||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 марта 2002 г. N 67-о01-66

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Вячеславова В.К.

судей - Гусева А.Ф. и Коннова В.С.

рассмотрела в судебном заседании от 21 марта 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного А.А.А. и адвоката Мальцевой И.А. на приговор Новосибирского областного суда от 13 августа 2001 года, которым

А.А.А., <...>, русский, со средним образованием, не работавший, ранее не судимый, -

осужден:

по ст. 115 УК РФ - к одному году исправительных работ;

по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ - к семи годам лишения свободы;

по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к семи годам двум месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с А.А.А. в пользу М. в возмещение ущерба - 2400 руб.; в возмещение морального вреда - 20000 руб.

А.А.А. признан виновным и осужден за покушение на убийство М., 1977 года рождения, совершенное на почве личных неприязненных отношений; и за умышленное причинение легкого вреда здоровью И.

Преступления совершены им 4 января 2001 года в г. Новосибирске при обстоятельствах, установленных приговором.

В судебном заседании подсудимый А.А.А. виновным признал себя частично.

В кассационных жалобах:

осужденный А.А.А. просит изменить приговор, переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 111 УК РФ и назначить ему минимально возможное наказание, ссылаясь на то, что у него не было умысла на убийство М., вследствие чего его действия следует квалифицировать по фактически наступившим последствиям. Утверждает, что со стороны М. были противоправные действия и угрозы, что спровоцировало его на последующие действия. Полагает, что ему назначено чрезмерно строгое наказание. По мнению А.А.А., судом дело рассмотрено односторонне;

- адвокат Мальцева И.А. в защиту интересов осужденного А.А.А. просит изменить приговор, переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ на ст. 113 УК РФ, смягчить ему наказание и применить условное осуждение, ссылаясь на то, что у А.А.А. не было умысла на убийство М.; что при происшедшем А.А.А. был во взволнованном состоянии от угроз М. Считает, что вывод суда о том, что А.А.А. кроме двух ударов ножом еще пытался нанести М. определенное количество ударов, является выходом за пределы предъявленного обвинения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Коннова В.С., объяснения осужденного А.А.А. и адвоката Медведева А.В., поддержавших жалобы по изложенным в них основаниям, заключение прокурора Костюченко В.В. об оставлении приговора без изменения, проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор в отношении А.А.А. законным и обоснованным по следующим основаниям.

Виновность А.А.А. в содеянном им установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании, приведенных в приговоре, а в части виновности А.А.А. в умышленном причинении легкого вреда здоровью И. - не оспаривается в жалобах.

Нанесение А.А.А. двух ударов ножом М. также не оспаривается в жалобах.

Довод жалобы адвоката Мальцевой о том, что в нарушение требований ст. 254 УПК РСФСР суд признал установленным кроме вменявшихся в вину А.А.А. двух ударов ножом М. также попытки нанести ему еще определенное количество ударов, является несостоятельным, противоречащим содержанию приговора. Указание об этом в приведенных показаниях потерпевшего М. не означает, что данное обстоятельство установлено судом. Показания потерпевшего М. приведены в приговоре в соответствии с его показаниями, зафиксированными в протоколе судебного заседания.

Как следует из заключения судебно-медицинской экспертизы, М. был причинен тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. У него имелись два колюще-режущих ранения: в области передней поверхности грудной клетки справа во втором межреберье с направлением раневого канала справа налево с повреждением внутренней грудной артерии, верхней доли легкого и правого предсердия;

в области передней брюшной стенки слева с повреждением желудка, печени и сосудов забрюшинного пространства.

Как видно из материалов дела и установлено судом, при нанесении А.А.А. ударов ножом М. на его крик в ванную комнату забежала И. Увидев происшедшее, И. побежала в зал, чтобы вызвать скорую помощь и милицию. А.А.А., опасаясь вызова милиции, побежал за ней, оставив М., и нанес И. не менее трех ударов ножом. М. в это время выбежал на лестничную площадку и постучал в квартиру К., прося вызвать скорую помощь и милицию. А.А.А. вышел вслед за М., но К. завел А.А.А. снова в квартиру.

Данные установленные судом обстоятельства в жалобах не оспариваются.

С учетом нанесения неоднократных (двух) ударов ножом с длиной клинка более 10 см с достаточной силой (о чем свидетельствует проникающий характер ранений и повреждение внутренних органов) в область жизненно важных органов человека (в том числе, в область расположения сердца и ранения предсердия), характера причиненных ранений как опасных для жизни, указанных причин прекращения посягательства на М. - суд пришел к обоснованному выводу о доказанности наличия у А.А.А. прямого умысла на лишение М. жизни.

Как пояснял в судебном заседании потерпевший М., А.А.А. хотел его убить. Потерпевшая И. также поясняла, что она побежала в ванную на крик М., что его убивают. То обстоятельство, что М. сообщал К., что его А.А.А. порезал, не влияет на правильность оценки суда о наличии прямого умысла у А.А.А. на убийство М. и не свидетельствует о субъективной стороне действий А.А.А. М. К. был сообщен лишь имевший место факт без его субъективной оценки направленности умысла А.А.А.

Судом проверялись доводы А.А.А. об угрозах М., предшествовавших нанесению им ударов, однако эти доводы не подтвердились и правильно отвергнуты судом.

Свидетель А.О.И., жена осужденного, поясняла, что М. - хороший знакомый мужа, он часто приезжал к ним домой. О долге ее мужа перед М. ей ничего не известно. У них в семье всегда были деньги и материально они не нуждались. Муж ей не рассказывал об угрозах, которые высказывал М., а она лично от М. не слышала никаких угроз (л.д. 114, 259).

Свидетель А.А.А. первоначально пояснял, что отношения между его братом А.А.А. и М. были нормальными, насколько ему известно, никаких конфликтов между ними не было (л.д. 187). Затем А.А.А. показания изменил и стал утверждать, что он вспомнил, что в декабре 2000 года, когда М. подвозил его, то у М. проскользнуло, что у него расписка А.А.А. о наличии долга и он будет выбивать долг у Саши. (При этом о том, каким образом намерен М. "выбивать", возвращать долг, А.А.А. не давал показаний и ни о каких угрозах М. не заявлял - л.д. 188).

В судебном заседании после дачи показаний подсудимым А.А.А. об угрозах М. свидетель А.А.А. вновь изменил показания и заявил, что он в процессе допроса вспомнил, что в декабре 2000 года М. говорил ему, что у него есть люди, которые будут "выбивать" с его брата долг, что парень по кличке "Чечен" будет заниматься возвратом долга А.А.А. (л.д. 261). С учетом систематического изменения показаний свидетелем А.А.А. и наличия у него права не давать показаний, могущих повредить интересам брата, суд дал правильную оценку его показаниям.

Кроме того, свидетель А.А.А. не был очевидцем происшедшего, вследствие чего не мог свидетельствовать о фактических обстоятельствах происшедшего.

В своем заявлении, именуемом "явкой с повинной", А.А.А. пояснял, что после употребления спиртных напитков между ним и М. произошла ссора (л.д. 129). Ни о каких угрозах в этом заявлении А.А.А. не сообщал.

При допросах в ходе предварительного следствия А.А.А. пояснял, что, требуя с него возврата денежного долга, М.:

- угрожал физической расправой ему и его семье (л.д. 132);

- угрожал ему физической расправой (не указывая о семье) (л.д. 138);

- говорил, что к нему уже приезжали люди, которые могут приехать и завтра, чтобы он об этом не забывал. Их разговор прервала И. Затем М. продолжил тот же разговор, который он не помнит (л.д. 143);

- в ванной стал угрожать его семье, обещал его детям отрезать пальцы. М. говорил, что приедет к нему домой и сделает больно его детям, отломает им пальцы (л.д. 157).

В судебном заседании А.А.А. стал пояснять, что М. о возврате долга денег не говорил. Он говорил, что если не будет отремонтирована его машина, то может к нему (А.А.А.) приехать человек по кличке "Чечен" и физически расправиться с его семьей (л.д. 247).

Таким образом, показания А.А.А. о том, с чем были связаны угрозы (с возвратом денежного долга или ремонтом машины), кому они адресовались (А.А.А., его семье, А.А.А. и его семье); в чем они заключались; кто должен был их реализовывать (М., человек по кличке "Чечен", другие люди) - противоречивы и непоследовательны, противоречат другим доказательствам и суд правильно расценил их как избранный А.А.А. способ своей защиты.

Потерпевшая И. (о которой А.А.А. говорил, что она прервала их разговор с М.) и сам М. никаких показаний об угрозах М. не давали ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании. Их показания в этой части последовательны и оснований не доверять им у суда не имелось. Других очевидцев происшедшего не было.

Таким образом, судом правильно установлено отсутствие противоправных действий М. в отношении А.А.А.

Как следует из материалов дела, до нанесения ударов А.А.А. доставал складной нож из кармана своей одежды, раскладывал его лезвие, после чего наносил удары М., а затем преследовал прибежавшую на крик в ванную И., чтобы воспрепятствовать вызову ею сотрудников милиции, и наносил ей удары ножом. Указанные действия А.А.А. свидетельствуют об осмысленном, целенаправленном их характере и об отсутствии необходимых признаков физиологического аффекта.

Как видно из заключения судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы, у А.А.А. при происшедшем не было временного болезненного расстройства психической деятельности, он находился в состоянии простого алкогольного опьянения, мог осознавать фактический характера и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины А.А.А. в содеянном им и верно квалифицировал его действия по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 и по ст. 115 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Наказание А.А.А. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному им, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Совершение А.А.А. преступлений впервые, наличие у него двоих малолетних детей, положительные характеристики, добровольное возмещение ущерба больнице за лечение М., на что имеются ссылки в жалобе, учтены судом при назначении ему наказания.

А.А.А. с повинной в правоохранительные органы не являлся, пытался убежать с места происшествия, но был задержан, поэтому в его действиях отсутствует явка с повинной. Написание им, будучи задержанным на месте преступления, своего заявления, названного "явкой с повинной", таковым не является. Ссылка А.А.А. на чистосердечность раскаяния, с учетом его показаний в суде и доводов жалобы об отсутствии умысла на убийство М. и противоправность поведения М., является несостоятельной.

По ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ А.А.А. судом назначено наказание, близкое к минимально возможному, установленному санкцией закона.

Каких-либо исключительных обстоятельств по делу, а также оснований для назначения А.А.А. условного осуждения из материалов дела не усматривается.

А.А.А. назначено справедливое наказание, соразмерное содеянному самим им, и оснований к его смягчению не имеется.

Личность М. (не являвшегося подсудимым) исследована судом надлежащим образом, в том числе - исследовались данные об административных правонарушениях, характеристика на него (л.д. 83, 237).

Гражданские иски разрешены судом в соответствии с действующим законодательством.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается. Как видно из материалов дела, отвода следователю не заявлялось. Судом дело рассмотрено с учетом конституционного принципа осуществления судопроизводства на основе состязательности сторон всесторонне, полно и объективно.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 13 августа 2001 года в отношении А.А.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ВЯЧЕСЛАВОВ В.К.

 

Судьи

ГУСЕВ А.Ф.

КОННОВ В.С.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"