||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 марта 2002 г. N 43-кпо01-89

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе:

председательствующего - Шурыгина А.П.

судей - Степалина В.П. и Анохина В.Д.

рассмотрела в судебном заседании от 20 марта 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных О. и Н. на приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 14 августа 2001 года, которым

О., <...>, ранее судимый: 18 февраля 1998 года по ст. ст. 162 ч. 2 п. "г", 222 ч. 4 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ на 5 лет лишения свободы условно с испытательным сроком на 4 года; 9 июля 2001 года по ст. ст. 161 ч. 2 п. п. "б", "г", 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ на 6 лет лишения свободы; 18 июля 2001 года по ст. 161 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ на 5 лет 6 месяцев лишения свободы,

осужден к лишению свободы по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 9 лет, ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 13 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения с наказанием по приговорам от 9 июля 2001 года и 18 июля 2001 года окончательно назначено 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ О. назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения от наркомании у психиатра.

Н., <...>, несудимая,

осуждена по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 6 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима,

этим же приговором Н. оправдана по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з" УК РФ за отсутствием состава преступления.

На основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ Н. назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения от наркомании у психиатра.

Постановлено взыскать: солидарно с О. и Н. в пользу медико-санитарной части N 3 государственного предприятия "Ижевский механический завод" 1728 рублей 88 копеек, Ж.Л. в счет возмещения материального ущерба 8 885 рублей солидарно; в пользу Ж.Л. в счет компенсации морального вреда с О. 20 000 рублей, с Н. 5 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., объяснения осужденных О. и Н. по доводам жалоб, судебная коллегия

 

установила:

 

О. и Н., при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда, признаны виновными в совершении в городе Ижевске, Удмуртской Республики, утром 12 марта 2001 года, по предварительному сговору разбойного нападения, а О. сопряженного с ним покушения на убийство, на Ж. в ее квартире, в процессе чего О. приставил нож к горлу потерпевшей, угрожая заставил ее лечь на кровать, вдвоем связали потерпевшей руки и ноги срезанными Н. от лампы и холодильника проводами, собирали вещи, О. потребовал у Ж. документы на видеомагнитофон, при этом с целью убийства нанес удар ножом в правую половину груди, причинил тяжкий вред здоровью, и несколько ударов молотком в затылочную часть головы, причинив легкий вред здоровью потерпевшей, при этом деревянная рукоятка молотка сломалась, а Н., чтобы не было слышно криков, положила подушку на ее голову, будучи уверенным, что она умерла, О. вместе с Н. скрылись, похитив имущество на общую сумму 10 240 рублей. Потерпевшей удалось развязать руки и ноги, сообщить о случившемся, ей была своевременно оказана медицинская помощь.

В судебном заседании О. и Н. вину признали частично.

В кассационных жалобах:

осужденный О. указывает о своем несогласии с приговором суда, утверждает, что Н. его оговаривает, у него не было умысла на убийство Ж., не было сговора на нападение на квартиру потерпевшей, просит о смягчении наказания с учетом семейного положения, нахождения на иждивении малолетней дочери, положительных характеристик;

осужденная Н. указывает о своем несогласии с приговором суда, полагает, что ее действия необходимо квалифицировать по ст. 161 ч. 2 УК РФ. Утверждает, что у нее не было сговора с О., по предложению которого зашла посмотреть фотографии к незнакомой Ж., действия О. для нее были неожиданными, провода не срезала, подушку на голову потерпевшей не клала, О. под угрозой заставил ее собирать вещи, оговорил на предварительном следствии. С учетом того, что она добровольно явилась в прокуратуру, активно способствовала раскрытию преступления, у нее на иждивении малолетний ребенок, просит смягчить наказание, а также отменить принудительное лечение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Доводы осужденных в жалобах о частичной невиновности, об оговоре, являются несостоятельными.

Данная версия тщательно проверялась судом, обоснованно опровергнута, признано, что осужденные стремятся смягчить ответственность за содеянное, выводы суда об этом подробно мотивированы в приговоре.

Суд дал надлежащую оценку показания О. и Н. на предварительном следствии о совершении преступлений при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда. В частности, О. признавал, что о совершении разбойного нападения договорились заранее, распределили роли, в квартире потерпевшей Н. нашла нож и передала ему, а он угрожал им потерпевшей, затем нанес удар. Вместе с Н. связали потерпевшую шнурами, которые срезала Н. Когда он наносил удары молотком, Н. положила подушку на голову потерпевшей. Н. признавала, что согласилась на предложение О. похитить аппаратуру у потерпевшей, вместе связали ее проводами, О. наносил удары ножом и молотком, до этого он говорил о намерении убить потерпевшую, он был уверен, что убил Ж.

Эти показания осужденных на предварительном следствии объективно подтверждены совокупностью исследованных судом доказательств.

Потерпевшая Ж. подтвердила, что О. угрожал ножом, Н. принесла шнуры, вдвоем ее связали, О. нанес удары ножом в бок, молотком в голову, кто-то положил на голову подушку, она задержала дыхание, притворилась, что не дышит, а после ухода осужденных, развязала шнуры, позвонила матери на работу, вскоре прибыли работники милиции и скорой помощи. Из квартиры были похищены видеомагнитофон, радиотелефон, стереоплейер, кассеты и другие вещи.

Указанные обстоятельства подтвердила потерпевшая Ж.Л., мать Ж.

Свидетель Б. подтвердил, что купил у О., с которым были Н., видеомагнитофон и радиотелефон.

Нож, молоток и 2 электрошнура при осмотре места происшествия были изъяты.

По заключению судебно-медицинского эксперта у Ж. был причинен тяжкий вред здоровью в виде проникающей раны грудной клетки, которая могла образоваться ножом, изъятым с места происшествия, а также легкий вред здоровью в виде ушибленной раны головы.

По заключению судебно-биологической экспертизы на ноже и молотке обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшей не исключается.

У свидетеля Б. был изъят телефонный аппарат, похищенный осужденными из квартиры потерпевшей.

На основании этих, а также других указанных в приговоре доказательств, которым суд, вопреки доводам в жалобах, дал надлежащую оценку, пришел к обоснованному выводу о виновности осужденных О. и Н. в разбойном нападении на Ж., а О. и в покушении на ее убийство, правильно квалифицировал действия каждого из них.

С учетом изложенного, судебная коллегия не может согласиться с доводами в жалобе О. о том, что у него не было умысла на убийство Ж., и в жалобе Н. о переквалификации ее действий на ст. 161 ч. 2 УК РФ.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного, данных о личности, всех смягчающих обстоятельств, в том числе и тех, которые О. и Н. указывают в своих жалобах.

Принудительное лечение осужденным от наркомании судом назначено с учетом заключения наркологических экспертиз, оснований для отмены такого лечения по доводам жалобы Н., судебная коллегия не находит.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда, не установлено.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 14 августа 2001 года в отношении О. и Н. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"