||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 марта 2002 г. N 1-о02-6

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Лутова В.Н.

судей - Степанова В.П. и Ворожцова С.А.

рассмотрела в судебном заседании от 20 марта 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных К., Н., Б. на приговор Архангельского областного суда от 21 декабря 2001 года, по которому

К., <...>,

осужден к лишению свободы: по ст. 158 ч. 1 УК РФ на 1 год 6 месяцев; по ст. 105 ч. 2 п. "ж", "з" УК РФ на 15 лет; по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 11 лет с конфискацией имущества; по ст. 69 ч. 3 УК РФ на 19 лет с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Н., <...>, судимый 28.10.98 г. по ст. 228 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на 3 года 6 месяцев лишения свободы, освобожден 15.12.2000 года условно-досрочно на 1 год 1 месяц 12 дней,

осужден к лишению свободы по ст. 158 ч. 1 УК РФ на 2 года 3 месяца; по ст. 112 ч. 1 УК РФ на 2 года 3 месяца; по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 15 лет; по ст. 162 ч. 2 п. "в" УК РФ на 11 лет 3 месяца с конфискацией имущества; по ст. 116 УК РФ на 6 месяцев исправительных работ с удержанием 15% заработка ежемесячно; по ст. 69 ч. 3 УК РФ на 19 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества. На основании ст. 79 ч. 7 п. "в" УК РФ отменено условно-досрочное освобождение и по ст. 70 УК РФ окончательно назначено 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии особого режима.

Б., <...>,

осуждена к лишению свободы с применением ст. 64 УК РФ: по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 3 года; по ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 4 года; по ст. 69 ч. 3 УК РФ на 5 лет в воспитательной колонии.

К.А., <...>, судимый 31.03.98 г.,

осужден по ст. 158 ч. 1 с применением ст. 73 УК РФ на 2 года лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года. Приговор о нем не обжалован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Степанова В.П. и заключение прокурора Хорлиной И.О. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах: осужденный К. просит об отмене приговора как незаконного и необоснованного, поскольку не установлено орудие убийства - нож, в квартире не обнаружено следов и отпечатков пальцев рук, как и на его одежде следов крови. Не установлено кто и как наносил удары ножом, а он левша и не мог нанести такие повреждения потерпевшему спереди. Судом не приняты во внимание показания К.А. и С. о том, что он - К. находился на даче у К.А. Показания на предварительном следствии давались ими под воздействием работников милиции и их суд не мог использовать при постановлении приговора. Судом необоснованно отклонены ходатайство о проведении судебно-психиатрических экспертиз в отношении осужденных. Показания Б. надуманные и она оговорила себя и его. Убийства С.А. не совершал и сговора на это не имел.

По таким же основаниям просит об отмене приговора и Н., который также указывает, что психически болен, но суд не направил его на судебно-психиатрическую экспертизу. Суд не учел его явку с повинной по разбойному нападению на С.А., однако сговора его убийства не было и он убийства не совершал, а показания об этом Ф. нельзя учитывать, поскольку в тот вечер была пьяна и могла что-то перепутать. К., будучи заинтересован, оговорил его из неприязни.

Б. просит об отмене приговора, считая его незаконным и необоснованным, поскольку хотела с Н. и К. совершить хищение у С.А., но сговора на его убийство не было и она не знала о намерениях их об убийстве и ножа у них не видела и попросила открыть квартиру, опасаясь угроз осужденных и все их действия были для нее неожиданными и она была напугана их действиями, а не пьяна, как они утверждают, поэтому и выронила магнитофон. Осужденные под угрозой привели ее на судно и передали ее Б.А. и К.Л., которые пожалели ее и спрятали в капоте, за что в отношении последних и было совершено преступление.

Проверив материалы дела и доводы жалоб, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения, поскольку вина осужденных в совершении преступлений подтверждена исследованными в суде доказательствами, анализ которых приведен в приговоре.

Так, Неманов в суде показал, что он, К. и Б., предложившие забрать видеомагнитофон у С.А., договорились совершить разбой, пришли к двери квартиры и Б. попросила открыть дверь, что С.А. и сделал. Он - Н. забежал в квартиру и схватил С.А. за горло локтевым сгибом руки, помогая другой рукой, то есть применил удушающий прием. В это время увидел кровь на передней поверхности тела С.А., а в руке у К. окровавленный нож и понял, что тот ударил ножом потерпевшего, который осел на пол, а кровь капала на его обувь, которую он затем вытер в квартире К.В.

Из показаний на предварительном следствии К., в том числе и на очной ставке с Н. следует, что согласно договоренности об убийстве с Б. и Н., он в квартире С.А. нанес тому не менее 3 ударов ножом.

Из показаний на предварительном следствии Б. явствует, что К. и Н. решили ограбить С.А. и заставили ее пойти с ними. Узнав через глазок ее, С.А. открыл дверь, после чего К. нанес тому удары ножом.

Поскольку эти показания К. и Б. согласуются с фактическими обстоятельствами и подтверждены исследованными судом доказательствами, то обоснованно признаны судом достоверными.

Из показаний свидетеля Ф. видно, что она 10 мая находилась в гостинице "Спутник" с Н., К., которые сговаривались совершить убийство и похитить вещи у С.А. с помощью Б., без которой тот не откроет дверь. 11 мая ей стало известно о содеянном, Н. также сказал, что их кто-то видел.

Показания Ф. последовательны и согласуются с фактическими обстоятельствами, а поэтому обоснованно признаны судом достоверными. Данных об оговоре осужденных Ф. не имеется.

Свидетель К.В. подтвердил, что когда Н. зашел к нему в квартиру, то на обуви у него была кровь, вытирая которую тряпкой, то сказал, что кого-то "грохнул или замочил". Затем в окно видел Н. с мужчиной в черном плаще и девушкой, несущих телевизор и еще что-то. Дверь квартиры С.А. оказалась не запертой и в прихожей на полу лежало тело С.А.

Свидетель Ф.Д. показал, что видел у К., Н. и Б. телевизоры и видеомагнитофон с пультом, которые они предлагали купить. Спустя несколько дней он встретил Н., который рассказал, К. убил мужчину, нанеся ножом 5 ударов.

Свидетель С. показал, что 11 мая Н., К. и Б. куда-то ушли. Позднее пришли Н. и К. и последний сказал, что убил человека, после чего они ушли. Вечером он находился у К.А. и туда пришел К. с его (С.) ножом и предложил поехать в гостиницу "Спутник", где К. неоднократно говорил об убийстве им человека. Позднее Н. рассказал, что К. убил человека, у которого они забрали телевизор и видеомагнитофон.

Поэтому судом обоснованно отвергнуты доводы К. о том, что последний в момент нападения и убийства С.А. находился на даче у К.А.

По заключению судмедэксперта смерть С.А. наступила от трех проникающих ранений грудной и брюшной полостей, с повреждением внутренних органов, сопровождавшихся аспирацией крови в дыхательные пути и острой кровопотерей. Кроме того, у него имелись непроникающие раны на передней поверхности груди, правой боковой поверхности груди и межлопаточной области. Все эти повреждения прижизненные и образовались от 6 воздействий, возможно одного клинка ножа длиной 16 см, шириной не более 3,5 см.

Судом проверялись и не нашли подтверждения доводы К. о недозволенных действиях на следствии милиции и даче в этой связи им неверных показаний, поскольку они опровергнуты доказательствами по делу, как и доводы жалоб об оговоре их Б., а Н., К. и К. Н.

Всесторонне и полно исследовав обстоятельства дела, суд доказательствам в их совокупности дал надлежащую оценку и сделал обоснованный вывод о том, что осужденные сговорились о разбойном нападении на С.А. и убийстве последнего, которое поручили К., подготовившего нож, используя то, что С.А. хорошо знал Б., чтобы проникнуть в квартиру. Когда С.А. открыл Б. дверь, туда ворвались осужденные и Н. применил удушающий прием-захват С.А. за шею, а К. с целью лишения жизни нанес неоднократные удары ножом, как спереди, так и сзади в жизненно важные органы С.А. От совместных действий К. и Н., при пособничестве Б. и наступила смерть С.А.

Локализация части телесных повреждений в области спины С.А., как и отсутствие следов крови на одежде К. и ножа, не свидетельствуют о причинении смерти потерпевшему при иных, чем установлено судом обстоятельствах.

После убийства потерпевшего, осужденные завладели его имуществом, то есть совершили разбой.

Остальные преступления не оспариваются осужденными, которые уличаются в содеянном исследованными в суде доказательствами по делу.

Личности осужденных исследованы с достаточной полнотой и объективностью. Из материалов дела видно, что К., Н., Б. на учете в наркологическом и психиатрическом диспансерах не состоят; из характеризующего их материала не усматривается, что у них имеются признаки психического расстройства и у суда не возникло оснований сомневаться в психической их полноценности, а поэтому проведение судебно-психиатрических экспертиз не вызывается необходимостью.

Вопрос о наказании осужденных разрешен судом с учетом содеянного ими и данных, характеризующих их личность и в соответствии с требованиями статей 6, 43, 60 УК РФ правильно и назначенное им наказание каждому, является справедливым.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Архангельского областного суда от 21 декабря 2001 года в отношении К., Н. и Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ЛУТОВ В.Н.

 

Судьи

СТЕПАНОВ В.П.

ВОРОЖЦОВ С.А.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"