует средней степени алкогольного опьянения.

Эти данные также подтверждают то, что суд правильно установил, что обоюдной драки между осужденным и потерпевшими не было.

Вывод о том, что К.М.Ю. при нанесении ножевых ранений М. и К. не находился в состоянии необходимой обороны или действовал при превышении пределов необходимой обороны суд, сославшись на показания свидетелей С. и П. о том, что они наблюдая за действиями К.М.Ю., М. и К. до того момента, как К.М.Ю., нанеся ножевые ранения потерпевшим, стал убегать с места происшествия, не видели, что кто-либо из стоявших наносил другому удары, а также на другие доказательства, изложенные в приговоре, мотивировал тем, что М. и К. не только не допустили сколько-нибудь значимого физического воздействия в отношении К.М.Ю., но и в целом прекратили совершение активных действий. Последовавшие за этим действия К.М.Ю., суд расценил как совершенные в силу возникшей у него к ним неприязни за причинение ему телесных повреждений, поэтому квалифицировал его действия по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ, как умышленное причинение смерти двум лицам.

Между тем именно это обстоятельство и является основанием для обвинения К.М.Ю. в превышении пределов необходимой обороны, для которого является характерным несоразмерность средств защиты интенсивности нападения либо несвоевременность применения ножа, которое не вызывалось ни характером нападения, ни реальной обстановкой, что произошло в данном случае.

Судом не установлено, что К.М.Ю. преследовал потерпевших, в приговоре лишь указано, что они прекратили совершение активных действий, что не исключало того, что их дальнейшее поведение К.М.Ю. мог расценить, как намерение продолжить его избиение.

Немаловажное значение для оценки события преступления имеет характеристика осужденного К.М.Ю., который по месту жительства и работы характеризуется положительно. В его характеристиках отмечается, что по складу характера он спокойный, не склонен к конфликтным ситуациям.

Вместе с тем, по заключению психолого-психиатрической экспертизы у К.М.Ю. имеются признаки органического поражения головного мозга с эмоционально-волевой неустойчивостью.

Учитывая изложенное, судебная коллегия считает, что содеянное К.М.Ю. надлежит рассматривать как убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, предусмотренное ст. 108 ч. 1 УК РФ.

Не влияет на оценку совершенного преступления и ссылка суда в приговоре на то, что по показаниям К.М.Ю., он носил нож, допуская возможность его применения при самообороне.

Доводы кассационных жалоб о том, что К.М.Ю. пришел на дискотеку с ножом, чтобы совершить заранее запланированное им убийство, проверялись судом, однако не нашли подтверждения, поскольку данное обстоятельство опровергается собранными по делу доказательствами.

Не подтверждаются и показания К.М.Ю. в части того, что в момент применения им ножа, потерпевшие избивали его лежавшего на земле кулаками и ногами по лицу и телу.

Исходя из изложенного, судебная коллегия считает, что доводы кассационных жалоб потерпевших и адвоката об отмене приговора являются необоснованными, как и доводы жалобы осужденного о том, что он не превысил пределов необходимой обороны. Его показания в части того, что он применил нож, когда его избивали лежавшего, нанося удары по телу и лицу, и как он указывает в кассационной жалобе была угроза лишить его жизни, опровергнуты судом в приговоре при оценке доказательств по делу.

При назначении наказания К.М.Ю. судебная коллегия учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного и обстоятельства дела.

С учетом содеянного надлежит изменить решение суда в части взыскания с осужденного компенсации морального вреда потерпевшим.

Руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Астраханского областного суда от 21 декабря 2001 года в отношении К.М.Ю. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 п. "а" на ст. 108 ч. 1 УК РФ, по которой назначить ему 2 (два) года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Взыскать с К.М.Ю. в пользу М.Д.А., М.Н.В., К.М.С. и К.Д.А. в счет компенсации морального вреда по 25 (двадцать пять) тысяч рублей.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы, в том числе частично жалобу осужденного, - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"