||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 марта 2002 г. N 66-о01-165

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

Председательствующего Вячеславова В.К.

Судей Верховного Суда РФ Чакар Р.С. и Линской Т.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 21 марта 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного Д., адвоката Карпачева В.Т. на приговор Иркутского областного суда от 17 сентября 2001 года, которым

Д. <...>, не судимый, -

Осужден: по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 13 (тринадцати) годам лишения свободы: по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ К 10 (десяти) годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 2 (двум) годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Оправдан по п. "б" ч. 4 ст. 226 УК РФ за отсутствием в действиях состава преступления.

К.В. <...>, не судимый, -

Осужден: по п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 13 (тринадцати) годам лишения свободы; по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 11 (одиннадцати) годам лишения свободы с конфискацией имущества; по совокупности преступлений на основании ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Линской Т.Г., объяснения осужденного Д. по доводам своей кассационной жалобы, заключение прокурора Шляевой И.Ю. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Д. и К.В. осуждены за убийство К., совершенное по предварительному сговору группой лиц в процессе разбойного нападения, совершенного с проникновением в жилище, с применением предметов использованных в качестве оружия и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и значительного ущерба. Кроме того, Д. признан виновным в незаконном хранении, ношении и передаче огнестрельного оружия.

Преступления совершены вечером 6 февраля 2001 года в гор. Усть-Куте Иркутской области при обстоятельствах изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные признали себя виновными частично.

К.В. показал, что в квартиру К. он пришел один с намерением забрать свои вещи, оставленные им у К. в залог за приобретенную у нее водку. В ответ на его требование вернуть вещи, К. хотела нанести ему удар топором. Поэтому он взял с кухонного стола нож и нанес им потерпевшей два удара в живот и в грудь. Затем он собрал попавшие ему под руки вещи, среди которых были куртка, 1 литр спирта, банка варенья, копилка, радиоприемник. Вещи он сложил в два пакета и ушел.

Д. показал, что вечером 6 февраля 2001 г., он вместе с К.В. распивал спиртное. Потом они разошлись, а через некоторое время он встретил на улице К.В., который нес два пакета с вещами. Они, вместе с К.В., зашли к его родственникам. Там распили принесенный К.В. спирт. Уходя, он по ошибке взял куртку К.В., а дома обнаружил в кармане этой куртки пистолет в виде металлической авторучки. Пистолет он оставил себе, а куртку вернул К.В. Спустя некоторое время он передал этот пистолет своему знакомому С., для обмена его на спиртное.

В кассационных жалобах основных и дополнительных:

Д. просит об отмене приговора в отношении него с прекращением дела производством. Он считает, что предварительное и судебное следствие по делу проведены неполно и необъективно. Полагает, что его показания не были проверены должным образом и поэтому получили неправильную оценку в приговоре. По его мнению, суд неправильно установил мотив преступления, отвергнув показания К.В. о том, что преступление им было совершено на почве личной неприязни к потерпевшей. В жалобе обращается внимание на наличие существенных противоречий в собранных по делу доказательствах, причины возникновения которых не были выяснены, ни органами следствия, ни судом.

Адвокат Карпачев В.Т. просит о переквалификации действий К.В. на ст. 105 ч. 1 УК РФ и ст. 158 ч. 2 УК РФ, назначив ему наказание с учетом обстоятельств, смягчающих наказание К.В. таких как совершение им преступления впервые, наличие у него заболевания в форме туберкулеза и неправомерного поведения самой потерпевшей. В жалобе обращается внимание на показания осужденного К.В., данные им в судебном заседании, которые, по мнению адвоката не опровергнуты собранными по делу доказательствами. Признание же судом достоверными показаний К.В. при допросе его в период расследования дела в качестве свидетеля, адвокат считает неправильным. В жалобе обращается внимание на показания осужденного о том, что причиной нанесения им телесных повреждений явилась личная неприязнь к ней, возникшая в связи с ее неправильным поведением. Умысел же на завладение вещами возник уже после того, как она была убита. Кроме того, адвокат ссылается на то, что, рассказывая о совершенном преступлении своим родственникам, К.В. не говорил о том, что у него был соучастник.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению.

Вина осужденных в совершении ими преступлений при обстоятельствах изложенных в приговоре материалами дела подтверждена, и действия их квалифицированы правильно.

Давая в приговоре оценку исследованным в судебном заседании доказательствам, суд правильно отметил в приговоре, что в период расследования дела К.В., признавая свою вину, давал подробные и последовательные показания, уличая в преступлении Д. Он признавал, что он предложил Д. совершить убийство К., на которую он был зол в связи с тем, что она торговала водкой и брала в залог вещи. Поскольку он сам наносил удары потерпевшей ножом по туловищу, он, увидев разбитую голову потерпевшей, понял, что удар по голове ей нанес Д.

Признав указанные показания К.В. достоверными, суд обоснованно признал доказательствами, подтверждающими вину осужденных: показания потерпевшей Ч. - дочери убитой, свидетелей Б. - тети К.В., свидетелей К.Т. и К. - матери и, тетка К.В., которым он признался в совершении вышеуказанного преступления; протокол осмотра места происшествия; заключение судебно-медицинского эксперта о характере и локализации телесного повреждения и потерпевшей и о причине ее смерти.

Из показаний свидетеля К. видно, что в ночь, когда было совершено убийство К. к ней домой пришли ее двоюродный брат - К.В. и его знакомый Д. Они принесли два полиэтиленовых пакета. К.В. сразу вымыл руки, потом достал из пакета копилку, разбил ее. Изъятые из копилки деньги К.В. и Д. поделили между собой. Затем они достали из пакета спиртное и закуску и продолжили распитие спиртного.

Давая оценку собранным по делу, и, исследованным в судебном заседании, доказательствам, суд обоснованно сослался в приговоре на показания оперативных сотрудников Усть-Кутского ГОВД Т. и Н. Из их показаний видно, что Д. в период расследования дела, признавая свое участие в преступлении, рассказал о деталях преступления, до этого не известных органам следствия, и нашедшим свое подтверждение при проверке их. Так, Д. сообщил, что удар по голове потерпевшей он нанес отрезком металлической трубы, найденной под вешалкой в прихожей квартиры потерпевшей. Далее он показал, что после того как они с К.В. перетащили раненую К. из прихожей в комнату, К.В. нанес ей удар в шею ножом. Затем из квартиры К. он похитил радиоприемник, стоявший на трюмо, из кармана пальто, висевшего на вешалке в прихожей, он взял металлический предмет, похожий на авторучку, оказавшейся пистолетом. Эту авторучку-пистолет он потом передал С.

Указанные показания нашли свое подтверждение в показаниях потерпевшей Ч., допрошенного в качестве свидетеля следователя М., а также свидетелей Р., В., С., в данных отраженных в протоколах обнаружения и выемки вещественных доказательств, в заключении судебной баллистической экспертизы по материалам исследования самодельного пистолета, изъятого осужденным из пальто потерпевшей. Полностью соответствуют показаниям, зафиксированные в акте судебно-медицинской экспертизы данные о характере и локализации телесных повреждений у потерпевшей и о причине ее смерти.

Доказательством вины Д. также является заключение дактилоскопической экспертизы, согласно выводам которой след пальца руки, оставленный на месте происшествия принадлежит Д.

После полного и всестороннего исследования обстоятельств дела, суд признал доказанной вину осужденных только в том объеме предъявленного им обвинения, которое нашло свое подтверждение в материалах судебного следствия.

При проверке дела в кассационном порядке судебной коллегией не было выявлено обстоятельств, свидетельствующих о неполноте или необъективности предварительного и судебного следствия, или о нарушении уголовно-процессуального закона, влекущего обращение дела к доследованию.

При решении вопроса о назначении наказания осужденным суд учел повышенную общественную опасность преступления, данные характеризующие их личность, обстоятельства, смягчающие и отягчающие и смягчающие наказание. Поэтому судебная коллегия не усматривает оснований к изменению приговора и в этой части.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 332 и 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Иркутского областного суда от 17 сентября 2001 года в отношении Д. и К.В. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"