||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 марта 2002 г. N 53-о01-126

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Вячеславова В.К.

судей Верховного Суда РФ Дубровина Е.В. и Линской Т.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 21 марта 2002 года дело по кассационной жалобе осужденного Ш. на приговор Красноярского краевого от 6 августа 2001 года, которым

Ш. <...>, судимый 27 января 1999 года по ст. 158 ч. 2 п. "б", "в", "г" УК РФ к 4 годам лишения свободы, отбывает наказание в ОИК в п. Хайрюзовка Красноярского края, -

При установлении в действиях особо опасного рецидива осужден: по ст. 105 ч. 2 п. "к", "н" УК РФ к 18 (восемнадцати) годам лишения свободы; по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "а", "к" УК РФ 15 (пятнадцати) годам лишения свободы; по ст. ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ к 3 (трем) годам лишения свободы; по ст. 313 ч. 1 УК РФ к 1 (одному) году и 6 месяцам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 22 (двадцати двум) годам лет лишения свободы; по совокупности с приговором на основании ст. 70 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 23 (двадцати трем) годам лишения в исправительной колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Линской Т.Г., заключение прокурора Шаруевой М.Н. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ш. осужден за умышленное убийство во время ссоры Ф. на почве личного неприязненного отношения и за умышленное убийство П. с целью скрытия совершенного им убийства Ф. Кроме того, он признан виновным в покушении на убийство Л.В. также с целью сокрытия преступления, в покушении на уничтожение чужого имущества путем поджога и в совершении побега из мест лишения свободы.

Преступления совершены 12 ноября 2000 года в п. Хайрюзовка Иланского района Красноярского края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Ш. признал себя виновным частично. Он показал, что с Ф. он состоял брачных отношениях. 11 ноября 2000 года ему было разрешено длительное свидании с Ф. Вечером 11 ноября 2000 года он, Ф., Л.В. и П. распивали спиртное. 12 ноября 2000 года около 4 часов они с Ф. поссорились в связи с тем, что Ф. заявила ему о прекращении с ним отношений. Во время ссоры, на почве ревности, он стал избивать Ф. Наносил ей удары руками, ножом. Как убил П., он не помнит, но совершил убийство в связи с тем, что она видела, как он убил Ф. Своих действий в отношении Л.В. он не помнит. Не помнит, как поджигал комнату. Однако показаниям Л.В. он доверяет. Не оспаривал он и того, что мог совершить поджог с целью сокрытия следов преступления. Память к нему вернулась, в то время когда он находился в лесу, уже за территорией колонии, после того, как услышал звук сирены. Он понял, что его ищут. Сам он в колонию не вернулся, а был задержан сотрудниками колонии. Когда его задержали он, осознав содеянное им, пытался покончить жизнь самоубийством и нанес себе несколько ранений ножом в шею и грудь.

В кассационных жалобах основной и дополнительной Ш. просит об отмене приговора, и о направлении дела на дополнительное расследование с целью более полного и объективного исследования вопроса о его психической полноценности на момент инкриминируемого ему деяния. Назначенное ему наказание он считает чрезмерно суровым. Он ссылается на то, что он не помнит обстоятельств совершенного им преступления. Поэтому считает, что на момент совершения им преступления он был невменяем, не давал отчета свои действиям и не мог руководить ими.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденного, судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению.

К выводу о доказанности вины Ш. суд пришел на основании собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, в том числе и показаний самого осужденного.

В подтверждение вины осужденного суд обоснованно сослался в приговоре на показания потерпевших Л.В., М.

Из показаний потерпевшей Л.В. усматривается, что в четыре часа утра она услышала шум в комнате, где находились Ф., Ш. и П. Когда она зашла в комнату, она увидела, что Ш. избивал Ф., он был возбужден, бегал по комнате, кричал, что убьет Ф., искал нож. Ее и П. он заставил поставить на ноги Ф. и стал бить ее руками, ногами и ножкой от табурета. Увидев столовый нож, Ш. схватил его, и стал наносить им удары по телу Ф. Она поняла, что он убил Ф. и убьет и их. Он не выпускал ее и П. из комнаты, заставил ее и П. встать на колени и стал наносить им удары ножом в различные части тела. П. в это время пыталась убежать. Она слышала, что Ш. догнал П. в коридоре, и поняла, что он убил ее. После этого Ш. подошел к ней и нанес ей удар чем-то по спине, отчего она потеряла сознание. Она помнит, что Ш. поджигал что-то в комнате, проверял всех ли убил, наносил ей удары ножом. Ее спасли пожарные и доставили в больницу.

Показания указанного свидетеля были последовательны. Не доверять показаниям Л.В. у суда не имелось оснований, поскольку в подавляющей части они соответствуют показаниями Ш. Ее показания и объективно подтверждены полно приведенными в приговоре: показаниями потерпевшей М. - горничной, которая просила свою сестру П. заменить ее по работе в комнате свиданий, показаниями свидетелей К., К., Л., В., Р., М., А., Г., С., С. - начальник колонии, данным отраженным в протоколе осмотра места происшествия и в актах судебно-медицинских, криминалистической и биологической экспертиз, в акте о пожаре, а также протоколами обнаружения, выемки и осмотра вещественных доказательств.

По мнению судебной коллегии, суд в приговоре дал правильную оценку всем вышеприведенным доказательствам и квалифицировал преступные действия осужденного в соответствии с установленными в судебном заседании данными о фактически содеянном им.

С доводами жалобы осужденного о совершении им преступления в состоянии невменяемости, о том, что его психическое состояние не было исследовано с достаточной полнотой, судебная коллегия не может согласиться. В деле содержатся достаточно материалов, позволивших суду полно и объективно исследовать вопрос о психическом состоянии осужденного в целом и на момент инкриминируемого ему деяния, в том числе заключение комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Указанные материалы также были оценены судом в совокупности с другими доказательствами по делу. Суд, согласившись с выводами экспертов, обоснованно пришел к выводу о том, что Шалимов, на момент инкриминируемого ему деяния, не обнаруживал каких-либо признаков расстройства душевной деятельности и мотивировал в приговоре свои выводы в этой части.

Назначенное осужденному наказание, по мнению судебной коллегии, соответствует тяжести совершенного им преступления и данным характеризующим его личность. Оснований к изменению приговора в этой части судебная коллегия не усматривает.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 332 и 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого от 6 августа 2001 года в отношении Ш. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"