||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 марта 2002 г. N 67-о01-55

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Вячеславова В.К.

судей - Гусева А.Ф. и Коннова В.С.

рассмотрела в судебном заседании от 21 марта 2002 года дело по кассационной жалобе осужденной Б. на приговор Новосибирского областного суда от 11 мая 2001 г., которым

Б., <...>, русская, со средним образованием, не работавшая, ранее не судимая;

осуждена по ч. 1 ст. 108 УК РФ - к одному году шести месяцам лишения свободы; по ч. 4 ст. 111 УК РФ - к семи годам шести месяцам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к восьми годам шести месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать с Б. в пользу Н. в возмещение материального ущерба 2.008 руб.

По данному делу также осуждены: М.Т. - по ч. 4 ст. 111 УК РФ и Ч. - по ст. ст. 222 ч. 1 и 316 УК РФ, приговор в отношении которых не обжалован и не опротестован в кассационном порядке.

Б. признана виновной и осуждена за убийство М.Е., 1957 г. рождения, совершенное 12 мая 2000 г. при превышении пределов необходимой обороны; за умышленное причинение Д., 1975 г. рождения, тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности его смерть, совершенное 27 мая 2000 г. группой лиц.

Преступления совершены ею в пос. Пашино г. Новосибирска при обстоятельствах, установленных приговором.

В судебном заседании подсудимая Б. виновной себя не признала.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденная Б. просит: в жалобе - переквалифицировать ее действия на ст. 107 УК РФ и смягчить наказание до не связанного с лишением свободы, а при несогласии с этим - отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение, а в дополнениях к жалобе - просит в полном объеме "оправдать" ее, ссылаясь на то, что она не считает себя виновной в смерти М.Е. и Д. Не отрицая нанесения удара Д. крышкой от ящика по плечу и ногой в сабо - в живот, Б. указывает, что она не желала его смерти и когда уходила, он был жив. Считает, что предварительное следствие и судебное разбирательство были проведены с нарушениями УПК РСФСР, доказательства оценены неверно, приговор не соответствует фактическим обстоятельствам, у нее было сильное душевное волнение, вызванное оскорблением и издевательством со стороны пострадавшего. Полагает, что следовало провести следственный эксперимент по возможности поднять трубу и наносить ею удары, что судом неверно отказано ей в проведении повторной судебно-психиатрической экспертизы. По ее мнению, в судебном заседании было нарушено ее право на защиту и дело рассмотрено незаконным составом суда.

В возражениях на жалобу осужденный Ч. считает несостоятельными доводы Б. о том, что она не могла поднять трубу и наносить ею удары.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коннова В.С., объяснения осужденной Б., поддержавшей свою жалобу по изложенным в ней основаниям, заключение прокурора Костюченко В.В. об оставлении приговора в отношении Б. без изменения, проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы и дополнений к не, возражений осужденного Ч. на жалобу Б., судебная коллегия находит приговор в отношении Б. в части ее осуждения по ч. 1 ст. 108 УК РФ подлежащим отмене, а в части осуждения по ч. 4 ст. 111 УК РФ - законным и обоснованным по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 314 УПК РСФСР описательная часть приговора должна содержать описание преступного деяния с указанием характера вины осужденного. По данному делу в части осуждения Б. по ч. 1 ст. 108 УК РФ указанные требования закона судом не выполнены. Описывая установленные обстоятельства совершения преступления в отношении М.Е., суд в приговоре не указал характер вины Б.

Кроме того, по смыслу закона, убийство при превышении пределов необходимой обороны может быть совершено только умышленно (с прямым или с косвенным умыслом). Однако суд, признавая Б. виновной по ч. 1 ст. 108 УК РФ, пришел в приговоре к выводу, что "достаточных доказательств того, что находясь в огороде, Б., независимо от действий М.Е., нанесшего ей удары, имела умысел на убийство последнего, не добыто" (л.д. 83 - 84 т. 5). Недоказанность умысла Б. на убийство М.Е. препятствовала квалификации ее действий по ч. 1 ст. 108 УК РФ, и неустановление судом характера ее вины не дает оснований для переквалификации ее действий на другой состав преступления.

При таких данных приговор в части осуждения Б. по ч. 1 ст. 108 УК РФ подлежит отмене, а дело в этой части - направлению на новое судебное рассмотрение. В связи с отменой приговора по ч. 1 ст. 108 УК РФ из приговора подлежит исключению указание о назначении Б. наказания по совокупности преступлений и о взыскании с нее в пользу Н. в возмещение расходов по похоронам М.Е. 2.008 руб.

Виновность Б. в умышленном причинении Д. группой лиц тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности его смерть, подтверждается:

- заключениями судебно-медицинских экспертиз о том, что все повреждения на голове Д. составляли единую черепно-мозговую травму, оценивались в совокупности как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и его смерть наступила от закрытой черепно-мозговой травмы. Ссадина в проекции лобного бугра образовалась от предмета, каким могла быть боковая поверхность крышки ящика из-под снарядов, а повреждения на лице в виде отдельных кровоподтеков в параорбитальных областях, двух ран на верхних веках, ссадины на носу и раны у основания носа могли образоваться от воздействия доски или крышки ящика из-под снарядов;

- заключением судебно-биологической экспертизы о том, что на трех обломках досок, изъятых с места происшествия, и кроссовках Б., брюках имелась кровь человека, происхождение которой возможно от Д.;

- показаниями свидетеля М. о том, что она услышала, как П. звала Ч., чтобы успокоить Б. Выйдя из дома, она увидела, как Б. и М.Т. в течение около 10 минут избивали лежавшего Д. Б. с размаха доской нанесла не менее 10 ударов по голове Д., а М.Т. наносила ему удары ногами в область лица, в живот. Затем она (М.) ушла. Во время избиения Д. Ч. находился дома. Минут через 5 к ней подошли Б. и М.Т. и предупредили, чтобы она никому не говорила об избиении ими Д. Через некоторое время она вышла в огород, Д. лежал на земле, лицо его было в крови, голова - пробита;

- показаниями свидетеля П. о том, что она видела, как в огороде М.Т. ударила Д. ногой в лицо и тот упал, а Б. крышкой из досок нанесла ему несколько ударов по голове, рукам, ногам. М.Т. пнула Д. по телу. Увидев это, она ушла в дом;

- показаниями свидетеля Т. о том, что ей Б. рассказала, что они убили человека. По ее словам, один из "бомжей" стал ее домогаться, она пожаловалась Ч., тот "бомжу" "подкинул" (избил), а потом они "бомжа" добили.

Как поясняла М.Т. в ходе предварительного следствия, в огороде Б. пинала Д. ногами, била кулаками. Она (М.Т.) тоже избивала Д. ногами и руками по голове и телу. Она видела, как Б. подняла деревянную крышку и нанесла ею Д. по голове не менее трех ударов, пока крышка не разломалась. Затем от сломанной крышки Б. взяла доску и стала бить ею Д. по голове, шее, телу, нанесла ею не менее 3 ударов. Она (М.Т.) нанесла Д. не менее 15 ударов по голове и различным частям тела. После нанесения Б. и ею ударов Д. лежал на земле и не шевелился.

Сама Б. в ходе предварительного следствия поясняла, что она в огороде пнула Д. ногой в лицо, тот упал, она стала пинать его, куда и сколько раз - не помнит, взяла крышку от ящика и стали бить ею Д., куда наносила удары - не помнит. М.Т. пинала Д. ногами по телу.

Изменению показаний М.Т. и Б. суд дал надлежащую оценку, в совокупности с другими доказательствами.

Виновность Б. подтверждается и другими, имеющимися в деле, приведенными в приговоре, доказательствами.

Оснований не доверять приведенным показаниям свидетелей М., П., Т. у суда не имелось.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Б. в умышленном причинении группой лиц Д. тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности его смерть, и верно квалифицировал ее действия по ч. 4 ст. 111 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Как следует из приведенных доказательств, при групповом избиении Б. наносила удары Д. в область головы, все повреждения в совокупности в области головы образовали единую черепно-мозговую травму, относящуюся к тяжкому вреду здоровью по признаку опасности для жизни, что повлекло смерть Д.

Нанесение Б. неоднократных ударов по голове Д. руками и ногами, деревянной крышкой от ящика из-под снарядов и доской от крышки с достаточной силой до тех пор, пока тот перестал шевелиться, как правильно пришел к выводу суд, свидетельствует о наличии у Б. умысла на причинение Д. тяжкого вреда здоровью.

Как следует из материалов дела, смерть Д. наступила от единой черепно-мозговой травмы. Неоказание Б. необходимой медицинской помощи Д., несообщение ею в медицинские органы о месте нахождения и состоянии Д. подтверждает правильность вывода суда о неосторожной форме вины Б. в отношении смерти Д.

Подсудимый Ч. пояснял, что Б. разбудила его и сказала, что ее обижают. Как он понял, причиной конфликта было оскорбление Д. Б. и то, что после бани он надел ее спортивный костюм. Он (Ч.) оделся, вышел и, решив "проучить" Д., ударил его, тот упал. В бане Д. костюм Б. снял. В дальнейшем в огороде Д. извинился за свое поведение, при нем в огороде конфликтов не было и он (Ч.) ушел копать огород. Через некоторое время подошедшая Б. сообщила, что они, кажется, убили Д. (т. 5 л.д. 42, 44, 46).

Сама подсудимая Б. поясняла, что в бане Д. оскорбил ее нецензурной бранью и ударил кулаком по лицу. Одет он был в ее спортивный костюм. Она в ответ ударила Д. ладонью по лицу. Затем она рассказала Ч. о происшедшем и тот ударил Д. ногой, тот упал, Ч. снял с него ее костюм. После этого Д. сказали, что его больше трогать не будут.

Затем она (Б.) пришла в огород и спросила у Д., за что он обозвал ее в бане. Д. попытался ее ударить, но его руку перехватили. М.Т. стала наносить Д. удары, тот падал и вставал. Она (Б.) взяла деревянную крышку от ящика и ударила ею Д. Когда крышка сломалась, она ударила Д. ногой в живот. М.Т. вытащила из трико шнурок, но она (Б.) выхватила шнурок у М.Т. и отбросила (л.д. 34, 35, 37 т. 5).

Подсудимая М.Т. поясняла, что в бане ссору между Д. и Б. она не слышала, Д. был одет в спортивный костюм Б. Из дома вышел Ч. и ударил Д., тот упал. Потом они сидели в огороде. Б. спросила у Д., за что он ее оскорбил. Д. попытался ее ударить, но его руку перехватили. Тогда Б. попыталась ударить Д., но она (М.Т.) не позволила ей это сделать, отодвинула ее, а сама ударила Д. и стала его бить. Б. схватила крышку от ящика и ударила ею Д., крышка сломалась (т. 5 л.д. 40 - 41).

Приведенные показания не свидетельствуют о нахождении Б. в состоянии физиологического аффекта. Как видно из приведенных показаний, при происшедшем в бане, Б. также ударяла Д., после чего жаловалась на него Ч. Д. был избит, пытался убежать, чего ему не позволили сделать и ему было обещано, что его больше трогать не будут. Таким образом, конфликт, начавшийся в бане, был исчерпан, за оскорбление и одетый спортивный костюм был Д. уже избит.

Однако после этого, сама Б. возобновила конфликт, начав спрашивать у Д., за что он оскорбил ее. Вновь возникший конфликт был взаимным: на попытку Д. ударить Б., та также пыталась ударить его. При этом физического насилия Д. к Б. не применил, а она стала наносить ему удары. Кроме того, действия Б. носили осмысленный, целенаправленный характер, она, в частности, отняла у М.Т. шнурок, вынутый ею из трико, и выбросила его.

Указанные данные свидетельствуют об отсутствии у Б. необходимых признаков физиологического аффекта. Из актов амбулаторной и стационарной комплексных судебных психиатро-психологических экспертиз видно, что при происшедшем у Б. каких-либо временных болезненных расстройств психической деятельности не было, она могла понимать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, признаков состояния аффекта у нее не выявлено.

Психическое состояние Б. исследовалось в ходе предварительного следствия и в судебном заседании. Эксперты располагали всеми необходимыми данными при проведении экспертиз. Из справок видно, что Б. на учете психиатров не состояла (т. 1 л.д. 57, 199). Ее наследственность психическими заболеваниями не отягощена (нахождение ее на учете у невропатолога по поводу астено-ипохондрического синдрома не равнозначно нахождению на учете у психиатра и наличию психического заболевания). Экспертные комиссии наблюдали, обследовали саму Б. и обоснованно признали ее вменяемой (Ее ссылки на то, что при проведении стационарной экспертизы она наносила себе порезы в области лучезапястья, были известны экспертам и получили оценку как склонность ее к протестным реакциям, что не влияет на выводы о ее вменяемости. Самопорезы не являлись попыткой самоубийства. Как видно из справки больницы (л.д. 15 т. 5), порезы были поверхностными и оказания медицинской помощи не требовали). Оснований для проведения повторной судебно-психиатрической экспертизы в отношении Б. не имелось. Выбор способов и методов психиатрического исследования обвиняемой входит в компетенцию экспертов и непроведение электроэнцефалограммы не свидетельствует о неполноте исследования ее психического состояния другими способами и методами. С учетом мотивированных, осмысленных, целенаправленных действий Б., поддержания ею адекватного речевого контакта, отсутствия у нее бреда, галлюцинаций, она правильно признана вменяемой.

Наказание Б. по ч. 4 ст. 111 УК РФ назначено в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному ею, с учетом данных о ее личности, влияния назначенного наказания на ее исправление и всех конкретных обстоятельств дела. Назначенное ей наказание близко к минимально возможному, установленному санкцией ч. 4 ст. 111 УК РФ. Назначенное по ч. 4 ст. 111 УК РФ Б. наказание является справедливым и оснований к его смягчению не имеется.

Право подсудимой Б. на защиту не нарушено. Как следует из материалов дела, Б. соглашения на ее защиту ни с кем из адвокатов не заключала. По назначению следователя ее интересы в ходе предварительного следствия защищала адвокат Захарова. Однако согласно ордеру Захаровой поручалась защита Б. лишь в ходе предварительного следствия. В связи с отсутствием у Б. соглашения на ее защиту кем-либо в суде по поручению суда для защиты ее интересов в судебном заседании был назначен адвокат Косарев. Как следует из протокола, в судебном заседании подсудимая Б. заявляла, что она согласна, чтобы защиту ее интересов осуществлял адвокат Косарев (л.д. 32 т. 5). Перед окончанием судебного следствия подсудимая Б. заявила ходатайство о замене адвоката Косарева адвокатом Захаровой (л.д. 68 т. 5). Из справки (л.д. 11 т. 5) видно, что адвокат Захарова была занята в другом процессе - осуществляла защиту интересов подсудимого М. С учетом занятости адвоката Захаровой в другом процессе и осуществлением адвокатом Косаревым защиты интересов подсудимой Б. в соответствии с требованиями закона, суд обоснованно отказал в удовлетворении указанного ходатайства Б. Нарушения права подсудимой Б. на защиту судом не допущено.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора в части осуждения Б. по ч. 4 ст. 111 УК РФ, из материалов дела не усматривается.

Выводы суда, изложенные в приговоре и касающиеся обстоятельств происшедшего по ч. 4 ст. 111 УК РФ и виновности Б., соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом. Действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает обязанности суда дословно воспроизводить в приговоре показания допрошенных свидетелей. Смысл и содержание их показаний, имеющие доказательственное значение, в приговоре приведены правильно.

Доводы жалобы о нарушении требований ч. 2 ст. 15 УПК РСФСР (в редакции Закона Российской Федерации от 21 декабря 1996 года) о рассмотрении дела судом в составе трех профессиональных судей - несостоятельны.

Согласно Федеральному закону Российской Федерации от 9 июля 1998 г. N 95-ФЗ "учитывая недостаточное кадровое и ресурсное обеспечение верховных судов республик, краевых и областных судов... приостановить действие части второй статьи 15 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР до введения в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации". (УПК РФ вводится в действие с 1 июля 2002 г.).

При таких данных рассмотрение данного дела судом в составе профессионального судьи и двух заседателей соответствовало требованиям действующего уголовно-процессуального законодательства.

Кроме того, как видно из протокола судебного заседания, состав суда объявлялся, участникам процесса, в том числе - подсудимой Б., разъяснялось право отвода, однако она, зная о рассмотрении дела судом в составе профессионального судьи и двух заседателей, отводов такому суду не заявляла. Таким образом, оснований для вывода о незаконности состава суда не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 11 мая 2001 г. в отношении Б. в части ее осуждения по ч. 1 ст. 108 УК РФ отменить и дело в этой части направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей со стадии судебного разбирательства.

Меру пресечения Б. отменить.

Тот же приговор в части взыскания с Б. в пользу Н. в возмещение ущерба 2.008 рублей отменить и дело в этой части передать на новое рассмотрение в тот же суд совместно с уголовным делом по обвинению Б. в убийстве М.Е.

Исключить из приговора указание о назначении Б. наказания по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ и о разрешении судьбы вещественных доказательств: металлической трубы и двух топоров.

В остальной части тот же приговор в отношении Б. оставить без изменения и считать ее осужденной по ч. 4 ст. 111 УК РФ к семи годам шести месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

 

Председательствующий

ВЯЧЕСЛАВОВ В.К.

 

Судьи

ГУСЕВ А.Ф.

КОННОВ В.С.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"