||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 марта 2002 г. N 59-о01-31

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Вячеславова В.К.

судей - Коннова В.С. и Фроловой Л.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 21 марта 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Б.В.А., Б.А.И., защитников К.П., К.Н. и потерпевших Б.Л.А. и Б.А.П. на приговор Амурского областного суда от 29 июня 2001 года, которым

Б.В.А., <...>, эвенк, с образованием 7 классов, ранее не судимый, -

осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к восьми годам лишения свободы; по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к восьми годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ст. 69 УК РФ - к девяти годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

Б.А.И., <...>, русский, с образованием 9 классов, ранее не судимый, -

осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества; по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к восьми годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ст. 69 УК РФ - к девяти годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать солидарно с Б.В.А. и Б.А.И. в пользу: Б.А.П. - 7900 руб.; Б.Л.А. - 18000 руб. в возмещение ущерба;

- в возмещение морального вреда в пользу Б.Л.А.:

с Б.В.А. и Б.А.И. по 50000 руб. с каждого.

А., <...>, русский, с образованием 10 классов, не работавший, ранее не судимый, -

осужден по ст. 316 УК РФ к одному году шести месяцам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком в два года с возложением обязанности не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за его поведением.

Б.В.А. и Б.А.И. признаны виновными и осуждены за разбойное нападение на Б.А.А., 1972 года рождения, совершенное группой лиц по предварительному сговору и с причинением тяжкого вреда его здоровью; и за убийство Б.А.А., совершенное группой лиц и сопряженное с разбоем.

Преступления совершены ими 18 октября 2000 года в г. Благовещенске Амурской области.

А. признан виновным и осужден за заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений, совершенных Б.В.А. и Б.А.И. в отношении Б.А.А.

Преступления совершены ими при обстоятельствах, установленных в приговоре.

В судебном заседании подсудимые Б.В.А. и Б.А.И. виновными признали себя частично, а подсудимый А. свою вину признал полностью.

В отношении осужденного А. приговор не обжалован и не опротестован, приговор в отношении него проверяется в ревизионном порядке, в порядке требований ст. 332 УПК РСФСР.

В кассационных жалобах:

- осужденный Б.В.А. просит смягчить назначенное ему наказание, ссылаясь на свой несовершеннолетний возраст и на то, что он относится к малочисленным народам Крайнего Севера.

В возражениях потерпевшие Б.Л.А. и Б.А.П. считают назначенное Б.В.А. наказание чрезмерно мягким;

- осужденный Б.А.И. просит изменить приговор и смягчить ему наказание, ссылаясь на свою невиновность в убийстве и отсутствие у него умысла на убийство Б.А.А., а также на свои положительные характеристики;

- К.П. и К.Н. в защиту интересов осужденного Б.А.И. просят отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на отсутствие у Б.А.И. умысла на убийство Б.А.А. и предварительного сговора на "грабеж", на отсутствие разграничения ударов Б.А.А. каждым из участников событий и последствий от каждого удара; на неправильную оценку доказательств. Ставя вопрос о направлении дела на новое рассмотрение в суд, защитники К.П. и К.Н. в то же время ссылаются на нарушение права Б.А.И. на защиту в ходе предварительного следствия.

В возражениях на жалобы осужденного Б.А.И. и его защитников потерпевшие Б. считают доводы жалоб несостоятельными, а назначенное Б.А.И. наказание чрезмерно мягким;

- потерпевшие Б.Л.А. и Б.А.П. просят отменить приговор в отношении Б.А.И. за мягкостью назначенного ему наказания.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Коннова В.С., заключение прокурора Соломоновой В.А. об оставлении приговора в отношении Б.В.А. и Б.А.И. без изменения и об освобождении А. от наказания в связи с истечением сроков давности, проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит приговор в отношении Б.В.А. и Б.А.И. законным и обоснованным, а в отношении А. - подлежащим изменению по следующим основаниям:

виновность Б.В.А., Б.А.И. и А. в содеянном ими установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре, а виновность Б.В.А. а А. - не оспаривается в жалобах. Виновность Б.А.И. в разбойном нападении на Б.А.А. не оспаривается в жалобе самого Б.А.И.

Квалификация действий А. по ст. 316 УК РФ является правильной. Наказание ему назначено судом в соответствии с требованиями закона. Однако после рассмотрения дела судом первой инстанции до рассмотрения его в кассационном порядке истекли сроки давности согласно требований ч. 2 ст. 15, п. "а" ч. 1 и ч. 2 ст. 78 и 94 УК РФ, поэтому А. подлежит освобождению от наказания.

Виновность Б.А.И. подтверждается:

- показаниями свидетеля М. о том, что когда первоначально били Б.А.А., то Б.В.А. спрашивал у Б.А.А. деньги, а тот говорил, что денег у него нет. Когда Б.А.А. и Б.В.А. пошли в сторону вокзала, то Б.А.И. пошел с ними. Впоследствии Б.А.И. говорил, что они убили Б.А.А. и на Б.А.И. был шарф и полусапожки Б.А.А. Б.В.А. сообщил, что Б.А.А. били кирпичом;

- показаниями свидетеля Б. аналогичного содержания.

Кроме того, Б. пояснял, что когда было прекращено первоначальное избиение Б.А.А., то Б.А.А. говорил, что денег у него нет. Он (Б.) понял, что Б.В.А., напав на Б.А.А., требовал у него деньги. Когда впоследствии вернулся Б.А.И., то рассказал о совершенном убийстве Б.А.А. и А. он при этом говорил, что Б.А.А. били кирпичами;

- показаниями подсудимого А. о том, что пришедший Б.А.И. сообщил, что он вместе с Б.В.А. убили парня и принесли вещи, снятые с того парня. На шее Б.А.И. был чужой шарф;

- показаниями подсудимого Б.В.А. о том, что он не помнит, но допускает, что при избиении Б.А.А. у киоска он просил у него деньги. Затем он и Б.А.И. пошли с Б.А.А. в сторону железнодорожных путей, но с какой целью - он не помнит. Когда он бил Б.А.А., Б.А.И. обхватил сзади Б.А.А. руками, подавляя его сопротивление, а он (Б.В.А.) наносил удары Б.А.А. по лицу и в грудную клетку. Б.А.А. потерял сознание и упал. Бессознательного Б.А.А. они оттащили к стене локомотивного депо. Затем он (Б.В.А.) и Б.А.И. бросили по разу кирпич в голову Б.А.А. (Б.А.И. бросал его со значительной силой). После этого он (Б.В.А.) еще раз 5 бросил кирпичом в голову Б.А.А. По предложению Б.А.И. забрать вещи Б.А.А. они раздели, разули его и забрали его вещи;

- показаниями Б.А.И. в ходе предварительного следствия о том, что когда первоначально избивали Б.А.А., то Б.В.А., возможно, спрашивал у Б.А.А. деньги. Когда затем Б.А.А. пошел в сторону железнодорожного вокзала, то его догнал Б.В.А., стал спрашивать, зачем он пошел и кто разрешил ему уйти. Нанося удары Б.А.А. руками и ногами, Б.В.А. потребовал, чтобы Б.А.А. вернулся и никуда не уходил.

В последующем, когда Б.А.А. снова пошел в сторону железнодорожного вокзала, то Б.В.А. вновь кричал ему, куда он пошел, а когда Б.А.А. сказал, что пошел домой, до Б.В.А. заявил, что они его проводят и он с Б.В.А. пошли "провожать" Б.А.А.

Как пояснял подсудимый Б.А.И., он захотел любым способом забрать у Б.А.А. полусапожки и предложил Б.В.А. довести Б.А.А. до локомотивного депо и раздеть его, забрать обувь. Б.В.А. согласился с его предложением. У локомотивного депо Б.В.А. снова спросил у Б.А.А. сигареты, тот отказал ему и они стали драться. Он (Б.А.И.) схватил Б.А.А. сзади за руки, не давая ему сопротивляться, а Б.В.А. стал бить Б.А.А. руками и ногами в голову и по телу. Б.А.А. потерял сознание и упал. Они вдвоем оттащили Б.А.А. в угол между зданием и сеткой ограждения. Б.В.А. с расстояния в 1 метр бросил кирпич в голову Б.А.А. Он (Б.А.И.) также с того же расстояния бросил кирпич и попал в голову Б.А.А., и с силой нанес 2 удара ногой по ребрам Б.А.А., а Б.В.А. еще пять раз бросил кирпич в голову Б.А.А. После этого они вдвоем раздели и разули Б.А.А. и, забрав его вещи, ушли. Он рассказал А. об избиении Б.А.А. и что они забрали его вещи.

С учетом приведенных показаний самого Б.А.И. о наличии у него предварительного сговора на хищение имущества Б.А.А.; показаний Б.В.А. о том, что Б.А.И. предлагал ему забрать вещи Б.А.А.; предшествующего поведения Б.В.А., из которого следует, что, напав на Б.А.А., он требовал у него деньги и не разрешал ему уходить от них, а когда Б.А.А. пошел домой, заявил, что они "проводят" его и вместе с Б.А.И. они пошли с Б.А.А., совместных и согласованных действий по раздеванию, разуванию Б.А.А. и завладению его вещами, доводы жалобы защитников К.П. и К.Н. об отсутствии у Б.А.И. предварительного сговора "на грабеж" являются несостоятельными, противоречащими материалам дела.

Как следует из материалов дела, договорившись завладеть имуществом Б.А.А., доведя его до здания локомотивного депо, Б.В.А. и Б.А.И. напали на Б.А.А. Ссылка Б.А.И. на то, что Б.В.А. стал избивать Б.А.А. после отказа Б.А.А. дать Б.В.А. закурить, не влияет на оценку действий осужденных, поскольку между ними уже состоялся сговор на завладение имуществом Б.А.А. и отказ Б.А.А. дать Б.В.А. закурить, использовался лишь в качестве повода для разбойного нападения.

Из приведенных показаний Б.В.А. и Б.А.И. видно, что после достигнутой договоренности о завладении имуществом Б.А.А., Б.А.И. стал держать Б.А.А. за руки, не давая ему возможности сопротивляться, а Б.В.А. стал наносить удары Б.А.А. до тех пор, пока тот не утратил сознания. После этого они оттащили Б.А.А. в более безлюдное место, где оба кидали кирпичи в голову бессознательного Б.А.А., после чего завладели его имуществом. Указанные данные свидетельствуют, что насилие, опасное для жизни и здоровья Б.А.А. (до приведения его в бессознательное состояние) применялось Б.В.А. с согласия и при помощи Б.А.И., который удерживал Б.А.А. до того момента, пока он не утратил сознание, не давая ему возможности сопротивления, а в дальнейшем и сам Б.А.И. применял к Б.А.А. насилие, опасное для его жизни и здоровья. При таких данных суд правильно усмотрел в действиях Б.А.И. разбойное нападение по предварительному сговору с Б.В.А.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы видно, что смерть Б.А.А. наступила от совокупности нанесенных в область головы и лица ударов с ушибленными ранами, переломом костей лицевого скелета, множественным переломом костей черепа, ушиба и повреждения головного мозга. Данные телесные повреждения могли возникнуть от ударов отломками кирпичей. Указанные повреждения являлись прижизненными и были нанесены в короткий промежуток времени друг за другом.

Поскольку, как установлено по делу, Б.А.И. наносил Б.А.А. удар кирпичом по голове, а смерть Б.А.А. наступила от совокупности всех ударов в область головы и лица, то Б.А.И. обоснованно признан соисполнителем убийства. Нанесение удара кирпичом в область головы, последующее нанесение бессознательному Б.А.А. ударов ногами в область грудной клетки, а также последующее поведение Б.А.И., не сообщившего в медицинские учреждения о месте нахождения и состоянии Б.А.А. и не оказавшего ему необходимой медицинской помощи, подтверждают правильность выводов суда о наличии у Б.А.И. умысла на лишение Б.А.А. жизни, что фактически и было достигнуто. При групповом убийстве, когда каждый из участников группы действует с умыслом на убийство и наступление смерти пострадавшего является желаемым результатом каждого из них, не имеет юридического значения для признания виновного лица соисполнителем убийства, от действий кого из участников группы наступила смерть пострадавшего.

Ссылка в жалобе защитников К.П. и К.Н. на то, что по делу не проведена судебно-медицинская экспертиза для установления того, какие и куда удары нанесены Б.В.А., Б.А.И., Б., М. и какие последствия были от каждого удара, не влияет на законность и обоснованность приговора, поскольку в компетенцию судебно-медицинского эксперта не входит установление нанесения ударов виновными лицами (конкретными), а установление, кто, куда, чем наносил каждый удар и какие последствия каждого удара, по данному делу, исходя из конкретной обстановки происшедшего, нереально, поскольку специалист в области судебной медицины при этом не присутствовал, каждый удар не фиксировал и не исследовал последствия каждого удара с использованием рентгена, ультразвука и другой специальной медицинской техники.

Как пришел к выводу судебно-медицинский эксперт, повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью Б.А.А. по признаку опасности для жизни, повлекшие за собой наступление его смерти, образовались от совокупности ударов и установить даже последовательность ударов не представляется возможным.

Довод о том, что суд отклонил ходатайство о направлении дела для производства дополнительного расследования в целях привлечения М. и Б. к уголовной ответственности, является несостоятельным и противоречит материалам дела, из которых следует, что такого ходатайства не заявлялось. Кроме того, исходя из конституционного принципа осуществления судопроизводства на основе состязательности сторон, суд рассматривает дело в отношении лиц, в установленном порядке привлеченных к уголовной ответственности, и в пределах предъявленного им обвинения. Осуществление уголовного преследования лиц, не привлеченных к уголовной ответственности по конкретному делу, в функции суда не входит.

Виновность Б.А.И. также подтверждается протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-биологических экспертиз, письмом Б.А.И. и другими материалами дела. Существо написанного Б.А.И. письма в судебном заседании исследовалось. Выяснение обстоятельств написания Б.А.И. письма, если это считали необходимым защитники К.П. и К.Н., исходя из конституционного принципа осуществления судопроизводства на основе состязательности сторон, являлось их обязанностью, а не суда, которому (суду) они должны были доказать обоснованность своих доводов.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Б.В.А. и Б.А.И. в содеянном ими и верно квалифицировал действия каждого из них по п. "в" ч. 3 ст. 162 и п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Ссылка в жалобе защитников на то, что суд до удаления в совещательную комнату для постановления приговора необоснованно заранее не исключил доказательства, добытые, по их мнению, с нарушением закона, является несостоятельной, поскольку уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает возможности исключения доказательств как добытых с нарушением закона до удаления суда в совещательную комнату при рассмотрении дела судом в составе судьи и заседателей (не судом с участием присяжных заседателей).

Наказание Б.В.А. и Б.А.И. назначено судом в соответствии с требованиями закона, в пределах санкций составов преступлений, по которым они осуждены, соразмерно содеянному каждым из них, с учетом данных об их личности, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела. Им назначено справедливое наказание и оснований к его смягчению либо к постановке вопроса о явной несправедливости назначенного Б.А.И. наказания, вследствие его мягкости (действия Б.А.И. в отношении Б.А.А. были менее активными, чем действия Б.В.А., в отношении которого судом учитывалась его особо активная роль в совершении преступлений) - не усматривается. Положительные характеристики Б.А.И., несовершеннолетний возраст Б.В.А., на что имеются ссылки в жалобах, учтены при назначении им наказания.

Ссылка Б.В.А. на то, что он относится к малочисленным народам Крайнего Севера, не может влиять на назначение ему наказаний за совершение преступлений, поскольку она является неконституционной. Согласно ст. 19 Конституции РФ перед законом и судом равны все и государство гарантирует равенство прав и свобод человека независимо от расы, национальности, происхождения.

Тяжесть совершенных Б.А.И. преступлений, конкретные обстоятельства дела (то, что Б.А.А. не давал оснований для совершения в отношении него преступлений), на что имеются ссылки в жалобе потерпевших, также учтены при назначении Б.А.И. наказания.

Гражданские иски разрешены судом в соответствии с действующим законодательством.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора или изменение его в отношении Б.В.А. и Б.А.И., из материалов дела не усматривается. Ссылка на нарушение права Б.А.И. на защиту в ходе предварительного следствия в связи с отстранением К.П. и К.Н. от участия в деле в качестве защитников - несостоятельна. К.П. и К.Н. члены Амурской областной общественной организации "Комитет правозащиты", не являлись членами коллегии адвокатов и не имели права осуществлять защиту в ходе предварительного следствия.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Амурского областного суда от 29 июня 2001 года в отношении А. изменить и на основании ч. 4 ст. 5 УПК РСФСР освободить его от наказания, назначенного ему по ст. 316 УК РФ, за истечением сроков давности.

Тот же приговор в отношении Б.В.А. и Б.А.И. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ВЯЧЕСЛАВОВ В.К.

 

Судьи

КОННОВ В.С.

ФРОЛОВА Л.Г.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"