||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 марта 2002 г. N 67-О02-22

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Вячеславова В.К.

судей - Коннова В.С. и Фроловой Л.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 21 марта 2002 года дело по частной жалобе потерпевшего Н.Г. на определение Новосибирского областного суда от 29 декабря 2001 года, которым уголовное дело по обвинению

Г.,

<...>, русской, с высшим образованием, ранее не судимой, -

в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 111 ч. 2 п. "б"; 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "к" УК РФ;

направлено прокурору Новосибирской области для производства дополнительного расследования.

Согласно предъявленного обвинения Г. обвиняется в умышленном причинении Н.М., 1990 года рождения, тяжкого вреда здоровью, совершенном 18 февраля 1998 года с особой жестокостью и в отношении лица, заведомо для нее находившегося в беспомощном состоянии; и в убийстве заведомо для нее находившегося в беспомощном состоянии Н.М., совершенном 18 февраля 1998 года с особой жестокостью и с целью скрыть другое преступление.

Вменяемые в вину Г. преступления совершены в г. Новосибирске при обстоятельствах, изложенных в постановлении о привлечении в качестве обвиняемой и в обвинительном заключении.

В судебном заседании подсудимая Г. виновной себя не признала.

Направляя дело по ходатайству государственного обвинителя для производства дополнительного расследования, суд в определении сослался на нарушение требований ст. 20 УПК РСФСР в ходе предварительного следствия. При этом суд указал на необходимость установления мужчины и женщины, не проживавших в доме, но находившихся в подъезде дома 18 февраля 1998 года, для проверки их причастности к совершению преступлений в отношении Н.М.; на необходимость установления взаимоотношений Н.М. с другими членами семьи и родственниками для проверки иных мотивов совершения преступления и причастности других лиц; на необходимость установления точного времени, необходимого Г. на дорогу от дома до места учебы и на необходимость установления и исследования дактопленки с отпечатком пальца с внутренней поверхности крышки супницы.

В частной жалобе потерпевший Н.Г. просит отменить определение суда и направить дело на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на то, что судом не проводилось судебное следствие; что суд, по мнению потерпевшего, обязан принимать меры по восполнению неполноты предварительного следствия, что суд вышел за пределы заявленного ходатайства о доследовании и его определение является преждевременным.

В возражениях на частную жалобу адвокат Думбадзе Н.Б. в защиту интересов подсудимой Г. просит оставить определение суда без изменения, ссылаясь на отсутствие в деле доказательств виновности Г. и на необходимость выяснения взаимоотношений Н.М. с другими членами семьи и родственниками.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коннова В.С., заключение прокурора Костюченко В.В. об отмене определения, проверив материалы дела и обсудив доводы частной жалобы и возражений на нее, Судебная коллегия находит определение суда подлежащим отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение, по следующим основаниям.

Согласно ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации (а все иные нормативные акты действуют лишь в части, соответствующей Конституции РФ) судопроизводство в Российской Федерации осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. В функции суда не входит ни сбор дополнительных доказательств по собственной инициативе, ни восполнение недостатков предварительного следствия.

Органами предварительного следствия представлены суду доказательства, которые по их мнению, подтверждают виновность Г. в предъявленном обвинении.

В соответствии с ч. 2 ст. 276 УПК РСФСР по заявленному ходатайству суд должен вынести мотивированное определение об удовлетворении или об отказе в удовлетворении заявленного ходатайства.

Указанное требование закона судом выполнено не в полной мере.

Как следует из ходатайства государственного обвинителя (л.д. 46 т. 4), он не просил направить дело для производства дополнительного расследования в целях выяснения взаимоотношений Н.М. с другими членами семьи и родственниками для проверки иных мотивов преступления и установления возможной причастности других лиц. Указывая данное основание для доследования, суд вышел за пределы предоставленных ему законом прав и данное указание не может быть признано законным и обоснованным.

Ставя в определении вопрос о необходимости установления неизвестных мужчины и женщины, находившихся в подъезде дома 18 февраля 1998 года и проверке их причастности к совершению преступлений, суд в определении не указал, какие доказательства дают основания к проведению указанной проверки, к подозрению их в совершении преступлений. Кроме того, ставя вопрос об их установлении, суд в определении из их примет указал лишь: в отношении мужчины - высокий, худощавый, средних лет и с неопрятным внешним видом и полиэтиленовой сумкой в руках; в отношении женщины - возраст около 30 лет. Из определения неясно, каким образом, по таким приметам можно разыскать указанных мужчину и женщину и в последующем опознать их. При этом судом не учтено, что со времени нахождения этих мужчины и женщины в подъезде дома прошло четыре года и, как видно из определения, не обсуждался вопрос реальности их розыска с учетом прошедшего времени и тех примет, которые указаны в определении.

Ставя вопрос о необходимости установления точного времени, которое нужно Г. на дорогу от дома до места учебы, и о проведении в этих целях следственного эксперимента, суд в определении сослался на показания Г. о том, что ехала она на общественном транспорте с одной или двумя пересадками. Каких-либо доказательств, подтверждающих или опровергающих доводы Г. о виде транспорта, на котором она ехала, в определении не приведено (и фактически это не установлено, в связи с чем неясно, с каким видом транспорта проводить эксперимент). Также не установлено, что если Г. ехала на общественном транспорте, то каком именно и со сколькими пересадками. Ставя указанные вопросы, суд, как следует из определения, не учитывал возможность воссоздания тех же погодных условий, дорожной обстановки, опытности водителя, его самочувствия и других обстоятельств, влияющих на время поездки с учетом того, что со времени происшедшего прошло более четырех лет.

Судом в определении также поставлен вопрос о необходимости установления места нахождения дактопленки с изъятым в ходе осмотра места происшествия отпечатком пальца, признания его вещественным доказательством и приобщения к делу для назначения повторной дактилоскопической экспертизы, установления лица, оставившего отпечаток пальца и проверки его причастности к совершению преступлений (предыдущее заключение дактилоскопической экспертизы и дактопленка к материалам дела не приобщены).

Однако как следует из материалов дела, по данному факту определением суда от 28 августа 2001 года назначалась прокурору области служебная проверка (т. 3 л.д. 304 - 305). Из заключения служебной проверки видно, что следственными органами утрачены дактопленка и заключение дактилоскопической экспертизы N 214 от 19 февраля 1998 года, а в ЭКО Кировского РУВД электронной копии текста заключения в компьютере не сохранилось из-за выхода из строя компьютера в 1999 года, а бумажной копии заключения также не сохранилось (т. 3 л.д. 117, т. 4 л.д. 5 - 9, 73). В определении суда не указано, каким образом при указанных данных следует исполнить определение в этой части.

При таких обстоятельствах определение суда нельзя признать законным и обоснованным, вследствие чего оно подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное разбирательство.

При новом рассмотрении суду необходимо с соблюдением конституционного принципа состязательности и равноправия сторон всесторонне, полно и объективно исследовать обстоятельства дела, дать надлежащую оценку доказательствам и принять по делу законное и обоснованное решение.

Просьба потерпевшего Н.Г. о новом рассмотрении дела в ином составе судей ничем не мотивирована и оснований к ее удовлетворению не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

определение Новосибирского областного суда от 29 декабря 2001 года в отношении Г. отменить и дело в отношении нее направить в тот же суд на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

Меру пресечения Г. оставить прежнюю - подписку о невыезде.

 

Председательствующий

ВЯЧЕСЛАВОВ В.К.

 

Судьи

КОННОВ В.С.

ФРОЛОВА Л.Г.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"